0ºC Кишинёв
Суббота 17 ноября 2018

Наталья Никифорова — NM: «Вряд ли кто-то позволит себе заявить, что он против независимости Приднестровья или против ориентации на Россию»

В Приднестровье 29 ноября пройдут выборы в Верховный совет (ВС) и местные органы власти. Начальник управления президента по взаимодействию с общественными и религиозными организациями, кандидат в депутаты ВС Наталья Никифорова рассказала NM о том, существует ли война между главой региона Евгением Шевчуком и холдингом «Шериф», применяется ли в предвыборной борьбе админресурс и грязные технологии и возможен ли в Приднестровье Майдан.

«Нормальный человек не будет против того, чтобы его дорогие игрушки облагались высоким налогом»

Вы долгое время работали в правительстве, на других должностях в исполнительной власти. Почему вдруг решили баллотироваться в Верховный совет?

Я до этого никогда не была депутатом — большую часть своей жизни я проработала в бюджетной сфере: учителем, преподавателем, завучем. С 2003 года я была уже в министерстве просвещения, а с 2012 года — по разным ступеням руководящих должностей исполнительной власти. Когда я работала в правительстве вице-премьером по социальной политике, доводилось очень серьезно спорить с различными группами депутатов и выступать на сессиях ВС — и при президенте Игоре Смирнове, и при президенте Евгении Шевчуке. И тогда, и сейчас было определенное противостояние.

Различие мнений — это плохо?

Возможно, это и неплохо, потому что не должно быть такого, чтобы все ветви власти шли в едином строю. Но сложно, когда ты встречаешься в ВС с людьми, которые не имеют никакого отношения к области, законы для которой они разрабатывают. Например, на моей памяти не было ни одного состава комитета по образованию и социальной политике, в котором бы работали действительно педагоги, знающие систему изнутри, понимающие, какие законы и какие изменения необходимо принимать, а какие нельзя. Поэтому возникали стычки между практикующими представителями исполнительной власти, потому что туда попадали люди после серьезного опыта практической деятельности, и людьми, которые с дипломом педагога попадали в политические структуры, делали карьеру и попадали в Верховный совет. Если взять нынешний состав, то там действительно есть ряд депутатов, у которых педагогическое образование, но ни один из них не работал ни учителем, ни завучем, ни в министерстве просвещения.

Какой первый законопроект планируете внести в случае избрания?

Хоть я и представитель системы образования, но одним из первых проектов, которые я планирую продвигать, если мне доверят депутатский мандат, станет изменение законодательства, регулирующего социальные льготы. Наше общество, к сожалению, сильно расслоено: с одной стороны, значительная масса неимущего населения, с другой — есть ряд людей, чьи финансовые возможности позволяют покупать предметы роскоши. Я буду настаивать на введении налога на роскошь. Я не против того, чтобы люди жили богато, но опыт развития европейских стран показывает, что есть серьезный уровень налогообложения для тех граждан, чьи доходы превышают определенные критерии. Если человек может приобрести автомобиль за $500 тыс., то он должен заплатить налог, который бы позволил поддерживать неимущих людей.

Разве это справедливо, если, допустим, человек честно заработал эти $500 тыс.?

Я думаю, да. А почему нет? И потом, покажите мне хоть одного человека, который справедливо и честно сделал у нас свой стартовый капитал за последние 20 лет и который бы позволил ему приобретать вещи за $500 тыс.—$1 млн. Я такого не видела, хотя живу 50 лет в одном городе, в одной стране. У нас маленькая страна — мы все друг друга знаем. Не могу сказать, что я знаю такого человека, который своими умственными способностями, своим дарованием, своими серьезными открытиями сделал свой стартовый капитал и может себе позволить столь роскошные вещи. Как-то все складывалось немножко иначе. И нормальный человек не будет против того, чтобы его дорогие игрушки облагались высоким налогом. Помимо налога на роскошь, мне кажется, давно пришло время избавляться от депутатской неприкосновенности. Я не думаю, что депутатам какого-либо уровня необходима неприкосновенность.

newsmaker.md/rus/novosti/mat-v-dva-hoda-evgeniy-shevchuk-vvel-ofshornyy-sbor-v-obhod-parlamenta-18204

Ну есть же ситуации, когда, скажем, депутат находится в оппозиции к властям и на него может быть оказано давление, заведено уголовное дело?

Как можно завести уголовное дело в отношении человека, который не совершал преступление? Подтасовать? Это уголовное преступление уже со стороны другого человека. Многие говорят, что неприкосновенность необходима, чтобы защищать интересы людей, но на практике, как правило, интересы других людей защищают люди, не являющиеся депутатами и не имеющие неприкосновенности. Это все уловки. Кроме того, количество депутатов, как и чиновников, должно быть существенно — наполовину меньше.

Что мешало вам это сделать, будучи в правительстве? Ощущение складывается такое, что количество чиновников в последние годы, наоборот, разрослось, появилось множество новых госслужб.

Да, я согласна. Я уверена, что у нас чрезвычайно разросшийся бюрократический аппарат, и когда я была вице-премьером, то у нас действительно вычленялись госслужбы. Но если, предположим, из минпроса выделилось управление культуры, то оно выделялось в рамках тех единиц, которые были в минпросе.

Ваши инициативы по налогу на роскошь и снятию депутатской неприкосновенности все же выглядят скорее как популизм. Думаете, большинство депутатов поддержат это?

Я понимаю, что люди не всегда готовы поддерживать то, что может коснуться их лично. Здесь и кроется ответ на вопрос, почему я иду в депутаты: иду, потому что считаю, что в ВС должны быть люди из разных слоев и разного уровня материального благополучия. Потому что выходит, что в депутаты у нас проходят либо те, у кого есть свой бизнес, либо они аффилированы с крупным бизнесом и, соответственно, материально вознаграждены за те услуги, которые оказывают в той или иной области крупному бизнесу. Я надеюсь, что в будущем парламенте у нас не будет большинства, отстаивающего интересы бизнеса.

Когда употребляют выражение «отстаивающие интересы бизнеса», обычно подразумеваются депутаты от партии «Обновление» и холдинга «Шериф». Вы их имеете в виду?

Не только. Это тот крупный бизнес, который контролировал большинство двух последних созывов парламента. Но кроме тех людей, которые лоббировали интересы крупного бизнеса, были люди, которые лоббировали интересы собственного бизнеса.

«Выбирая между интересами государства и лично-частными интересами бизнеса, я буду сторонником государства и президента»

Вас считают сторонницей Евгения Шевчука. Вы согласны с этим?

Я человек самостоятельный и имею собственное мнение, в том числе и насчет деятельности и политики, которую проводит президент. Не могу сказать, что я со всем согласна, но считаю, что в целом президент проводит последовательную и достаточно взвешенную политику. Может быть, кому-то она не очень нравится, может, какие-то из принимаемых мер крайне непопулярны, но на сегодняшний день сложно оценить ее экономический и политический эффект, потому что нужно, чтобы прошло какое-то время. Так что, если отвечать на вопрос, являюсь ли я сторонником президента... Выбирая между интересами государства и лично-частными интересами бизнеса, я буду сторонником государства и президента. При этом о политике президента по тем или иным направлениям я могу и критически высказываться, когда у меня есть замечания. И я высказываюсь, даже работая в его администрации.

С чем вы, к примеру, не согласны в политике Шевчука?

Например, я не считаю своевременным и полезным для политического имиджа президента то, что происходит в плане улучшения инфраструктуры. Очень хорошо, что улучшается инфраструктура городов и районов, но, на мой взгляд, можно было бы воздержаться от некоторых моментов украшательства в пользу элементарного улучшения инфраструктуры. То, что улучшаются дороги,— это хорошо, то, что идет замена ламп на энергосберегающие,— это тоже хорошо. Но, к примеру, некоторые элементы подсветки каких-то зданий — да, красиво, да, мы становимся похожи на европейские города, но я понимаю, какое раздражение эти пусть и не столь значительные траты вызывают у основной малоимущей массы населения. Кроме того, у меня противоположная точка зрения по некоторым направлениям, по которым произошла оптимизация в системе образования. Я считаю, что нельзя было закрывать старшие классы в сельских школах, потому что таким образом мы наносим удар по селу. Как только в селе пропадает третья ступень школьного образования, там сразу пропадает молодежь, поскольку в селе становится невозможно выучиться до 11 класса и получить аттестат. Есть моменты по кадровой политике: по подготовке и переподготовке кадров в системе образования и здравоохранения. Я понимаю, что нам необходимо современное медицинское оборудование, но я понимаю, что мы до конца не дорабатываем в том, чтобы готовить людей, которые смогут на нем работать.

Вы пытались как-то высказать свое несогласие?

Когда работала в правительстве, пыталась и голосовала против некоторых законопроектов, постановлений и распоряжений правительства. Свою позицию высказывала всегда прямо, но это не всегда находило отклик у премьеров.

В ходе предвыборной кампании Евгений Шевчук фактически объявил войну нынешнему парламентскому большинству, обвиняя его в лоббировании интересов олигархов. Он еженедельно выступает с недвусмысленными предвыборными телевизионными обращениями к гражданам, жестко критикуя оппонентов. На ваш взгляд, такое его вмешательство в парламентскую предвыборную кампанию нормально?

newsmaker.md/rus/novosti/neyavka-s-povinnoy-kto-i-pochemu-sryvaet-zasedaniya-parlamenta-pridnestrovya-18118

А разве высказывая те или иные претензии к бизнесу, он влияет на избирательную кампанию?

Он не называет прямо, но намекает на фирму «Шериф» и кандидатов от «Обновления».

Президент последователен. В своей президентской избирательной кампании он тоже определял свое отношение к крупному бизнесу и высказывал свои намерения в регулировании процессов в пользу выравнивания возможностей всего населения. Он последователен, и ничего нового он не говорит по сравнению с тем, что он говорил и делал на протяжении всех этих лет.

Да, но раньше Шевчук не выходил с обращениями на ТВ практически каждую неделю.

Может быть, мы видим и слышим то, что хотим видеть и слышать. Определенное напряжение возникает у тех, кто из всей речи президента выделяет только отдельные акценты. Я не вижу, чтобы оказывалось какое-то давление. Наоборот, на мой взгляд, есть много даже вымышленных моментов, что якобы существует административное давление, что якобы существуют неравные возможности у кандидатов. Это вымысел.

Его не существует?

Давайте объективно судить. По факту на сегодняшний день зарегистрировано достаточное количество депутатов, которые не просто высказывают оппозиционное мнение по отношению к президенту, а которые высказывают агрессивно-оппозиционное мнение к существующему строю в Приднестровье. Я точно так же не была зарегистрирована с первого раза, просто потому, что прошляпили какой-то элемент в документах. Точно такая же ситуация была и тут. Иди спокойно собери подписи, документы, не морочь голову и не делай из этого непонятно какого политического шоу. Ведь можно было точно так же и мой случай раскрутить, потому что председатель окружной комиссии — юрист соответствующего холдинга («Шерифа».— NM). И что?

newsmaker.md/rus/novosti/predvybornoe-obostrenie-pravitelstvo-pridnestrovya-i-sherif-vstupili-v-otkrytyy-ko-16681

Судя по всему, вы намекаете на случай Илоны Тюряевой. Но были и другие случаи, когда писались жалобы по случаю Антона Онуфриенко, Александра Коршунова и Владислава Тидвы. Анатолия Дируна вообще не зарегистрировали.

Пока не зарегистрировали. До 7 ноября есть время, может быть, еще и зарегистрируют. Опять же, когда мы видим, кто зарегистрирован по тому округу, по которому выдвигается Дирун, у меня возникает вопрос о том, кто предпринял меры, чтобы его не зарегистрировали?

Кто?

По его округу выдвигаются гендиректор завода «Электромаш» Владимир Трандасир и Евгений Гушан (сын президента холдинга «Шериф» Виктора Гушана.— NM).

То есть «Обновление» не дало его зарегистрировать?

Я не знаю, кто его дал или не дал зарегистрировать, насколько верно он собирал документы и что послужило отказом в регистрации. Насколько я помню, проблема состоит в том, что человек подал два разных документа о выдвижении: то ли он идет самовыдвиженцем, то ли выдвиженцем от трудового коллектива. Нужно было определиться, оставить один документ и по новой собрать пакет документов. Избирательное законодательство такое, что если ты нарушаешь хоть один пункт, то надо все делать по новой. Кстати, Анатолий Викторович [Дирун] был сам одним из авторов Избирательного кодекса. Я не могу сказать, почему такая оплошность была допущена им самим или тем, кто ему помогал собирать документы, и почему сразу не стали собирать документы по новой? По своему опыту, мы за четыре дня собрали заново все, что необходимо. В целом же сейчас очень сложно пытаться разобраться, кто стоит за теми или иными технологическими приемами.

Эта кампания в целом одна из самых грязных в истории Приднестровья. В ход идут заказные статьи, компроматы, сливы. Цена этих выборов так высока?

Мне сложно понять, почему настолько агрессивна кампания. Могу предполагать, что на такой маленькой территории достаточно много людей, которые специализируются на избирательных технологиях. Можно сходу назвать четыре-пять имен местных политтехнологов, которые работают не одну избирательную кампанию. Основная причина того, почему некоторые кандидаты идут на использование грязных технологий,— слабая узнаваемость. Люди хотят привлечь к себе внимание, потому что очень сложно выделиться программными тезисами. С точки зрения внешнеполитического вектора все кандидаты одинаковы, вряд ли кто-то позволит себе заявить, что он против независимости Приднестровья или против ориентации на Россию. Проблема еще и в том, что у людей в целом нет интереса к избирательной кампании. Приднестровье, как и Украина с Молдовой, находится в сложном экономическом положении, а когда сложно материально, людям не до политических событий, появляется апатия.

Вокруг вас тоже возник скандал с аудиозаписями, которые были размещены на анонимном сайте «Шевчуку.нет» (сайт недоступен на территории Приднестровья.— NM), где вы якобы говорите с некой бывшей коллегой о ситуации в руководстве Приднестровья, о Евгении Шевчуке. Вы подали по этому факту заявление в прокуратуру. Не могли бы пояснить: разговор был или не было его? Запись сфальсифицирована?

Комментировать я сейчас не буду, пока не закончится расследование, это первое. А второе, на мой взгляд, здесь больше не я была целью, тут якобы мой голос использован как инструмент.

А это ваш голос или нет?

Комментировать я не буду. Пока не закончится расследование, зачем мне делать какие-то заявления?

Хочется понять, фальшивая запись или нет и правда ли то, что в ней говорится?

Вот закончится расследование, будет официально объявлен результат расследования, и мы с вами все поймем.

На каком этапе сейчас расследование?

Мне сложно сказать, я же не прокуратура.

А на кого был направлен удар с появлением этих записей?

Это попытка дискредитировать целый ряд должностных лиц, которые упоминаются в записях. Попытка нелепая, глупая, не думаю, что она достигнет своего результата.

«Когда знаешь систему изнутри, наверное, знаешь немного больше, чем те, кто видит ее снаружи»

newsmaker.md/rus/novosti/vlasti-pridnestrovya-nachinayut-borbu-za-samosohranenie-17137

 

В Приднестровье сильные протестные настроения?

Я могу их анализировать только исходя из практики общения с избирателями на округе. Я не могу сказать, что есть какие-то острые протестные настроения. Да, есть недовольство, есть определенная неудовлетворенность. Но это подается в такой формуле, что мы понимаем, что была бы у президента фамилия Шевчук, Иванов, Сидоров или Петров, глобально для нас бы ничего не изменилось. Потому что мы понимаем, что и справа, и слева вокруг нас все не очень благополучно и в экономическом, и в военно-политическом плане, и мы зависим очень сильно от большой геополитики. Реальная жизнь очень отличается от виртуальной.

Почему в Приднестровье, говоря об экономических проблемах, всегда пытаются переложить вину на соседей?

Приднестровье очень маленькое само по себе. К примеру, для абсолютного большинства малого бизнеса, сосредоточенного вокруг «Тиротекса» (крупнейшее в Приднестровье предприятие легкой промышленности.— NM), значительный рынок сбыта готовой продукции был Донецк, Луганск, Днепропетровск. Для них удар? Удар. Они сейчас сидят с полными гаражами, сараями ткани, готовой к пошиву. Аналогично с заводом им. Кирова — он поставлял свою продукцию на Украину. Удар для целого коллектива, который сегодня сидит без зарплаты, потому что некому поставлять. Или заключены были контракты на поставки каменского горошка в Россию, а курс российского рубля упал в два раза. Естественно, что по такой цене он уже никому не нужен, потому что расчеты были в долларовом исчислении. Если бы мы были большой страной, где был бы развернутый спектр отношений с разными странами, разными субъектами, экономически было бы иначе. А так на нас это серьезно сказывается.

Недавно Евгений Шевчук заявил о том, что с 1 ноября будет выплачиваться 90% зарплат и 100% пенсий (с марта из-за экономического кризиса зарплаты бюджетникам и пенсии в Приднестровье выплачивались в размере 70% от начисляемой суммы.— NM). Это надолго?

Я думаю, да. Президент — так сложилось, и, может, в чем-то это для него минус — никогда не делает популистских заявлений. Он не использует благоприятные для него моменты, чтобы приподнять свой авторитет и свой рейтинг. Он очень честно говорит то, что есть на самом деле. Я не думаю, что это было предвыборным заявлением.

Откуда взялись деньги? Ведь еще недавно говорилось, что их нет.

Президент в своей речи упомянул, что деньги позаимствованы.

Откуда?

Я не знаю.

Шевчук недавно также говорил о «майданных настроениях». Возможен ли в Приднестровье Майдан?

По моим нынешним ощущениям, невозможен.

А эта политическая война между главой Приднестровья и партией «Обновление» и холдингом «Шериф» — она к чему в итоге придет?

В любом государстве во время предвыборной кампании обостряются те или иные моменты. И мне кажется, что в любой стране — Приднестровье не исключение — всегда бизнес и государственные структуры в итоге находят взаимопонимание. Бизнес становится более социально-ответственным, государство создает условия для развития бизнеса. Когда существует и государство, и развитый крупный бизнес, у них нет другой судьбы, кроме как существовать на взаимоприемлемых условиях и работать на благо страны, населения, которое здесь живет.

При этом ведь Шевчук критикует крупный бизнес и его влияние на власть, но эта система была создана при нем. Он же сам выходец из «Шерифа» и партии «Обновление».

Если человек ушел, значит, он не согласен с тем, что происходило. Поэтому наверняка ему очень хорошо понятны не только внешние элементы айсберга, но и подводные элементы. Когда знаешь систему изнутри, наверное, знаешь немного больше, чем те, кто видит ее снаружи.

Какой баланс сил будет в следующем ВС?

Сложный вопрос. Не берусь предсказывать, но, по-моему, состав будет значительно отличаться от привычного нам в последнее десятилетие.

В какую сторону?

Появятся новые лица. Вряд ли можно с уверенностью говорить о том, что они не будут представлять старые интересы, но лица будут новые. А уже как сложится и как они себя поведут — будет видно.

Автор : Николай Пахольницкий

Партнерские ссылки