Генпрокуратура расследует монополизацию игорного бизнеса в Молдове. Кто в этом участвовал?
4 мин.

Генпрокуратура расследует монополизацию игорного бизнеса в Молдове. Кто в этом участвовал?

Генпрокуратура Молдовы расследует уголовное дело по факту монополизации игорного бизнеса в Молдове. Об этом на брифинге 22 октября сообщил генпрокурор Александр Стояногло. Он рассказал, что в деле фигурируют чиновники, которые действовали «в личных материальных интересах или в интересах третьих лиц». Некоторые из них работали в министерстве экономики и Лицензионной палате.

x

На брифинге Стояногло рассказал, что прокуратура расследует уголовное дело по факту монополизации игорного бизнеса в Молдове. Прокуроры проверяют «траекторию действий, которые позволили  нанести  ущерб бюджету из-за сомнительных схем некоторых зарубежных компаний и монопольного контроля игорного бизнеса». Также он отметил, что для этого на уровне правительства и парламента приняли «соответствующую нормативную базу».

Генпрокурор напомнил, что в 2016 году в Молдове приостановили действие всех лицензий игорных заведений. «Около шестидесяти предприятий закрыли, тысячи людей остались без работы. Десятки компании и людей незаконно привлекли к уголовной ответственности. Десятки предприятий до сих пор получают компенсацию от министерства финансов из-за приостановления лицензий», — сказал Стояногло. Он отметил, что эти компании заплатили аванс за лицензии, и теперь минфин должен выплатить им миллионы леев.

Также Стояногло отметил, что некоторые представители власти, «действовавшие в интересах третьих лиц», разработали и приняли поправки в законы, которые позволили сделать игорный бизнес монополией госпредприятия «Национальная лотерея Молдовы». Затем государство решило, что для организации игорного бизнеса нужно найти частного партнера.

«Министерство экономики и инфраструктуры „создало“ технические условия для потенциальных партнеров, чтобы с самого начала исключить из этого сектора отечественные компании. Очевидно, что все условия подобрали под конкретную компанию», — отметил Стояногло. Так, среди требований к партнерам по развитию лотерей были: наличие подобного бизнеса в другой стране, опыт работы в нем не менее трех лет и годовой оборот за последние три года не менее €500 млн. У партнера по игровым автоматам должен был быть трехлетний опыт работы, не менее 5 тыс. игровых автоматов в «разных европейских странах», а он сам должен был производить игровые автоматы.

Генпрокурор рассказал, что после заключения договора о частно-государственном партнерстве «Национальная лотерея Молдовы» должна была получать 75% от прибыли, а частный партнер — 25%. «На самом деле государство получало 11,4% доходов, а частный партнер 89,6%, потому что „Национальная лотерея Молдовы“ оплачивала расходы для фонда выигрышей», — отметил Стояногло. Он подчеркнул, что с 1 октября 2018 года по май 2019 в Молдове продали лотерейных билетов на 325,98 млн леев. «Из них 39,5 млн леев получила „Национальная лотерея Молдовы“, а частный партнер — около 81,5 млн леев», — отметил Стояногло. Он добавил, что в сфере игровых автоматов Нацлотерея также понесла убытки.

По словам Стояногло, «в интересах» третьих лиц правительство «уменьшило или исключило» налоговые выплаты для игорного бизнеса. Прокуроры подсчитали, что из-за этого с 2017 по 2018 год Молдова потеряла около 400 млн леев.

Стояногло перечислил не менее четырех поправок в законы, которые касаются игрового бизнеса, в результате которых государству нанесли ущерб. Он отметил, что генпрокуратура сообщила о результатах проверки правительству. В свою очередь прокуроры продолжают расследование. В деле фигурируют чиновники из министерства экономики и Лицензионной палаты. Сколько именно фигурантов в деле и какой у них процессуальный статус, генпрокурор не уточнил.

***

Напомним, в 2016 году Лицензионная палата приостановила действие всех 65 лицензий для игорных заведений. Перед этим тогдашний лидер Демпартии Владимир Плахотнюк объявил войну азартным играм. По данным полиции, в Молдове действовало около 320 игорных заведений. Патронатная ассоциация развлекательного бизнеса приводила другие данные: 290 залов игровых автоматов, 40 букмекерских контор и четыре казино (все четыре в столице). По данным ассоциации, оборот рынка составлял около 300 млн леев.

Через несколько месяцев, демократы пролоббировали, чтобы парламент принял поправки, которые позволили, чтобы практически весь игорный бизнес стал монополией госпредприятия «Национальная лотерея Молдовы». Законопроект принимали ускоренными темпами: от его регистрации в парламенте до принятия в двух чтениях прошло менее двух недель. Авторами документа были депутаты-демократы Сергей Сырбу, Валентина Стратан, Евгений Никифорчук и Валентина Булига, Игорь Время и Петр Косой. В разработке участвовала тогдашний госсекретарь министерства экономики Анжела Сусану.

Затем власти решили найти частного партнера для Нацлотереи. Партнером государства в сфере игровых автоматов стала австрийская компания Novomatic AG, а в сфере букмекерства и лотереи — NGM Company, учредитель которой —зарегистрированная в Дубае компания NGM SPC Limited. Ее основали две болгарские компании — National Lottery AD и New Games AD. Обе принадлежат одному из самых богатых людей Болгарии Василу Божкову. В феврале 2020 года Божкова бизнесмену предъявили обвинения по семи статьям. Среди них — руководство организованной преступной группировкой, попытка подкупа официального лица, вымогательство и отмывание денег.

При этом в пресс-службе компании NGM Company NM сообщили, что расследование, которое проводят в Болгарии против бизнесмена Васила Божкова, не имеет ничего общего с лотерейным бизнесом в Молдове.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: