Тот неловкий момент длиной 10 лет. Инна Шупак о том, почему стыдно за молдавский парламент
9 мин.

Тот неловкий момент длиной 10 лет. Инна Шупак о том, почему стыдно за молдавский парламент

Заседание парламента Республики Молдова от 3 декабря 2020 года прошло шумно и мокро. Это был своеобразный апогей 10-летнего парламентского хаоса и бардака, кочевания депутатов из партии в партию и перманентного нарушения собственного регламента. Власть и оппозиция меняются местами, приходят новые депутаты, но принцип наплевательского отношения к букве закона остается незыблемым.

В среду, 2 декабря 2020 года, в семь вечера, на сайте парламента можно было найти разве что счетчик, который показывал, что до начала пленарного заседания осталось 15 часов. Ни намека на повестку дня. Статья 13 п.(h) Регламента парламента предусматривает обязательство Постоянного бюро «обеспечивать своевременное размещение повестки дня на сайте законодательного органа».

Помните жаркие споры о том, что значит термин «разумные сроки»? Тогда, в 2012 году, продвинули интерпретацию: мол, два с половиной года вполне себе разумный срок, чтобы считать конституционным избрание Николае Тимофти с шестой попытки. Так и здесь — «своевременное размещение» представляющей общественный интерес информации руководство парламента интерпретировало как пару часов до начала ее обсуждения.

Когда же повестка дня стала, наконец, доступной общественности, оказалось, что она включает девять законопроектов, зарегистрированных 1 декабря 2020 года. То есть у депутатов были в распоряжении всего сутки, чтобы их проанализировать. Если же допустить, что депутаты парламентской оппозиции получили окончательную повестку тоже 2 декабря вечером, то у них в распоряжении были те самые 15 часов. Это если совсем не спать.

В число этих девяти законопроектов вошли проект бюджетно-налоговой политики на 2021 год (91 страница), проект государственного бюджета на 2021 год (287 страниц), проект бюджета государственного социального страхования на 2021 год (70 страниц), проект закона о фондах обязательного медицинского страхования на 2021 год (36 страниц).

В итоге более 400 страниц, в основном таблицы и цифры, за которыми стоят судьбы людей, школ, больниц, населенных пунктов.

Представленную информацию нужно сверить, сопоставить с бюджетами предыдущих лет, обсудить с коллегами свои выводы и прийти к общему мнению фракции. Надо также подготовить вопросы представителям правительства и выступления по итогам обсуждений в первом чтении. К тому же в условиях неуемного желания олигархических групп в самом неожиданном месте продвинуть собственные интересы, нужно проанализировать и с этой точки зрения. Так что ты можешь быть семи пядей во лбу, но за такой короткий срок качественно справиться с этой задачей не удастся.

Кто-то может задаться вопросом о том, что депутаты могли бы не дожидаться повестки дня и начать анализировать проект госбюджета сразу после принятия его правительством.

Но вот ведь закавыка — правительство приняло его на заседании 30 ноября. В этот же день камин опубликовал его на сайте с пометкой: «последний срок подачи комментариев — 30 ноября 2020 года» (!). Читатели вольны сами обозначить прилагательное, которым наиболее точно можно описать такое отношение власти к мнению собственных граждан.

Ну разве что в этом же контексте напомню, что, согласно законодательству, проект госбюджета для публичных слушаний должны публиковать к 15 сентября, правительству необходимо его утвердить к 15 октября, а парламент, соответственно, — к 1 декабря.

Думаю, вы догадываетесь, сколько раз за последнее десятилетие эта процедура была соблюдена (подсказка — ни разу).

Среди законопроектов, зарегистрированных 1 декабря, оказался и проект о функционировании языков на территории Республики Молдова. Его авторы выразили свое возмущение тем, что часть депутатов, равно как и средств массовой информации, комментировали не включенный в повестку 3 декабря проект, а содержание другой инициативы.

Действительно, депутаты фракции ПСРМ за последние пару дней зарегистрировали два разных законопроекта на лингвистическую тему: 23 ноября — о статусе русского языка, 1 декабря — о функционировании языков. Ни один из этих двух проектов не прошел процедуру, предусмотренную статьями с 47 по 61 регламента парламента.

Итак, в демократической стране должно быть так. Председатель парламента отправляет зарегистрированный законопроект всем парламентским комиссиям, юридическому отделу, правительству, другим государственным институтам по необходимости для получения их мнения. Параллельно назначает одну парламентскую комиссию ответственной за подготовку доклада, по необходимости может привлечь вторую комиссию как содокладчика. Комиссия -докладчик обеспечивает проведение публичных консультаций и слушаний по содержанию проекта с приглашением всех заинтересованных сторон. Полученные по итогам публичных слушаний рекомендации публикуются комиссией на сайте парламента для обеспечения прозрачности процесса принятия решений. По итогам обсуждений и слушаний комиссия готовит и публикует отчет. На заседании парламента авторы представляют проект, затем — отчет комиссии, после чего следует сессия вопросов — ответов, выступления депутатов и, наконец, голосование в первом чтении.

Ответственной за законопроект о функционировании языков была назначена комиссия по культуре, образованию, молодежи, спорту и масс-медиа. На второй день после регистрации проекта комиссия на заседании обсудила проект, однако отчет до сих пор не опубликовали. На третий день после регистрации комиссия вынесла проект на обсуждение парламента.

Без публичных консультаций, без заключения правительства (которое является обязательным в том случае, когда внедрение проекта влечет бюджетные расходы), без заключений как минимум таких заинтересованных институтов как Агентство межэтнических отношений, офис Народного адвоката, Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства. Процедура не была соблюдена.

Это значит, что есть резонные причины, чтобы в Конституционном суде опротестовать этот закон после его принятия во втором чтении именно по причине несоблюдения регламента парламента.

Авторы проекта, будучи депутатами уже нескольких созывов, не могли не понимать возможных юридических последствий своей спешки.

А ведь все можно было сделать по-другому. Так, чтобы ни у кого не оставалось повода для критики. Назначить содокладчика комиссию по правам человека и межэтническим отношениям, которая вместе с комиссией по образованию провела бы публичные слушания. Помимо означенных выше государственных институтов, пригласить на слушания представителей Офиса ООН и Офиса Верховного Комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств, этнокультурные общины, гражданское общество.

У меня нет сомнений в том, что в результате публичных дискуссий может быть достигнут широкий парламентский консенсус в вопросе функционирования языков, основанный в том числе на многочисленных рекомендациях международных правозащитных структур.

А ко времени достижения этого самого широкого парламентского консенсуса законодательный орган мог бы приложить больше усилий для качественного освещения своей работы на своем же официальном сайте на русском языке. Ведь никто не мешал и не мешает своевременно публиковать пресс-релизы, информационные бюллетени и другую информацию на русском и стать таким образом позитивным примером для других государственных институтов.

Законопроект об ограничениях полномочий президента в отношении СИБа тоже зарегистрировали 1 декабря. Соответственно, описанная выше регламентная процедура и в этом случае была нарушена. Поскольку по итогам заседания было объявлено о принятии этого проекта сразу в двух чтениях, то здесь была нарушена еще одна статья Регламента — ст.65. Она предусматривает право депутатов парламента в течение 10 дней со дня принятия проекта в первом чтении направить в комиссию-докладчик свои предложения по поправкам. Депутаты от оппозиции были лишены этой возможности.

Так что у парламентской оппозиции были все основания требовать исключения из повестки некоторые законопроекты из-за нарушения регламента. Предусматривает ли регламент парламента блокирование оппозицией парламентской трибуны, потасовки, «водные процедуры», спросите вы. Нет. Регламент рассчитан на двустороннее соблюдение закона — как властью, так и оппозицией.

Если же власть переступает красную линию, оппозиция чувствует себя вправе следовать тем же скользким путем.

Эта логика известна Партии социалистов, которая в прошлом созыве парламента использовала метод блокирования парламентской трибуны, со всеми причитающимися атрибутами в виде вувузел и плакатов. В ноябре 2015 года таким образом депутаты-социалисты протестовали против отказа парламентского большинства включить в повестку предложенные ими инициативы. В январе 2016 года мотивом блокирования трибуны послужило нарушение процедур по созыву заседания парламента и отсутствие предварительного обсуждения программы правительства Павла Филипа в парламентских комиссиях, как того требует регламент.

Непреложная истина о негативных последствиях перехода красных линий применима ко всем участникам процесса, включая депутатов блока ACUM. Так, летом 2019 года они вместе с ПСРМ внесли поправки в Закон о прокуратуре и избрали исполняющего обязанности генерального прокурора. Вся «демократическая» процедура в парламенте заняла всего … четыре дня. В субботу 27 июля на сайте парламента опубликовали информация о конкурсе на замещение вакантной должности, крайний срок подачи документов от кандидатов был обозначен понедельник 29 июля. Уже 30 июля депутаты правящей коалиции ПСРМ-блок ACUM проголосовали за кандидатуру Д. Робу, причем в его отсутствие.

То есть парламентская оппозиция не смогла воспользоваться своим правом задать вопросы кандидату. Так что, когда через год, в марте 2020 года, новая коалиция ПСРМ и ДПМ проголосовала за четырех новых членов Высшего совета магистратуры, которые не соизволили прийти в парламент, депутаты PAS и DA могли пожаловаться разве что только на самих себя.

Если в будущем депутатам PAS и DA доведется столкнуться с бесцеремонной отменой властью результатов парламентского конкурса на замещение какой-либо публичной должности, то блокировать трибуну им будет не комильфо. Ведь депутаты ACUM в августе 2019 года участвовали вместе с фракцией ПСРМ в подковерном шмекерстве — непонятно на основании чего отменили результат конкурса на должность судей Конституционного суда и за ночь подготовили проект постановления о назначении других двух кандидатур, по политическим критериям — Владимира Цуркана и Домники Маноле.

Мораль сей истории такова. Сегодня ты — власть. Завтра ты — оппозиция. Так что сани готовь летом, а телегу — зимой. В противном случае, не удивляйся и уж тем более не жалуйся, когда к тебе возвращается бумеранг. А он обязательно возвращается. Депутаты Андриан Канду, Дмитрий Дьяков, Сергей Сырбу не дадут соврать.

P.S. Кроме всего прочего вчера под шумок депутаты фракции ПСРМ, Шор и группы Pentru Moldova внесли изменения в состав постоянного бюро парламента. Узнала я об этом отнюдь не благодаря сайту парламента — в повестке дня вчерашнего заседания проект на эту тему не фигурировал, отсутствовал и пресс-релиз с подробностями. Тот самый неловкий момент, когда стыдно за молдавский парламент. Момент длиной в десять лет.

Автор — Инна Шупак, экс-депутат парламента, исполнительный директор Института стратегических инициатив.

Мнение автора может не совпадает с мнением редакции.

  • 194
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: