Суббота 18 ноября 2017
$ 17.6425 20.7556

Частным клиникам могут разрешить лечение онкозаболеваний. Почему некоторые депутаты против

Лечиться от рака в Молдове можно будет не только в Онкологическом институте, но и в частных клиниках. Соответствующий законопроект парламент утвердил в первом чтении. Авторы проекта уверены, что это позволит уменьшить расходы на лечение пациентов, многие из которых вынуждены лечиться за границей. Некоторые депутаты между тем считают, что это приведет к выводу денег из государственного сектора медицины: как выразился социалист Владимир Односталко, государство отдает «золотую жилу в частные руки».

«Что, по сути, означает этот закон?»

newsmaker.md/rus/novosti/bolnoy-vopros-kto-v-moldove-dolzhen-lechit-onkologicheskie-zabolevaniya-26564
 

19 октября парламент рассмотрел законопроект об отмене монополии государства на лечение рака. Проект изменения закона «Об охране здоровья», предложенный еще в 2015 году депутатом-коммунистом Оксаной Доменти и демократами Андрианом Канду и Борисом Головиным, снимает ограничения для частных клиник на лечение рака. Эта идея обсуждается не первый год и каждый раз вызывает споры и острые дискуссии. Не обошлось без них и при обсуждении законопроекта в парламенте.

Представлявший проект Головин отметил, что снятие госмонополии позволит создать реальную альтернативу нынешнему лечению рака и тем самым снизить отток пациентов из страны. Это, в свою очередь, по словам Головина, сэкономит пациентам массу средств. Кроме того, у них будет возможность воспользоваться более современным оборудованием, которое не по карману Онкологическому институту, добавил депутат. Конкуренция, уверен Головин, пойдет только на пользу этому сектору медицины.

Не все депутаты сразу поняли суть предложенных изменений. «Что, по сути, изменяет этот закон? И сейчас диагностические центры могут диагностировать онкозаболевания, и хирургические операции в частных клиниках проводятся. Речь о том, чтобы перенаправить деньги из Онкоинститута в частный сектор?», — спросил социалист Олег Липский.

В ответ Головин уточнил, что определенные типы лечения вроде лучевой терапии в Молдове до сих пор могли проводить только в Онкоинституте. И отменил, что в других странах такие медуслуги могут оказывать и частные клиники. «Да, раньше у частных клиник не было средств на такие процедуры. Сейчас у нас есть медучреждения с большим потенциалом, и мы можем дать им возможность его реализовать. Уже разрешили принимать роды — и ничего не изменилось. Никакого повышения смертности или чего-то подобного не было», — убеждал Головин.

Он добавил, что в Онкоинституте старое оборудование и очень большие очереди: больница не справляется с нагрузкой. Частные клиники, кроме того, по его словам, избавили бы пациентов от необходимости тратиться на дорогое лечение за границей.

«Конечно, если медучреждение лицензировано, оно может заключить контракт со страховой компанией. И мы не можем им в этом препятствовать», — ответил Головин на обвинения в перенаправлении денег в частный сектор.

Липский, однако, остался при своем мнении и заявил, что нужно вместо этого повысить дотации Онкоинституту.

Представитель народных европейцев Еуджен Карпов признал, что одной клиники для лечения онкозаболеваний недостаточно, но засомневался в прозрачности процедуры аккредитации. «Есть ли нормы аккредитации частных клиник, а если нет, кто их разработает?», — поинтересовался депутат.

Головин ответил, что механизм аккредитации частных клиник существует в Молдове не один год. «Если законопроект одобрят, они будут получать отдельную аккредитацию и по этому направлению», — пояснил демократ, не уточнив, кто будет отвечать за эту процедуру.

«Зачем отдавать золотую жилу в частные руки?»

Особенно подозрительно к законопроекту отнеслись на левом фланге парламента: монополию государства на лечение рака активнее всего защищали социалисты и коммунисты. Депутат от ПКРМ Олег Рейдман сразу подчеркнул, что его партия выступает за «развитие и повышение мощностей публичного сектора» и четкое регламентирование частного.

«Нужно обязательно, чтобы компания медстрахования рассчитывала от и до расходы публичного сектора, и только остаток “разыгрывала” на конкурентной основе между частными клиниками. Публичный сектор должен быть полностью заполнен, чтобы он мог развиваться», — сказал Рейдман. Он добавил, что правительство должно разработать очень строгие правила аккредитации и мониторинга.

В ответ Головин снова напомнил, что частные клиники — не замена, а альтернатива Онкоинституту, где часто ломается аппаратура, и пациенты из-за этого «упускают драгоценное время».

Лидер коммунистов Владимир Воронин согласился, что молдавская медицина в плачевном состоянии, но подчеркнул, что проблема не только в оборудовании, но и во врачах, которые «не способны прочитать полученные результаты». По мнению Воронина, подозрение также вызывает тот факт, что законопроект двухлетней давности. «Господин Канду, знаю, что вы общались с представителями Medpark. Этот проект в первую очередь лоббирует эта клиника», — заявил Воронин. И призвал выяснить, какого оборудования не хватает Онкоинституту, и докупить его.

Головин напомнил, что аппараты для радиологии до сих пор были только в Онкоинституте, и их подарили, а не купили на государственные средства. Он добавил, что увеличение мощности Онкоинститута — не выход, потому что лаборатории и так работают в три смены. Факт лоббирования проекта Головин отрицал. «Есть три больших клиники, в том числе Medpark. Этот проект не лоббировали», — оправдывался Головин. Названия других клиник он, впрочем, не упомянул.

С опасением, что «Онкоинститут станет загоном для бедных», выступила депутат от ПКРМ Елена Боднаренко. «И люди, у которых нет денег на частные клиники, останутся без лечения. В прошлом году фонд медстрахования использовал приблизительно 10% своих средств. Из оставшихся можно было бы купить аппарат для радиологии, которого не хватает», — предложила Бондаренко, подчеркнув, что в первом чтении поддержит проект. Головин в ответ заметил, что на оборудование и специальное помещение для него денег фонда не хватит.

Депутат-социалист Владимир Односталко обратил внимание на другую проблему. Он напомнил, что многие врачи работают одновременно и в государственных, и в частных клиниках. Он уверен, что онкологи будут переманивать больных в частные медучреждения, где более дорогое лечение. «Что мешает сейчас Онкоинституту получить эти деньги для покупки медицинских изделий и аппаратов, для подготовки докторов?», — повторил он вопрос коммунистов.

По словам Головина, в частном секторе лечение онкозаболеваний останется бесплатным. «Деньги в фонде медстрахования для этого есть. Но Онкоинститут не успевает оказывать необходимую помощь всем пациентам. А покупка аппарата — это десятки миллионов евро. Это большая нагрузка для бюджета», — убеждал демократ.

Тогда Односталко поделился своим главным опасением. «Деньги госсектора неминуемо уйдут. Зачем отдавать золотую жилу в частные руки? Ведь онкозаболевания требуют дорогого лечения». Слова о «золотой жиле» вызвали шум в зале.

«Во-первых, вы какое-то неправильное выражение использовали. Для кого эта жила золотая? Во-вторых, в любой стране врачи работают и в государственных, и в частных медучреждениях. Они имеют право. Если кто-то из них нарушает этические нормы, с ними работать и наказывать», — отметил Головин.

«Ко второму чтению проект нужно дополнить»

В этот момент в дискуссию вмешался спикер парламента Андриан Канду, один из авторов законопроекта. «Те, кто сталкивался с раком, знают, что у заболевшего нет выбора: он вынужден идти в одну больницу. Или ехать в другую страну, а это большие расходы. Наша цель — дать гражданам возможность выбора», — убеждал Канду, которого активно поддержали коллеги по партии.

Демократ, бывший министр здравоохранения Владимир Хотиняну заявил, что депутаты то и дело путают «паллиативную медицину» с реальным лечением рака и вообще мало разбираются в предмете. «Не нужно забывать, что фонд медстрахования — не государственный, он формируется из взносов работников реального сектора и вклада государства за тех, кто не может оплатить медстраховку сам», — напомнил Хотиняну тем, кто опасался за государственные деньги. Он призвал поддержать проект, но уточнить в нем, о каких именно способах лечения онкозаболеваний идет речь.

Глава фракции либерал-демократов Тудор Делиу риторически спросил: «Разве кто-то боится конкуренции?», а затем призвал депутатов проголосовать за проект, потому что Конституция каждому гарантирует охрану здоровья.

Демократ Елена Бакалу под конец обсуждений вновь вернулась к словам Односталко о «золотой жиле»: она заявила, что граждане Молдовы продают квартиры и дома, чтобы поехать на лечение за границу, потому что в родной стране «оборудование ниже всякой критики». «В Турции около 30% иностранных пациентов — молдаване», — отметила Бокалу.

Дискуссия завершилась докладом комиссии по вопросам социальной защиты, здоровья и семьи. Ее глава, демократ Валентина Булига заявила, что законопроект демонополизирует рынок медицинских услуг лечения онкозаболеваний, что позволит уменьшить поток пациентов, которые уезжают лечиться за рубеж, и соответственно, снизить их расходы на это лечение. В комиссии уверены, что конкуренция хорошо скажется на качестве медицинских услуг.

В докладе профильной парламентской комиссии также сказано, что законопроект обсуждался с представителями министерства здравоохранения, Онкоинститута, гражданского общества и частных клиник. Какие именно медучреждения участвовали в консультациях, глава комиссии не уточнила. «Ко второму чтению законопроект нужно дополнить, у нас есть предложения. Рекомендуем принять его в первом чтении», — подытожила Булига.

Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки