Убийство в Елизаветовке. Почему в дело вмешался генпрокурор Стояногло
6 мин.

Убийство в Елизаветовке. Почему в дело вмешался генпрокурор Стояногло

Сегодня, 21 июля, истекает срок нахождения под стражей карабинера, которого суд первой инстанции приговорил к 17 годам тюрьмы за убийство молодого человека в Елизаветовке. Генпрокурор Александр Стояногло инициировал дисциплинарные дела против восьми судей, из-за ошибок которых стало возможным освободить карабинера. NM изучил решение Апелляционной палаты и выяснил, почему карабинера должны освободить, и какие процессуальные нарушения к этому привели.

x

Что случилось

Генпрокурор Стояногло 19 июля инициировал дисциплинарные дела против восьми судей, которые рассматривали дело карабинера из Елизаветовки, убившего в январе 2020 года молодого человека. Генпрокурор подчеркнул, что допущенные судьями ошибки позволили освободить карабинера, которого приговорили к 17 годам тюрьмы. Дисциплинарные дела судей должны рассмотреть в Высшем совете магистратуры (ВСМ). Кроме того, Генпрокуратура начала проверку прокуроров, которые вели это дело.

Инициатива Стояногло о дисциплинарных расследованиях против судей стала беспрецедентной: никогда еще генпрокурор Молдовы не инициировал одновременно столько дисциплинарных дел против судей.

Почему карабинера должны отпустить

Карабинера должны освободить по решению Апелляционной палаты (АП), которое приняли 6 июля. Судьи распорядились вернуть дело на пересмотр в первую инстанцию, а карабинера освободить 21 июля. Причиной для отправки дела на пересмотр стали «очень серьезные процессуальные нарушения», допущенные первой инстанцией, которые «АП не может исправить». Речь идет о перестановках в судейской коллегии первой инстанции, которая рассматривала дело карабинера. Судьи АП посчитали эти перестановки «незаконными».

Дело карабинера передали в суд в марте 2020 года. Через программу случайного распределения дел его направили на рассмотрение к судье Михаилу Кожокару. Тот решил взять отвод отметив, что его жена консультирует прокурора Наталью Бордей, которая вела это уголовное дело и представляет обвинение в суде. Заявление Кожокару отклонили.

А в начале апреля 2020 года зампредседателя суда Бельц Валерий Пэдурарь распорядился создать судейскую коллегию для рассмотрения дела карабинера. В нее вошли судьи Михаил Кожокару (докладчик), Геннадий Еремчук (председатель) и Светлана Бубуйок. При этом Еремчук взял отвод, отметив, что его связывают родственные отношения с одной из сторон дела. Отвод Еремчука одобрили и вместо него рассматривать дело назначили Андрея Гуцу. Указ об изменении в составе судейской коллегии подписал Пэдурарь. В этом составе коллегия и начала рассматривать дело. Они заслушали родственников погибшего и свидетелей по делу.

В ноябре 2020 года Андрей Гуцу заболел коронавирусом, и Пэдурарь назначил в коллегию вместо него судью Виталия Морошану. При этом рассмотрение дела уже было на том этапе, когда из-за изменения состава судейской коллегии его следовало начать рассматривать заново, чтобы у нового судьи была возможность ознакомиться со всеми деталями. Несмотря на это, слушания продолжились, как будто никаких изменений в составе судейской коллегии не произошло. Более того, протокол допроса обвиняемого подписали сразу четверо судей: Гуцу, Кожокару, Бубуйок и Морошану.

Судьи АП в своем решении о пересмотре дела отметили, что из-за этого не ясно, какие именно трое судей слушали показания подсудимого. Ситуация повторилась и с допросом некоторых свидетелей. Затем к рассмотрению дела вернулся Андрей Гуцу, и протоколы вновь стали подписывать трое судей (Гуцу, Бубуйок и Кожокару). Они же и приговорили подсудимого к 17 годам лишения свободы. «Из-за того, что судейскую коллегию сформировали незаконно,  действия этой коллегии, включая расследование, оценку доказательств и вынесение приговора, являются незаконными», — отметили судьи АП.

Кроме того, судьи АП подчеркнули, что во время рассмотрения дела в суде первой инстанции никто из участников процесса, включая прокурора и адвокатов подсудимого, не возмутился изменениями в составе судейской коллегии. Также судей АП удивило, что при рассмотрении дела в Апелляционной палате новый прокурор по делу Лилиана Пасат тоже не согласилась с тем, что в суде первой инстанции допустили нарушения, связанные с перестановками в составе судейской коллегии.

По существу дела судьи АП не высказались.

Как выяснил NM, в дисциплинарных делах, инициированных Стояногло, речь идет о четырех судьях бельцкого суда, вице-председателе этого суда и трех судьях Апелляционной палаты Бельц (в АП дело рассматривали Георгий Скутельник, Олег Морару и Виорел Пушкаш).

Что еще не так с этим делом

Убийство, о котором идет речь, произошло 13 января 2020 года. От огнестрельного ранения погиб 23-летний житель Елизаветовки Семен Ботнарь. Стрелявшего карабинера задержали 14 января. Следствие установило, что он выстрелил из личного пистолета «Байкал», на который у него было разрешение. Через два дня карабинера арестовали, а затем все это время ему продлевали арест.

В декабре 2020 года суд первой инстанции приговорил карабинера к 17 годам лишения свободы, признав виновным в совершении убийства с «заранее обдуманным умыслом» .Его также обязали выплатить семье погибшего 38 тыс. леев материального ущерба и 400 тыс. морального ущерба.

Адвокаты семьи погибшего обратились в АП и потребовали для карабинера пожизненного заключения. При этом трое адвокатов карабинера считают, что преднамеренность убийства не была доказана. Адвокаты считают, что дело надо квалифицировать по 149 статье УК (убийство по неосторожности), которая предусматривает до трех лет лишения свободы. По версии адвокатов, карабинера, который хотел остановить драку, дернули за руку, и он выстрелил случайно. Кроме того, они утверждают, что несовершеннолетние свидетели по делу дают противоречивые показания. К тому же, по словам адвокатов, карабинер случайно достал из автомобиля оружие, а на самом деле он искал газовый баллончик, чтобы остановить драку.

При этом из обвинительного заключения следует, что карабинер приехал в Елизаветовку, после того как узнал, что его несовершеннолетнего племянника избили. В селе он нашел несовершеннолетнего брата одного из нападавших и «вынудил его позвонить брату Семену Ботнарю и сказать, чтобы тот приехал» в центр села. После того как Семен Ботнарь приехал, его младший брат позвонил родственникам и знакомым и попросил о помощи. В обвинительном заключении отметили, что, увидев приближающихся молодых людей, карабинер крикнул им: «Стойте», достал пистолет и выстрелил в Семена Ботнаря. Прокурор отметил, что перед выстрелом карабинер «прицелился и выстрелил в грудь» молодому человеку.

Суд первой инстанции согласился с доводами обвинения. Судьи отметили, что карабинер отправился в Елизаветовку с заряженным оружием, «сознавая, что вмешается в конфликт, в котором его родственник является возможным пострадавшим». Кроме того, судьи отметили, что карабинер «не попытался решить конфликт законным путем», а сам вмешался в него, намереваясь наказать обидчика племянника.

***
Эта статья написана в рамках проекта «Укрепление правового государства и обеспечение прозрачности судебной системы». Его реализует ОО «Юристы за права человека» при поддержке Национального фонда за демократию, которые никоим образом не влияют на предмет и содержание опубликованных журналистских материалов.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 8
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: