Трудности перевода. История судьи, которая решила рассказать о проблемах в судебной системе Молдовы
6 мин.

Трудности перевода. История судьи, которая решила рассказать о проблемах в судебной системе Молдовы

Судья Марина Куртиш более двух лет пытается добиться, чтобы Высший совет магистратуры (ВСМ) перевел ее работать из Тараклии в Кишинев. ВСМ отказывает, несмотря на то, что она живет в Кишиневе и у нее пять детей. Марина Куртиш рассказала NM, почему считает непрозрачными конкурсы на должности судей, которые проводит ВСМ, почему она потребовала от ВСМ публичных извинений и зачем стала соучредителем ассоциации, которая открыто заявляет о проблемах в судебной системе.

x

«Кандидат не набрал необходимое число голосов»

Марину Куртиш назначили судьей Тараклийского суда в 2012 году. Тогда она жила на юге Молдовы и легко добиралась на работу. В 2015 году она переехала в Кишинев. В 2017 она год проработала в суде Криулян, но в 2018 вернулась на работу в Тараклийский суд. Ежедневно ей приходится проводить в общественном транспорте по восемь часов (четыре часа туда и четыре обратно), чтобы попасть на работу. За день она преодолевает более 300 км. Дома в Кишиневе ее ждут муж и пятеро детей.

Марина Куртиш уже дважды обращалась в Высший совет магистратуры с просьбой перевести ее на работу в Кишинев. Но ВСМ оба раза ей отказывал без объяснения причин (в августе 2019 и в июне 2020 года). При этом, по ее словам, предпочтение при назначении судей в Кишинев отдавали кандидатам, которые не набрали самые высокие баллы и у которых не было опыта работы судьей.

«В своем решении ВСМ лишь указывает, что «кандидат не набрал необходимое число голосов «, и никак не объясняет, какие аргументы приводили члены, голосуя за [перевод] или против. Эти доводы должны быть в решении, чтобы было понятно, что здесь не замешаны коррупционные или личные мотивы», — отметила Марина Куртиш.

Она пояснила, что через пять лет с момента назначения на должность у судьи есть право просить перевода в другую инстанцию.  По ее словам, в личных беседах некоторые члены ВСМ сообщили ей, что ей отказывают в переводе, так как она несколько лет была в отпуске по уходу за ребенком и фактически не проработала судьей пять лет. «Но в законе о статусе судьи указано, что отпуск по уходу за ребенком включается в общий стаж работы судьи, как и время, когда судья работает членом ВСМ (члены ВСМ четыре года, пока находятся на этой должности, не занимаются непосредственно судейской работой)», — отметила Куртиш.

Она считает, что члены ВСМ «умышленно незаконно интерпретируют закон». «Это дискриминация меня как человека, который не только решил сделать карьеру судьи, но еще и стать матерью», — считает Марина Куртиш. Она также отметила, что изучила решения ВСМ о назначении судей за последние шесть лет, и члены совета ни разу не аргументировали подобные решения. «Отсутствие прозрачности при назначении судей — это вопиющие факты. Если судьями становятся недостойные люди или не самые лучшие кандидаты, то это подрывает веру в правосудие», — подчеркнула судья.

«Судьи не могут нарушать закон»

Также Куртиш предполагает, что нежелание ее перевести связано с тем, что в августе 2019 года она вместе с коллегами основала ассоциацию Vocea Justiției («Голос юстиции»). «Мы посмели публично высказаться о проблемах в судебной системе. Ассоциация считает, что успехов в реформе юстиции не будет, пока судьи будут молчать и делать вид, что у нас все хорошо», — рассказала Куртиш.

Vocea Justiției, отметим, публично рассказывает о давлении на судей и выступает с критикой в адрес ВСМ и судей, которые нарушают закон. Так, в сентябре 2019 года, когда часть судейского корпуса попыталась на общем собрании судей отозвать мандаты нескольких членов ВСМ, ассоциация Vocea Justitiei выступила против. «Мы считаем, что отзыв мандатов был незаконным. Участники собрания даже не указали конкретные основания этого. Более того, нынешний и.о. главы ВСМ господин Пахопол принимал участие в том собрании. Мы осудили эти действия, потому что судьи не могут нарушать закон, они должны быть примером [для граждан] и гарантом соблюдения закона. Я думаю, что это тоже одна из причин [отказа в переводе]», — рассказала Куртиш.

Также ассоциация выступила в поддержку судьи Михая Мургульца, которому весной 2020 года ВСМ отказался продлевать мандат судьи. А в марте 2020 года ассоциация заявила, что «ВСМ занял позицию жертвы», и призвала обеспечить независимость судей и не обращать внимания на политическую конъюнктуру.

«Человеческое достоинство — это универсальное право каждого»

Последний конкурс на места судей разных судов, в котором Марина Куртиш приняла участие, прошел 30 июня 2020 года. После этого она послала жалобу в ВСМ с требованием публично перед ней извиниться за дискриминационные вопросы. Во время конкурса члены ВСМ интересовались, как она справляется с пятью детьми, и «стоит ли работа судьей таких жертв». Второе, что вызвало вопросы у членов ВСМ, — дисциплинарное производство, которое против Куртиш начали в ноябре 2019.

В сентябре 2019 года Куртиш повредила ногу и несколько месяцев была на больничном. На судью пожаловались в судебную инспекцию, что она задерживает рассмотрение дел, и ее работу решили проверить. «Несмотря на то, что я объяснила инспекции, что это было не по моей вине, судебная инспекция не посчитала нужным принять это к сведению, и против меня открыли дисциплинарное производство. Но дисциплинарная коллегия его прекратила», — рассказал Куртиш.

Тем не менее во время конкурса в ВСМ ей напомнили об этой проверке. «Член ВСМ Нина Чернат спросила, как я могла допустить такие нарушения. При этом по ее тону чувствовалось, что она хотела показать другим членам ВСМ, что я плохой судья, чтобы создать негативное отношение ко мне. Она не приняла во внимание тот факт, что дисциплинарная коллегия не нашла оснований для привлечения меня к дисциплинарной ответственности. У меня никогда не было дисциплинарных взысканий», —подчеркнула Куртиш. И.о. главы ВСМ Анатол Пахопол, по ее словам, тоже поддержал нападки в ее адрес.

Марина Куртиш рассказала, что впервые обратилась в ВСМ с просьбой о публичных извинениях. «Они позволили себе неэтичное и дискриминирующее поведение не только в отношении меня, но и в отношении еще трех человек, которые приняли участие в конкурсе. Я хочу, чтобы эта практика прекратилась. Хочу обратить внимание членов ВСМ на то, что человеческое достоинство — это универсальное право каждого человека», — отметила Куртиш.

Эта статья написана в рамках проекта «Укрепление правового государства и обеспечение прозрачности судебной системы», реализуемого ОО «Юристы за права человека» при поддержке Национального фонда за демократию, который никоим образом не влияет на предмет и содержание публикуемых материалов.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: