От Антонеску до «коллективной вины». Каким был Холокост на территории Молдовы и какие вопросы это ставит перед нами сегодня
6 мин.

От Антонеску до «коллективной вины». Каким был Холокост на территории Молдовы и какие вопросы это ставит перед нами сегодня

Холокост по-прежнему чаще всего ассоциируется с нацистскими концлагерями в Германии и на территории оккупированной Польши. Тем не менее, эта трагедия коснулась и территории современной Молдовы. Именно здесь в 1940-х годах были убиты более 200 тыс. евреев со всей Бессарабии и Румынии, и в ужасных условиях погибли более 10 тыс. сосланных в местные лагеря ромов. Но как об этом говорить сегодня? И нужно ли? К Международному дню памяти жертв Холокоста, который отмечается 27 января, NM рассказывает, что стоит знать об этих страницах истории, и какие вопросы они ставят перед нами сегодня.

Что надо знать о Холокосте на территории Молдовы

«Унесенные гетто» был первым масштабным историческим спецпроектом NM. В нем собраны исторические документы, свидетельства очевидцев и выживших в Холокосте на территории Молдовы, приведены комментарии историков и даже воспоминания соучастников преступлений.

Это — подробная хроника того, как создавалось кишиневское гетто, как по приказу румынского маршала Иона Антонеску евреев, а потом и ромов со всей Румынии и Бессарабии отправляли за Днестр в Транснистрию, как там погибли больше 200 тыс. человек, и какую роль в этом сыграло местное бессарабское население.

Цитата из воспоминаний выжившего узника Кишиневского гетто Самуэля Арони:

«Всех нас: родителей, брата, бабушку, дядю, тетю и ее сестру — в четверг утром, 24 июля 1941 года выдворили из нашего дома по ул. Михая Витязул, 24. Мы направились в дом к дедушке по отцовской линии, Аарону-Иосифу Червински, на улицу генерала Авереску, 66. Через несколько часов появились два румынских солдата и обокрали нас. Они угрожали убить нас, но ушли. Я отчетливо помню свои мысли. Мне тогда было 14 лет, и я был уверен, что умру. К вечеру, опасаясь, что солдаты вернутся, мы направились к территории, где создавалось гетто».

Читайте подробней: «Унесенные гетто. Как в Бессарабии истребляли евреев и ромов во время Второй мировой войны»

Что думают о Холокосте в соседней Румынии

Депортации евреев и ромов в Транснистрию происходили по приказу румынского маршала, их осуществляла румынская армия. Что об этом знают и думают в соседней Румынии? По данным Национального института изучения Холокоста в Румынии имени Эли Визеля за 2017 год, у 72% участников опроса Холокост ассоциировался с лагерями смерти в Польше, а 28% говорили, что связывали Холокост с депортациями на территории Румынии. То есть последние знали, что и на территории Румынии был Холокост. Тем не менее подавляющее большинство из них под этим подразумевали депортации евреев из северной Трансильвании, которые организовывали венгры. О событиях, связанных с решениями Антонеску, они не знали.

Почему так вышло, как говорить о Холокосте, не прибегая к поиску виноватых, и почему в Молдове и в Румынии по-разному сложился образ Антонеску— в интервью NM рассказали исследователи Национального института изучения Холокоста в Румынии имени Эли Визеля социолог Анна Бэрбулеску и историк Мариус Казан.

Цитата:

«Коллективной вины не существует. Ни один историк Холокоста не изучает этот вопрос с таким подходом. Если я признаю, что Антонеску приказал расстрелять евреев из Бессарабии, разве я чувствую себя персонально виновной? Это очевидная глупость. Просто я знаю и признаю, что в прошлом моего собственного народа были менее благостные события, которые нельзя отрицать хотя бы из уважения к тем, кто был убит. Хотя бы из уважения к мертвым».

Читайте подробней: «В обществе все еще живет миф об Антонеску-спасителе». Румынские историки о Холокосте на территории Молдовы и Румынии и политике памяти. Интервью NM

Как «примирить» разговоры о Холокосте и советских депортациях

Молдова за XX век пережила не одну трагедию: на ее территории был и Холокост, который в основном осуществляла румынская армия, и сталинские депортации, и репрессии. Нередко при разговоре об этих событиях возникает так называемый «конфликт жертв» и споры, чьи страдания важнее или больше. Но уменьшает ли открытый разговор о Холокосте значимость памяти о депортациях? Стоит ли начинать его с обвинений?
В интервью NM немецкий исследователь памяти, историк и социолог Михаил Габович рассказал, почему молдавский «конфликт памяти» не уникален, и почему полагаться на государство в его разрешении не стоит.

Цитата:

«На исследователей памяти очень большое влияние оказала книга Майкла Ротберга, которая вышла 10 лет назад — „Разнонаправленная память“. В ней он предложил идею о том, что нам надо перестать рассматривать память как „игру с нулевой суммой“, когда постоянно идет война памятей, и мы либо помним о Холокосте, либо о рабстве выходцев из Африки в странах Америки. Или в вашем случае: или Холокост, или депортации. Якобы, если слишком много говорить про Холокост, значит, удаляются депортации. А надо, наоборот, искать точки соприкосновения. Например, люди, которые прошли через этот опыт, или их потомки могут рассказывать друг другу о своем травматичном опыте».

Читайте подробней: «Когда будущее исчезло, большинство стало смотреть в прошлое». Интервью NM об исторической памяти, травмах и национализме

Как учебники влияют на восприятие истории

Германию часто приводят в пример как страну, которая успешно «переработала» свои травмы, и готова открыто говорить о своей сложной истории. В том числе, о своей роли в Холокосте. Тем не менее многие вопросы, актуальные и для Молдовы, в Германии остаются открытыми. Достаточно ли рассказывать в школах о евреях только как о жертвах геноцида? Почему национальный подход к истории безнадежно устарел и какой должен прийти ему на смену? Об этом NM поговорил с исследователями немецкого Института международных исследований учебников Георга Эккерта (Объединение имени Лейбница) — профессором Рием Шпильхаус и доктором Маркусом Отто.

Цитата:

«Сейчас мы исследуем, как в учебниках Германии представлены евреи и антисемитизм. Долгое время евреев обсуждали преимущественно в контексте Холокоста. Хорошо, что это делалось, но этого недостаточно, чтобы показать, что евреи — часть немецкого общества, которой они и являются. Когда их обсуждают только как жертв, — это не очень вдохновляющая репрезентация».

Читайте подробней: «„Аннексия“ и подобные термины — это часть и эмоционального восприятия». Как Молдове «переработать» исторические травмы. Интервью NM с немецкими историками

В молдавских школьных учебниках евреи и ромы упоминаются или при перечислении этнического состава региона, или как жертвы Холокоста и депортаций. Больше никакой информации о них там нет.
О том, чем это опасно, к чему приводит, и почему стоит знать более целостную историю каждого народа Молдовы — в спецпроекте NM.

Цитата:

«Настолько часто мы это говорим „это не должно повториться“, что уже выхолощен смысл этого выражения. Люди уже не задумываются, как сделать так, чтобы это не повторилось. А сделать это можно только одним способом: построить мир, в котором невозможны геноцид, депортации и массовые нарушения прав человека».

Читайте подробней: Чужие народы. Почему в «истории» Молдовы нет места другим этносам

Кстати, узнать о том, как на территории Молдовы появились евреи и ромы, как они здесь жили, чем занимались, и чем примечательна их культура сегодня, можно в специальных выпусках проекта NM «Как Молдова стала общим домом для разных народов»: Время ромов и Еврейское местечко.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: