«Я была беременная, он живот мне кипятком облил». Как женщины в Молдове становятся жертвами насилия. Истории NM
4 мин.

«Я была беременная, он живот мне кипятком облил». Как женщины в Молдове становятся жертвами насилия. Истории NM

«Femeia nebatuta — casa nematurata». Это выражение хоть раз слышал каждый житель Молдовы. А каждая вторая женщина в республике хоть раз в своей жизни подвергалась физическому, сексуальному или психологическому насилию. NM присоединяется к кампании «16 дней активизма против гендерного насилия» и публикует обзор историй о том, как в Молдове (не) борются с домашним и сексуальным насилием и почему жертвам иногда проще промолчать о случившемся.

О народной философии и обязанности терпеть

Фотограф, документалист и художник Наталья Гырбу в своих фотосериях и коллажах исследует, что сегодня значит быть женщиной, и из чего рождается сестринство. В интервью NM она рассказала, чем живут женщины в молдавских селах, почему принцип «femeia nebatuta — casa nematurata» до сих пор работает, и как сложилась философия «ты должна терпеть».

Цитата: «Самый классный образец „эмансипированной“ женщины я видела в мясной лавке. Стоит там милая женщина, с голубыми глазами, с длиннющими пальчиками, и в какой-то момент берет топор и начинает рубить мясо. А ты еще вспоминаешь историю этой женщины: кроме того, что она приходит в 7 часов утра в воскресенье, рубит и продает тебе это мясо, у нее еще трое детей и муж-алкоголик, который ее бьет».

Читайте подробнее: «Ожидание перемен прошло, как ветрянка». Документалист и художник Наталья Гырбу о феминизме в Молдове, протестах и стариках, которые ждут смерти

О повторном унижении и стереотипах

Боль, унижение, страх — чувства, которые пережили жертвы сексуального насилия, — возвращаются к ним вновь и вновь. Но вместо поддержки общество навешивает на них ярлыки, полиция не всегда может защитить, а самые близкие люди нередко отказывают в сочувствии и понимании. Поэтому жертвы изнасилования часто просто не обращаются в полицию, чтобы не стать объектом насмешек и издевательств. А агрессоры, таким образом, избегают наказания. NM проследил путь, который приходится пройти жертвам изнасилований в Молдове, чтобы добиться справедливости, и выяснил, что с этой системой не так.

Читайте подробнее: «Вы что, просто лежали? Вы что, не могли сопротивляться?». Как обращаются с жертвами изнасилований в Молдове

О нарушенном молчании и последствиях

Жертвы изнасилований, все-таки решившиеся добиться наказания для агрессора, не всегда встречают понимание не только правоохранителей и судей. Нередко на стороне обидчика оказываются даже их адвокаты. NM собрал три истории о том, как женщины заявляли об изнасиловании в правоохранительные органы, и что из этого вышло.

Цитата: «Вскоре выяснилось, что агрессор женат, и у него есть дети. Девушку стали уговаривать забрать заявление. „Ты молодая, у тебя все впереди, а у него жена и дети. Ты ему жизнь испортишь“, — приводит слова полицейских программный директор La Strada Даниела Мисаил-Никитин. Дошло до того, что и адвокат, которого она наняла, стал уговаривать девушку забрать заявление».

Читайте подробнее: «Ты ему жизнь испортишь». Как в Молдове правоохранители «защищают» жертв сексуального насилия

О двойных стандартах в юстиции и самообороне

Несколько лет назад широкий резонанс получила история Виктории Притяну — матери пятерых детей, которая убила собственного мужа. Виктория и ее адвокаты утверждали, что муж ее постоянно избивал. Иногда бил кухонным топором по голове. В интервью NM адвокат Promo-LEX Дмитрий Слюсаренко рассказал, почему в Молдове распространено домашнее насилие, и как обычно реагируют на это власти.

Цитата: «Если бы у органов правопорядка было желание, они могли бы и на основе действующего законодательства вмешиваться и предотвращать трагедии. Вместо этого они зачастую квалифицируют насилие как семейный конфликт и предлагают супругам помириться. К сожалению, для большей части наших судей, прокуроров и полицейских домашнее насилие — это просто семейная ссора».

Читайте подробнее: Дмитрий Слюсаренко — NM: «Каждый год в результате домашнего насилия в Молдове погибает не менее 50 женщин»

Об обретении голоса через искусство и новой надежде

Некоторым жертвам домашнего насилия удается обрести голос благодаря искусству. Кишиневский Центр искусств Coliseum поставил спектакль «Я умереть надежде не дам», основанного на реальных историях женщин. NM рассказал, как его принимали зрители, и что пережили женщины, прежде чем их жизнь стала частью спектакля.

Цитата: «Невозможно жить, нам [с ребенком] всегда приходится куда-то уходить. Иногда у соседей скрываемся. […] Однажды избил меня до полусмерти, доской избил […] А когда я была беременная сыном, он живот мне кипятком облил […] Я бы не терпела, я бы ушла, но некуда. Дом-то его. Мне некуда уйти с ребенком»«.

Читайте подробнее: «Убила я его». Пять историй о домашнем насилии, ставших спектаклем