Судей и прокуроров увольнять не будут. Как в Молдове станут реформировать юстицию
7 мин.

Судей и прокуроров увольнять не будут. Как в Молдове станут реформировать юстицию

Минюст опубликовал для общественного обсуждения проект реформы юстиции. Она не предусматривает массовой переаттестации или увольнения судей и прокуроров, зато вводит в состав Высших советов магистратуры и прокуратуры дополнительных представителей правительства  Эксперты называют реформу «полумерами» и опасаются, что она лишь политически переподчинит систему юстиции. NM разбирался, в чем суть реформы и что с ней не так. 

Что предполагает реформа

Высшая судебная палата

Реформа предполагает сокращение числа судей ВСП с 33 до 17. Заместителей председателя ВСП будет назначать не президент, а парламент. Председателя, как и сейчас, будет назначать президент.

Все нынешние члены ВСП пройдут аттестацию. Аттестовывать их будет специальная комиссия из 20 человек. Высший совет магистратуры, Высший совет прокуроров, парламент, правительство и президент делегируют в нее по два человека, которые не могут быть членами партий и чиновниками.

Четырех человек выберет национальная платформа «Форума гражданского общества Восточного партнерства». Минюст делегирует в комиссию шесть иностранных экспертов, выбранных по предложениям международных организаций и партнеров по развитию.

Оценивать судей будут по трем главным критериям: неподкупность, профессиональная деятельность за последние 10 лет и личные качества, важные для судейской работы. Аттестацию пройдут те, за кого проголосуют ⅔ членов оценочной комиссии. Если судья ВСП откажется от аттестации, у него «будет право подать в отставку». Если судья не пройдет аттестацию, он сможет обжаловать это решение. Не прошедших аттестацию судьи  предложат работать в нижестоящих судебных инстанциях.

Если после переаттестации в ВСП останутся вакантные места, комиссия организует на них конкурс.

Кроме того, согласно законопроекту, существенно сократится перечень оснований для обжалования судебных решений в ВСП в кассационном порядке. Высшая судебная палата, за редкими исключениями, не будет рассматривать обстоятельства дела, а только проверять качество решений нижестоящих судов.

Законопроект также предусматривает упразднение профильных коллегий ВСП (уголовных, гражданских). Все судьи ВСП будут рассматривать и уголовные, и гражданские дела.

Кроме того, в уголовном, гражданском и административном производстве появится новый инструмент — «обращение в интересах закона». Согласно этой процедуре, генпрокурор, глава ВСП или председатель Союза адвокатов смогут попросить ВСП унифицировать судебную практику, если по похожим делам суды выносили разные решения.

Суды

Согласно законопроекту, переаттестацию должны будут пройти и председатели Апелляционных палат, судов первой инстанции, а также зампредседателей АП и судов Кишинева, Бельц, Комрата и Кагула.

Законопроект не предусматривает переаттестацию всего судейского корпуса.

Высший совет магистратуры

Состав Высшего совета магистратуры (ВСМ) планируется расширить с 12 до 15 человек. Как и прежде, парламент будет назначать в ВСМ трех человек (из числа преподавателей права), а шесть членов ВСМ выберет из числа судей на их общем собрании. Председатель ВСП, министр юстиции и генпрокурор, как и сейчас, будут входить в ВСМ по праву.

Нововведением станет назначение еще двух членов ВСМ правительством и одного президентом.

Прокуратура

Прокуроры, как и судьи, должны будут пройти переаттестацию. Но тоже не все. Аттестовать будут глав подразделений Генпрокуратуры, Прокуратуры по особым делам, окружных и территориальных прокуратур. А в прокуратурах Кишинева, Бельц, Комрата, Прокуратуре по особым делам аттестацию пройдут и заместители руководителей.
А вот в Антикоррупционной прокуратуре аттестацию должны будут пройти все прокуроры.

Генпрокурор

Изменится процедура назначения генпрокурора. Конкурс на эту должность будет проводить комиссия минюста и передавать досье отобранных кандидатов Высшему совету прокуроров. Совет выберет из числа отобранных претендентов одного и предложит его на утверждение президенту.

Высший совет прокуроров

Состав Высшего совета прокуроров по аналогии с Высшим советом магистратуры планируется увеличить с 12 до 15. Кроме генпрокурора, прокурора Гагаузии, председателя Высшего совета магистратуры и министра юстиции в Совет по праву будет входить председатель Союза адвокатов. Кроме того, по одному члену в состав ВСП назначат правительство и минюст.

Антикоррупционная прокуратура

Изменится компетенция Антикоррупционной прокуратуры. Она будет расследовать коррупционные преступления, только если их совершили лица, занимающие ответственные государственные должности, мэры и вице-мэры, местные советники муниципиев Кишинев, Бельцы, Кагула и Комрата, офицеры по уголовному преследованию или чиновники, если сумма ущерба превышает 5 тыс. условных единиц (25 тыс. леев). Также Антикоррупционная прокуратура будет расследовать любые коррупционные преступления, если сумма ущерба превышает 50 тыс. условных единиц (250 тыс. леев).

Прокуратура по борьбе с организованной преступностью и особым делам

Эта прокуратура, согласно законопроекту, будет называться Прокуратура по особым делам. А к ее нынешней компетенции добавят преступления по статьям «Отмывание денег» и «Финансирование терроризма».

Законопроект, по замыслу авторов, должен вступить в силу 1 января 2020 года. К этому времени должны завершиться все переаттестации и доукомплектование Высшего совета магистратуры и Высшего совета прокуроров.

Что говорят эксперты

Эксперты неоднозначно оценивают предложенную минюстом реформу. Глава Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча назвал ее амбициозной. «Аттестация всех судей ВСП, всех прокуроров Антикоррупционной прокуратуры, а также руководства судов и прокуратур… Это около 150 человек или 12% всех прокуроров и судей в Молдове. Не думал, что будет так много. Есть риск, что комиссия захлебнется», — отметил Грибинча.

Кроме того, по его мнению, законопроект может встретить сопротивление на стадии принятия. «Можно предположить, что многие из системы не пройдут аттестацию. А это, как правило, люди, у которых до сих пор были очень хорошие связи с политиками и которые решали свои вопросы «по-молдавски»», — отметил Грибинча. Проект, добавил он, требует твердой политической воли властей.

Директор Центра политики и реформ Штефан Глигор, в свою очередь, считает, что предложенная реформа — лишь частичное наступление на систему, поэтому она не даст желаемых результатов. «Первый уровень коррупции — суды первой инстанции, второй — Апелляционные палаты. Если реформировать только ВСП и сократить ее компетенцию, можно создать огромный пласт беззакония. Сейчас люди, которые из-за взяток и политического давления проигрывают дела на уровне Апелляционных палат, надеются добиться правды в ВСП. Конечно, ВСП тоже весьма коррупционный орган, серьезные люди купят себе решение и там. Но все-таки туда труднее добраться, для людей это какая-никакая надежда», — считает Глигор.

Реформирование Высшего совета магистратуры и Высшего совета прокуроров он назвал «самым страшным» элементом реформы — «политическим подчинением».
«Согласно европейской практике и рекомендациям международных структур, половина, а то и большинство членов органов самоуправления судебной системы должны составлять судьи. У нас сейчас их шесть из 12. Там хотя бы есть паритет. Власти решили уменьшить эту квоту, нарушая тем самым независимость органа. Теперь это не орган самоуправления, а орган политического подчинения судебной системы, которая и так подчинена», — считает Глигор.

По его мнению, власти решили разбавить большинство, созданное бывшим главой Демпартии Владимиром Плахотнюком, и создать другое, подконтрольное новой власти. То же самое, по мнению Глигора, относится и к Высшему совету прокуроров.

Логику минюста при реформировании ВСМ попытался объяснить Владислав Грибинча. Он отметил, что решение аттестационной комиссии по судьям ВСП можно будет обжаловать в Высшем совете магистратуры. По кадровым вопросам, уточнил эксперт, в ВСМ не голосуют генпрокурор, глава минюста и глава ВСП (чтобы они не могли влиять на карьеру судей). Таким образом, отметил Грибинча, остаются девять членов ВСМ, двое из которых представители ВСП, которые тоже не смогут голосовать по вопросам аттестации судей ВСП. Остается семь человек — это минимум, который необходим для принятия решений.

По мнению Владислава Грибинчи, именно поэтому власти решили увеличить состав ВСМ до 15 членов — чтобы снизить риск блокирования работы ВСМ. При этом эксперт не понимает, почему трех дополнительных членов ВСМ будет назначать правительство и президент.

Штефан Глигор, в свою очередь, считает, что состав Высшего совета магистратуры следовало сначала «очистить», проведя новые выборы магистров ВСМ. «Зачем оставлять в ВСМ шесть судей, к которым у вас большие претензии? Какой месседж власти посылают системе? Можно творить беспредел и дальше и оставаться на своем месте?», — задался вопросом эксперт.

По его мнению, власть проявит силу, если даст независимость системе юстиции, а не переподчинит ее политически. «Надо сохранить принципы самоуправления, законодательно остановить мандаты членов ВСМ, за два месяца очистить систему от одиозных судей и организовать новые выборы в ВСМ. Вот правильная формула», — считает Глигор.

К тому же, отметил он, если бы власти хотели провести настоящую реформу и сделать судебную систему независимой, они должны были увеличить число судей в составе ВСМ до семи человек. «То, что предлагают власти — это полумеры. Самое страшное, что они нарушают принцип самоуправления. Потом опять надо будет к этому возвращаться и изменять закон», — подытожил эксперт.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 7
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: