«Ситуация в прокуратуре не позволяет дальше хранить молчание». Заместители Стояногло рассказали о его деле и задержании
7 мин.

«Ситуация в прокуратуре не позволяет дальше хранить молчание». Заместители Стояногло рассказали о его деле и задержании

Отстраненный генпрокурор Александр Стояногло до своего задержания успел оспорить в суде решение Высшего совета прокуроров (ВСП). А его заместители передали в ВСП пакет документов, которые, по их мнению, подтверждают его невиновность. Об этом отстраненные зампрокуроры Руслан Попов и Юрий Перевозник рассказали на пресс-конференции 6 октября. Они также подробно объяснили, почему считают дело и задержание Стояногло незаконными.

6 октября заместители отстраненного генпрокурора Руслан Попов и Юрий Перевозник, которых автоматически отстранили от работы после заведения уголовного дела на Александра Стояногло, вышли на пресс-конференцию. Оба они считают обвинения против Стояногло и его задержание незаконными.

Об опротестовании в судах и прокуратуре

Руслан Попов рассказал, что в ВСП уже передали пакет документов, который, по его словам, подтверждает невиновность Стояногло. Эти же материалы передали и прокурору Виктору Фуртунэ, который ведет дело отстраненного генпрокурора. «Даже если не все члены Совета хотели ознакомиться с документами, прокурор Виктор Фуртунэ обязан это сделать», — сказал Попов.

Также Попов сообщил, что перед задержанием Стояногло успел оспорить в Апелляционной палате (АП) решение Совета, которым против него разрешили открыть уголовный процесс, а впоследствии — уголовное дело. По словам Попова, Административный кодекс предусматривает, что, пока судья не рассмотрит жалобу Стояногло, уголовное преследование необходимо приостановить.

Как выяснил NM, в АП жалобу Стояногло зарегистрировали, но дату заседания еще не назначили.

Попов сказал, что у прокурора по делу Стояногло есть конфликт интересов. Он рассказал, что Стояногло ранее был намерен добиться отставки Виктора Фуртунэ. По его словам, во время проверок в 2019 году Генпрокуратура уведомила руководство Антикоррупционной прокуратуры, что среди тех, кого подозревают в нарушениях, числится и Виктор Фуртунэ.

«Он находился в прямом конфликте интересов с генпрокурором […] Более того, он — кум бывшего прокурора Дорина Компана против которого по настоянию генпрокурора начали дисциплинарные проверки, которые продолжаются до сих пор. Он сам должен был воздержаться», — сообщил Попов.

О задержании и решении ВСП

Руслан Попов раскритиковал молниеносность, с которой против Стояногло завели дело. «Не знаю, что за опасность представлял генпрокурор, чтобы его задержали», — отметил Попов. Он уверен, что Генпрокуратура подверглась «беспрецедентной атаке».

«Ситуация в прокуратуре не позволяет дальше хранить молчание. Мы считаем, что глупость и юридическая безграмотность перешли все границы. Поэтому мы хотим кое-что объяснить», — сказал Попов.

Попов напомнил, что уголовный процесс против Стояногло начали по настоянию депутата от правящей партии «Действие и солидарность» (PAS) Лилиана Карпа и министра юстиции Сергея Литвиненко.

По словам Попова, жалоба Карпа «не соответствует законным требованиям». Он отметил, что, согласно нормам Уголовно-процессуального кодекса, эту жалобу сначала должен был проверить «орган уголовного преследования», а потом ее должен был рассмотреть Высший совет прокуроров (ВСП). Попов утверждает, что из-за того, что это условие не соблюли, члены ВСП должны были сначала на заседании 5 октября оценить законность жалобы Карпа. Это, по его словам, не сделали: жалобу сразу приняли к рассмотрению, а затем одобрили. «Он [Карп] не представил ни одного доказательства, ни одного документа, ни одной выписки», — сказал Попов.

Кроме того, прокурор утверждает, что Совет был обязан заслушать Стояногло. Он уверяет, что генпрокурор пришел на заседание Совета, чтобы «остановить это беззаконие», но ему не дали времени ни ознакомиться с обвинениями, ни оформить письменные заявления об отводе пяти членов Совета, в чьей объективности он сомневался. По словам Попова, генпрокурор планировал подробно описать свои опасения, связанные с каждым из них, а успел только подать общее заявление.

«Генпрокурору отказали с небывалой грубостью. Особенно здесь проявил себя министр [Сергей] Литвиненко, который, кажется, никогда не читал Административный кодекс», — рассказал Попов.

Также отстраненный заместитель генпрокурора рассказал, что Стояногло добивался отвода Литвиненко, потому что министр неоднократно публично критиковал генпрокурора. Кроме того, Попов заявил, что теща Литвиненко Мария Йову работала бухгалтером в Victoriabank и фигурировала в расследовании о краже миллиарда. «Недавно ее вывели из-под уголовного преследования. Но, учитывая, что следствие еще не завершили, а дело находится у прокурора, решение можно пересмотреть. Чтобы следствие не пошло по этому пути, решили избавиться от генпрокурора», — сказал Попов.

Рассказал Попов и о недоверии Стояногло к и.о. главы Высшего совета магистратуры (ВСМ) Дорелу Мустяцэ. По словам Попова, Мустяцэ не мог участвовать в заседании Совета, потому что «не ясно, как он стал и.о. главы ВСМ». Попов напомнил, что Мустяцэ назначили на должность в 2019 году, но после этого председатели ВСМ несколько раз менялись. К тому же, по словам Попова, родной брат Мустяцэ проходит обвиняемым по делу о краже миллиарда.

Попов отметил, что Стояногло заявил отвод остальным трем членам Совета из-за того, что в Совет их назначила Майя Санду: двоих, будучи президентом, и одного, будучи премьером.

О сути обвинений

1

Попов подробно рассказал, почему считает беспочвенной и саму суть обвинений Карпа, на основании которых завели уголовное дело.

«Первая часть жалобы касается периода, когда он [Cтояногло] был главой парламентской комиссии по нацбезопасности […] Один из депутатов парламента предложил поправки к закону, которые одобрили все члены комиссии. После этого их в двух чтениях принял парламент», — сказал Попов.

Кроме того, Попов утверждает, что саму поправку, авторство которой Карп приписал Стояногло, разработала Служба борьбы с отмыванием денег.

«Эти документы до сих пор находятся в архиве парламента. Генпрокурор даже представил копию этого документа коллегам господина Карпа. Нигде в мире против депутата не могут начать уголовное расследование за мнение, которое он выразил во время голосования», — подчеркнул Попов.

Он назвал «юридической безграмотностью» попытки привлечь Стояногло к ответственности за отчет профильной комиссии, который он подписал. «Председатель комиссии не может нести индивидуальную ответственность за решение, которое приняла вся комиссия», — уточнил Перевозник.

2

Также Попов обвинил экс-главу Антикоррупционной прокуратуры Виорела Мораря в распространении информации о том, что на супругу Стояногло Цветану Курдову якобы оформили две компании, которые ранее принадлежали бизнесмену Вячеславу Платону. Он подчеркнул, что Прокуратура по борьбе с оргпреступностью и особым делам (PCCOCS) проверила информацию, представленную Морарем, и это «оказалось ложью».

«Выписки об изменении списка учредителей сделали неизвестные люди. Мы предполагаем, что это сделали для того, чтобы отстранить генпрокурора из-за поворота, произошедшего в расследовании кражи миллиарда», — отметил Попов. Он также подчеркнул, что во время проверки выяснилось, что Цветана Курдова не приезжала в Украину, а во время переоформления документов использовали ее просроченный паспорт. Попов предположил, что копию ее паспорта злоумышленники незаконно получили из реестра пограничной полиции.

Отметим, NM попытался связаться с Виорелом Морарем, чтобы тот прокомментировал эти этих обвинения. Ко времени публикации Морарь, которому передали вопросы через адвоката, свою позицию не представил.

3

Второй заместитель Стояногло — Юрий Перевозник — объяснил, что не так с обвинением в том, что экс-прокурору Николаю Китороаге «незаконно выплатили пособие по увольнению».

«Когда появилась эта информация, генпрокурор пригласил меня и попросил разобраться, что там [случилось]», — сказал Перевозник. Он отметил, что к руководству генпрокуратуры ежедневно поступают «кипы документов», которые не всегда есть время изучить. По словам Перевозника, когда помощники составляли приказ о выделении пособия Китороагэ, указ о его отстранении от должности был временно приостановлен.

«В приказ включили пункт о выплате неиспользованного отпуска и пособие по увольнению. Мы, правда, признаем, что в этом случае не надо было платить пособие по увольнению […] Мы выяснили, что это техническая ошибка», — сказал Перевозник. Он уточнил, что это не может послужить поводом для привлечения к уголовной ответственности. Перевозник утверждает, что указ изменили, а Китороагэ возместил около 160 тыс. леев.

4

Руслан Попов прокомментировал и процедуру отказа от обвинений против Вячеслава Платона, которая тоже стала одним из пунктов обвинений Карпа. Попов подчеркнул, что только на этапе следствия генпрокурор мог дать прокурорам какие-то письменные указания. На этапе пересмотра дела в суде, утверждал Попов, Стояногло не мог ничего посоветовать государственному обвинителю.

«Гособвинитель полностью независим во всех своих решениях. Мы не можем приписывать генпрокурору преступление превышения полномочий, или не знаю, как это видит многоуважаемый депутат Карп, но тут не может идти речи о составе преступления», — сказал Попов.

***

Напомним, днем 5 октября Высший совет прокуроров одобрил запрос депутата от PAS Лилиана Карпа и разрешил начать уголовный процесс против генпрокурора Александра Стояногло. Совет одобрил этот запрос около 14:00 часов дня. Меньше чем через три часа прокурор Виктор Фуртунэ, которому поручили проверить генпрокурора, сообщил, что завел против Стояногло уголовное дело. Из-за уголовного дела Стояногло считается отстраненным. Вечером в Генеральной прокуратуре прошел обыск, Стояногло задержали на 72 часа. Он находится в следственном изоляторе.

Подробнее о том, что происходило 5 октября читайте в материале NM Убрать генпрокурора за 11 часов. Как задерживали Стояногло. Главное.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 17
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: