Правосудие или показательная порка? Как фигурантов дела о краже миллиарда «наказали» за показания против Шора
6 мин.

Правосудие или показательная порка? Как фигурантов дела о краже миллиарда «наказали» за показания против Шора

Прокуроры оспорили в Апелляционной палате решение суда, приговорившего к тюремным срокам трех фигурантов одного из дел о краже миллиарда. Прокуроры настаивают на их условном наказании. NM рассказывает, почему прокуроры требуют для этих подсудимых более мягкого наказания, что сказал об этом генпрокурор Александр Стояногло, и почему есть мнение, что это решение суда — «показательная порка» и сигнал всем, кто сотрудничает со следствием по делам о краже миллиарда.

Дело

Расследование этого дела начали в 2020 году. Прокуроры до последнего держали все детали в секрете. В июле 2020 года они задержали, а затем арестовали троих подозреваемых: Татьяну Долгину, Андрея Нирауцу и Аллу Гуцу. Но публично об этом не сообщили. Спустя неделю о  NM со ссылкой на свои источники написал о задержании. После этого прокуроры подтвердили корреспонденту издания, что задержанных арестовали, но других деталей не сообщили.

 

В конце июля 2021 года Буюканский суд опубликовал мотивировочную часть приговора по делу Нирауцы, Гуцу и Долгиной. Дело рассматривала одна из специальных судейских коллегий, которые создали в 2020 году, чтобы ускорить рассмотрение дел о краже миллиарда. В коллегию вошли судьи Анна Кучереску, Евгений Бешеля и Петру Пэун. Судьи признали всех трех виновными в соучастии в отмывании денег и приговорили каждого к шести годам тюрьмы. Судьи пришли к выводу, что все трое действовали «в составе криминальной группировки Илана Шора».

Подсудимые

Каждый из трех подсудимых рассказал на суде, что в 2014 году некий Александр Боярский предложил им подработать. Подработка заключалась в том, что на них оформили компании, документы которых им надо было подписывать. Таким образом, на Нирауцу оформили компанию Caritas Group, которая с 19 по 24 ноября 2014 года взяла в BEM кредиты на общую сумму 2,6 млрд леев. На Гуцу оформили компанию Provolirom, которая в тот же период получила в BEM кредиты на 2,4 млрд леев. А на Долгину оформили компанию Dracard, которая получила в BEM кредиты на 2,6 млрд леев.

Затем под разными предлогами деньги со счетов этих компаний перевели на счета восьми компаний из Великобритании. Все эти британские компании зарегистрировали в сентябре 2014 года по одному и тому же адресу, а в 2015 году их ликвидировали. Кроме того, среди этих компаний фигурирует Zenit Management LP. Прокуроры пришли к выводу, что бенефициарами этой компании были Владимир Плахотнюк и Илан Шор. При этом администратором Zenit Management LP была гражданская жена Нирауцы Виктория Стоян.

Также подсудимые рассказали, что не были знакомы друг с другом, до того, как их задержали в 2020 году. Все они также рассказали, что получали по $100-200 за подпись документов, связанных с оформленными на них компаниями, ходили к нотариусам, в банк и т.д. При этом они не вдавались в детали того, что именно подписывают, но ни у нотариусов, ни у сотрудников банка не возникало к ним никаких вопросов.

Татьяну Долгину и Аллу Гуцу привозили в офис холдинга Илана Шора по адресу Тигина, 12. Они рассказали, что часто их подвозили на машинах страховой компании Klassika Asigurari, которой также владел Шор. Нирауца же напрямую контактировал с Александром Боярским. На заседаниях суда Нирауца рассказал, что был знаком с Боярским ранее, так как покупал у него наркотики. Однако в 2016 году, по словам Нирауцы, с ним поговорил адвокат, который попросил рассказать прокурорам другую версию «трудоустройства».

После этого Нирауца рассказал прокурору Адриане Бецишор, которая тогда вела дело Вячеслава Платона, что познакомился с «какими-то людьми», когда проходил лечение в реабилитационном центре в Новых Аненах. Он дал им свои контакты, а через некоторое время ему позвонили и предложили работу. «Эту версию он и рассказал прокурору Бецишор. Когда он давал показания, то осознавал, что вводит следствие в заблуждение», — отметили в приговоре.

Также в приговоре отметили, что Шор повлиял на руководство BEM, чтобы компаниям выдали кредиты, которые впоследствии стали невозвратными.

Приговор

Так как подсудимые сотрудничали со следствием, прокурор попросил назначить каждому из них более мягкое наказание: по четыре года лишения свободы условно. Кроме того, и на этапе следствия, и на судебных заседаниях они признали вину. Однако судьи решили по-другому. Они указали, что подсудимые подтвердили в суде, что добровольно ходили в BEM и подписывали документы, «понимая незаконность получения кредитов». Судьи сочли совершенное подсудимыми преступление «тяжелым» и отметили, что оно предполагает наказание от 5 до 10 лет лишения свободы.

Судьи также отметили, что, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, признание вины гарантирует подсудимому смягчение срока наказания на треть. При этом судьи подчеркнули, что при этом в деле есть отягчающее обстоятельство — у преступления были серьезные последствия. В итоге судьи приговорили каждого из подсудимых к шести годам лишения свободы. Также им засчитали в срок наказания время, которое они находились под предварительным арестом (с июля по октябрь 2020 года).

Что с этим не так

Генпрокурор Александр Стояногло объяснил, что прокуроры требовали для Нирауцы, Гуцу и Долгиной условных сроков, так как подсудимые активно сотрудничали со следствием и дали показания против Шора. Эти показания учтут в одном из дел против Илана Шора: «Но, к сожалению, несмотря на позицию прокуроров, суд приговорил этих людей [к реальным срокам]. Точнее — их наказали. Есть у нас и такой феномен». Об этом Стояногло рассказал, выступая на международной конференции, посвященной расследованию кражи миллиарда.

Бывший постпред Молдовы в ООН и Совете Европы Алексей Тулбуре, тоже участвовавший в этой конференции, считает, что этот приговор — пример противодействия судей следствию. «И речь тут не только о том, что эти решения — удар по престижу прокуратуры и прокуроров, которые просили для этих женщин более мягких приговоров. Это хорошо продуманная и очень серьезная акция противодействия судей следствию. Это показательное наказание тех, кто посмел пойти на сотрудничество со следствием. Показательная порка!» — написал Тулбуре в своем Facebook.

Тулбуре считает, что такой приговор — сигнал для всех, кто может сотрудничать со следствием по делам о краже миллиарда. «Это не правосудие, а наказание за помощь следствию», — заключил он.

Что дальше

Прокуроры Прокуратуры по борьбе с оргпреступностью и особым делам (PCCOCS) оспорили в Апелляционной палате приговор Нирауце, Гуцу и Долгиной. Они продолжают настаивать на том, что подсудимым должны назначить условное наказание. «Эти люди в деталях рассказали о преступных действиях других членов криминальной организации, которые были конечными бенефициарами денег, украденных из банковской системы. В апелляционных жалобах прокуроры придерживаются прежней позиции о том, какое наказание должны получить подсудимые, учитывая, что их ввели в заблуждение, чтобы они подписали контракты о создании компаний, которые были замешаны в криминальных схемах», — пояснил NM пресс-секретарь PCCOCS Эмил Гайтур.

***
Эта статья написана в рамках проекта «Укрепление правового государства и обеспечение прозрачности судебной системы». Его реализует ОО «Юристы за права человека» при поддержке Национального фонда за демократию, которые никоим образом не влияют на предмет и содержание опубликованных журналистских материалов.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: