Смерть в законе
Как в Молдове можно умереть под предварительным арестом
Бизнесмен Сергей Косован уже более двух лет находится под арестом. При этом у него цирроз печени в последней стадии. Эта болезнь входит в список дающих право на освобождение, но это возможно только после вынесения окончательного приговора. Высшая судебная палата (ВСП) в августе 2019 года вернула дело Косована на пересмотр, посчитав, что Апелляционная палата (АП) «не вникла» в суть дела. А в октябре АП повторно приговорила его к семи годам тюрьмы. NM рассказывает, как смертельно больной человек стал заложником «системы».
Как было дело
Сергея Косована арестовали в сентябре 2017 года по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах, фальсификации документов и превышении полномочий. Дело касалось столичного рынка «Радужный», администратором которого он был. Тогда у него была вторая стадия цирроза (на этой стадии цирроз называют субкомпенсированным, так как болезнь еще можно вернуть в стадию компенсации).
В апреле 2018 года, Косована по решению суда освободили из-под предварительного ареста, но в тот же день арестовали по другому делу (по закону человека не могут держать под предварительным арестом больше года). По словам адвокатов, Косована фактически повторно обвинили в том же преступлении, просто выбрали другую часть статьи.
В июле 2018 его приговорили к семи годам лишения свободы, а 8 августа 2019 года Высшая судебная палата (ВСП) отравила его дело на пересмотр в Апелляционную палату (АП). Судьи ВСП решили, что АП «не вникла в суть дела». 1 октября Апелляционная палата повторно приговорила Косована к лишению свободы на семь лет. Судьи АП рассмотрели дело за один день. Окончательное решение снова должна вынести ВСП.
Почему Косована с таким диагнозом держат в тюрьме
Все это время Косован находился в тюрьме. Спустя год после ареста врачи диагностировали у него третью, терминальную стадию цирроза. Обычно заключенные с таким диагнозом могут добиться досрочного освобождения. Однако на тех, кто находится под предварительным арестом, действие этого закона не распространяется. 10 октября 2018 года Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства признал факт дискриминации Сергея Косована.


Цирроз закона
В деле Косована нашли дискриминацию
Совет потребовал, чтобы Косовану оказали необходимую медпомощь. Также совет указал, что минюст должен разработать поправки в закон, которые позволят освобождать тяжело больных людей, находящихся под предварительным арестом. Несмотря на то, что решение Совета по равенству обязательно для исполнения, в декабре 2018 госсекретарь минюста Николай Ешану отказался создать рабочую группу для разработки поправок.

«В июле 2019 года, когда сменилось правительство, тот же Николай Ешану, [сохранивший пост после смены власти], ответил нам уже положительно», — рассказала адвокат Косована Николета Хрипливый. Однако в минюсте до сих пор не создали рабочую группу для разработки необходимых поправок в закон.
Как Косован стал «жертвой бюрократии»
После первого решения АП в 2018 году Косован обратился в Администрацию тюрем с просьбой освободить его по состоянию здоровья (согласно 95 статье УК «Освобождение от наказания тяжелобольных»). Создание комиссии, которая должна была рассмотреть его просьбу, затянулось, тем не менее она дала положительное заключение. С этим заключением Косован обратился в суд столичного сектора Чеканы, чтобы добиться досрочного освобождения. Первое заседание по этому делу должно было пройти 12 июля, но оно не состоялось.

Судья, к которой попало дело, распорядилась провести медицинскую экспертизу состояния Косована, а сама ушла в отпуск. При этом, по словам адвоката, суд Чекан мог использовать недавнее заключение врачей, которое было в материалах дела, повторно попавшего в АП.

Второе заседание в суде Чекан, которое назначили на 30 сентября, тоже не состоялось. Следующее заседание назначили на 14 ноября.
«Это еще раз доказывает, что судьи то ли не вникают в суть проблемы, то ли чувствуют безнаказанность за то, что человек может умереть по их вине», — отметила адвокат.
По словам адвоката, Косован, кроме прочего, стал «жертвой бюрократии».

Сергей Косован за последние полгода трижды попадал в больницу в тяжелом состоянии. По словам жены Косована Елены, врачи из больницы Святой Троицы несколько раз спасали ему жизнь.
Почему не торопится ЕСПЧ
И в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) затягивается вынесение решения по делу Косована. При этом ЕСПЧ принял к рассмотрению жалобу Косована в рекордные восемь дней. Как пояснила Николета Хрипливый, рассмотрение дела в ЕСПЧ находится на финальной стадии, но постоянно откладывается из-за того, что состояние Косована ухудшается, и об этом необходимо информировать суд (адвокаты высылают новые документы, в ЕСПЧ их должны перевести, рассмотреть и подшить к делу, на что уходит время). Кроме того, по словам адвоката, ЕСПЧ должен высказаться не только по делу Косована, но и в целом о ситуации с медпомощью в молдавских тюрьмах.
В чем еще проблема
Качество медицинской помощи в тюрьмах — это особая проблема. По данным Promo-LEX, в тюрьмах не хватает медперсонала, особенно профильных врачей. При этом медики, которые там работают, не соблюдают рекомендации врачей из больниц. Также, по информации Promo-LEX, врачи в тюрьмах ничего не сообщают своим пациентам о схеме их лечении и состоянии здоровья. Им не объясняют, почему дают тот или иной препарат, и какие вообще препараты дают.

Кроме того, в Молдове нет механизма проверки качества медицинской помощи в тюрьмах, поэтому минздрав, если и проводит такие проверки, то очень нерегулярно.

Единственная тюрьма в Молдове со статусом госпиталя — это тюрьма №16 «Прункул» (там сейчас держат Сергея Косована). При этом минздрав ее не аккредитовал, и в ней нет специализированных врачей. Как сообщил NM пресс-секретарь Администрации тюрем Олег Пантя, в сентябре тюрьму №16 начали готовить к получению аккредитации.

Чтобы получить аккредитацию, в тюрьме-госпитале должны обеспечить необходимые санитарные условия и качество медицинской помощи, отметила Николета Хрипливый. «Когда в этой тюрьме выполнят эти требования, можно будет говорить об аккредитации. А пока у них даже реанимации нет, хотя она указана в документах. Но реанимационного оборудования у них нет», — подчеркнула адвокат.
По данным Совета Европы (СЕ), в 2018 году в Молдове был один из самых высоких показателей смертности, заключенных среди стран-членов СЕ — 55 смертей на 10 000 заключенных. Экс-глава Нацадминистрации тюрем Аурелиу Сухан весной 2018 года говорил, что примерно 80-90% случаев смерти приходится на тюрьму № 16.
Текст: Надежда Копту
Оформление: Кристина Демиан
Фото: Максим Андреев