Казус Гацкана. Есть ли в Молдове «лекарство» от политического туризма. #NMsolution
6 мин.

Казус Гацкана. Есть ли в Молдове «лекарство» от политического туризма. #NMsolution

Проголосовав за декларацию, осуждающую политический туризм, молдавские депутаты продолжили путешествовать из партии в партию. Очередным таким «путешественником» стал Штефан Гацкан, избранный от социалистов на недавних довыборах в одномандатном округе в Хынчештах. Он заявил о выходе из ПСРМ и присоединении к Pro Moldova. А на следующий день сдал мандат — как утверждают в Pro Moldova, под давлением социалистов. NM разбирался, есть ли в молдавском парламенте «лекарство» от политического туризма, и может ли им стать императивный мандат.

x

Императивный мандат: за и против

ЗА

Глава фракции Демпартии Дмитрий Дьяков, комментируя NM ситуацию в парламенте, отметил, что давно говорил о том, что императивный мандат — «единственное лекарство от политического туризма» (императивный мандат ограничивает депутата определенными условиями, например, запретом переходить в другую фракцию, и при нарушении этих условий мандат могут отозвать). «Уже много лет это явление [политический туризм] процветает. Депутаты и раньше переходили в другие партии, в 2001 от нас уходили к коммунистам, было больно и обидно. Но сегодня в парламенте идет оптовая скупка, как на толкучке», — посетовал Дьяков.

«Представляете, через какие психологические муки проходят бедные люди. Вот как наша Ефросинья [Грецу]. Она рассказывала, как и что ей предлагали, и говорила, что не уйдет из ДПМ, а потом ушла. Представляете, как она мучилась и сколько дней не спала. Думаю, она и сейчас не спит», — полагает Дьяков.

Депутат от ПСРМ Григорий Новак тоже считает, что императивный мандат может стать эффективным способом борьбы с «политическим туризмом», и условия такого мандата надо закрепить законодательно. «Надо обезопасить партии от этой политической миграции. Если кто-то не уверен в своей политической ориентации, пусть баллотируется как независимый кандидат, а не по партийным спискам», — считает Новак. По его словам, императивный мандат даст гарантию, что подкуп не будет работать, так как депутат должен будет сложить мандат. «Надо изменять Конституцию, это непростой и длительный процесс, но мы должны его начать. Я не вижу проблем внести эти изменения. Другой вопрос — поддержат ли это другие партии», — сказал Новак.

Венецианская комиссия (ВК), напомним, в своем докладе в 2017 году отмечала, что императивный мандат «не соответствует демократическим практикам». По мнению ВК, возможность отзыва депутатов «несовместима с традиционной и общепринятой доктриной представительной демократии» и «противоречит европейским нормам». И Совет Европы неоднократно подчеркивал неприемлемость императивного мандата для демократических стран.

Григорий Новак, комментируя это, отметил, что Венецианская комиссия высказывалась юридически, но, с политической точки зрения, в условиях, когда существует процесс, ставящий под угрозу волеизъявление народа, приоритет надо отдавать избирателю, а не партиям. «Власть принадлежит народу, и ему решать, кого делегировать в парламент, а кого наказывать голосованием», — считает Новак.

ПРОТИВ

Даже если в Молдове введут императивный мандат, это не остановит миграцию, считает вице-спикер парламента, глава фракции партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) Александр Слусарь. «Проблема — в политической коррупции, которую ввел в практику Плахотнюк, а Додон в этом участвовал. Он был одним из первых участников этой политической коррупции», — отметил Слусарь, намекая на выход «группы Додона» из Партии коммунистов в 2011 году. По словам Слусаря, даже если депутату нельзя будет покидать фракцию, ему ничего не помешает, оставаясь во фракции, «голосовать, как надо тем, кто ему заплатил».

По мнению доктора политических наук Анжелы Колацки, конституционная реформа, предусматривающая переход к императивному мандату, станет шагом назад в демократическом развитии страны. «Императивный мандат существует в Северной Корее и Беларуси, раньше был на Кубе. Это может стать решением, если мы хотим встать в один ряд с этими государствами, но такого рода предложения — чистой воды популизм», — считает эксперт.

По ее мнению, императивный мандат станет еще большим злом, чем нынешняя ситуация, и приведет к снижению независимости депутатов. «Двойные стандарты, которые сейчас процветают в молдавской политике, будут фактически узаконены. Это станет способом партий давить на своих депутатов, они не будут предлагать свои законопроекты и голосовать по своему усмотрению. Люди этого не понимают», — отметила Колацки и добавила, что такие предложения опасны для демократии.

Политолог Виктор Чобану тоже считает, что императивный мандат — это не выход из сложившейся ситуации. Он напомнил, что, когда власти предлагали ввести смешанную систему выборов, говорили, что избиратели смогут отзывать депутата, избранного по одномандатному округу. «Вы видели, чтобы все Хынчешты стояли и протестовали, когда Гацкан вышел из ПСРМ?» — задался вопросом Чобану. Гацкана, напомним, избрали в парламент в Хынчештском одномандатном округе на довыборах в марте этого года.

Еще варианты

Дмитрий Дьяков считает, что альтернативой императивному мандату может стать «голос избирателя». «Надо или ввести императивный мандат, или надеяться на то, что избиратели смогут наказывать своим голосом партии (голосовать против), которые этим [подкупом депутатов] занимаются», — пояснил демократ. По его мнению, другого выхода из ситуации нет, разве что сами депутаты откажутся «играть в эти игры».

«У некоторых коллег есть доказательства попыток подкупа, но они не хотят идти с ними дальше: то ли считают это непорядочным, то ли боятся чего-то. Получается, чтобы собрать доказательства, надо шпионить за депутатами, но это тоже никуда не годится. У меня вот нет привычки записывать разговоры или скрыто снимать видео. Приличные люди считают это неприемлемым», — отметил Дьяков.

Александр Слусарь считает, что надо изучить возможности изменения уголовного законодательства, чтобы было легче расследовать политическую коррупцию. Он напомнил, что за все время на попытки подкупа пожаловалась только экс-депутат от Партии коммунистов Елена Боднаренко, но уголовное дело по ее жалобе так ничем и не закончилось.

Анжела Колацки, в свою очередь, отметила, что нынешние депутаты — это отражение молдавского общества. «Ответственность избирателей не меньше, чем у депутатов, ведь Гацкана избирали в одномандатном округе. У нас политическая система заточена на вертикаль власти, партии выдвигают тех, кто лоялен руководству. Но такого не должно быть, должна быть демократия внутри партий, а ее там нет», — подчеркнула Колацки.

Она также отметила, что сейчас нет законной возможности провести досрочные выборы, и правительству придется работать с парламентом в таком составе. «Что посеяли, то и пожинают, и удивляться тут нечему. У нас верхушка власти — это бывшие ренегаты, и не надо удивляться, что с ними поступили так же. Но во всем происходящем я в первую очередь виню избирателей. Мы в Молдове, как замуж выходим, так и голосуем», — сказала Колацки,

По словам Виктора Чобану, в Молдове «группы кочевников» ходят по кругу, и названия партий и их доктрины не имеют никакого значения, важны не идейные разногласия, а деньги и влияние. «В прошлый раз все скопом бежали к Плахотнюку. И этот политический туризм покрывали, потому что депутаты бежали в сторону власти, которая их покрывала. А сейчас у нас обратный процесс. Впервые в молдавской истории народ из власти бежит в оппозицию», — обратил внимание Чобану.

«Речь идет о коррупции, и бороться с ней надо соответствующим образом. Но у нас никто нигде не борется с коррупцией, поэтому и с коррупцией в политике никто не борется», — заключил Чобану.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: