Аэропорт Кишинева улетел к Ротшильду. Почему власти Молдовы ничего не смогли сделать
5 мин.

Аэропорт Кишинева улетел к Ротшильду. Почему власти Молдовы ничего не смогли сделать

Швейцарский бизнесмен Натаниэль Ротшильд получил контроль над кишиневским аэропортом, несмотря на заверения молдавских властей, что сделка заблокирована. В правительстве поспешили отметить, что не вели с Ротшильдом никаких переговоров о сделке, президент Игорь Додон потребовал провести расследование, а в Генпрокуратуре и вовсе заявили, что сделки просто не могло быть. Эксперты, комментируя противоречивые заявления властей, говорят, что «либо властям нечего сказать, либо им есть что скрывать».

Что случилось

Компания NR Investments Ltd, зарегистрированная на острове Гернси (Нормандские острова) 29 августа сообщила, что 28 августа купила кипрский офшор Komaksavia Airport Invest Ltd, который владеет 95% молдавской компании Avia Invest SRL, взявшей в концессию на 49 лет Международный аэропорт Кишинева.

Глава NR Investments Натаниэль Ротшильд пообещал, что его компания будет заниматься развитием аэропорта, независимо от политической повестки.
Ротшильд также отметил, что «взаимодействие с ключевыми заинтересованными сторонами», включая министра экономики и инфраструктуры Молдовы Вадима Брынзана и премьер-министра Майи Санду, станет «кульминацией этой сделки».

Примечательно, что в конце прошлой недели президент Игорь Додон и премьер Майя Санду по итогам заседания Высшего совета безопасности сообщили, что эта сделка заблокирована и любые изменения в составе собственников Avia Invest невозможны.

За несколько дней до этого появилась информация о договоренности NR Investments купить доли 95% в компании Avia Invest. Стоимость сделки в NR Investments отказались назвать.
Министр экономики Брынзан тогда заявил, что у государства нет возможности повлиять на ситуацию. Максимум, что можно сделать в этой ситуации, отметил министр, — провести переговоры с новым концессионером о пересмотре «неправомерных» условий концессии аэропорта. Отваечая на вопрос журналистов, можно ли разорвать договор и во сколько это обойдется государству, Брынзан сказал, что это сложная процедура, которая продлится годы, и будет стоить очень дорого.

Отметим также, что 24 августа «Коммерсантъ» со ссылкой на источники написал, что Кишиневским аэропортом интересуется российская компания AEON Романа Троценко. По информации издания, представители Илана Шора предлагали Троценко купить право концессии на аэропорт за $200 млн. Источники издания также утверждали, что российский бизнес по-прежнему сохраняет свой интерес к аэропорту.

Как отреагировали власти на известие о завершении сделки

Правительство распространило пресс-релиз, в котором заявило, что не вело никаких консультаций с Натаниэлем Ротшильдом о сделке с аэропортом. При этом кабмин отметил, что Санду и Брынзан предупредили компанию NR Investments Ltd. о том, что концессию Кишиневского аэропорта провели с многочисленными нарушениями, и сейчас расследованием этой сделки занимается прокуратура.

В связи с этим, говорится в пресс-релизе, сделка купли-продажи Avia Invest SRL была заблокирована, что на экстренном заседании Высшего совета безопасности подтвердили представители минэкономики и других госведомств, ответственных за сделки с аэропортом. Правительство также подчеркнуло, что и дальше будет сотрудничать с правоохранительными органами, чтобы разорвать контракт о концессии аэропорта.

В NR Investments утверждение правительства о том, что никаких консультаций не было, опровергли. «Представители NR Investments Ltd провели несколько закрытых встреч с министром экономики и премьер-министром, прежде чем “двигаться вперед”», —  сказали NM в NR Investments.

Президент Додон после информации о завершении сделки заявил, что нужно провести расследование и выяснить, нарушил ли кто-либо из руководителей госведомств, ответственных за концессию аэропорта, решения Высшего совета безопасности (ВСБ) от 23 августа.

А исполняющий обязанности генпрокурора Думитру Робу и вовсе заявил, что Ротшильд не мог купить право на концессию аэропорта. «Насколько я знаю, наложен арест. Изменений в [структуре собственников] быть не может», — сказал Робу (цитата по cotidianul.md).

Зампред парламентской комиссии по экономики, депутат от блока ACUM Думитру Алайба, напротив, считает, что «ни один арест в Молдове не мог остановить эту транзакцию». «Так работают юрисдикции (судя по всему, имеются в виду офшоры. — NM), и так работает иностранный бизнес», — написал Алайба в Facebook, комментируя сделку.

Umila mea opinie care unor din voi nu o să placă, dar eu uneori spun lucruri pe care le cred, chiar dacă ele nu plac :)….

Geplaatst door Dumitru Alaiba op Donderdag 29 augustus 2019

При этом Алайба отметил, что, купив право на концессию, Ротшильд взял на себя и связанные с ней риски. «В первую очередь, риск неизбежности переговоров о пересмотре условий концессии, потому что государство должно защищать свои интересы. […] Если новый инвестор хочет построить взвешенные отношения с государством, то он должен быть корректным и конструктивным», — пояснил депутат.

Что говорят эксперты

По словам экономического эксперта Виктора Чобану, учитывая разные заявления представителей властей на этот счет, для каких-то выводов надо знать реальную ситуацию с аэропортом. «Это очень неприятная история, которая демонстрирует, что левая нога не знает, что делает правая. [Причем получается, что контракт составлен так], что можно продавать это право еще десять раз, и неизвестно, кто будет реальным концессионером аэропорта к концу срока концессии», — отметил эксперт.

По его мнению, сейчас, похоже, власти пытаются «или скрыть какую-то информацию, или придумать общую версию событий». «А потом, скорее всего, объяснят населению, что [оставить аэропорт в концессии у Ротшильда] — это лучший из худших вариантов. Я не вижу возможностей государства защитить себя за рубежом в этой ситуации. Если посмотреть на все суды за рубежом с участием Молдовы, ощущение такое, будто их намеренно проигрывают», — считает Чобану.

Адвокат Ион Дрон, в свою очередь, отметил, что сложно комментировать ситуацию с юридической точки зрения, не зная содержания контракта о концессии. «И здесь важно заметить, что никто [из представителей властей] еще не говорил об этом в юридической плоскости. Все говорят в экономической, политической, но не было комментариев юристов. То ли у министерства экономики нет юристов, то ли им нечего сказать, то ли есть что скрывать», — подытожил эксперт.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: