В Приднестровье заводят уголовные дела за книги и посты в соцсетях. Что об этом думают в Кишиневе?
3 мин.

В Приднестровье заводят уголовные дела за книги и посты в соцсетях. Что об этом думают в Кишиневе?

В Бюро политик по реинтеграции Молдовы считают «необоснованным преследованием» и нарушением прав человека открытые в Приднестровье уголовные дела за экстремизм и оскорбление приднестровского лидера. Об этом в ответ на запрос NM заявил замглавы бюро Алин Гвидиани. Ведомство будет добиваться обсуждения этого «провокационного подхода» с участниками переговорного процесса «5+2» и уже обратилось к политическому представителю Тирасполя Виталию Игнатьеву с просьбой незамедлительно прекратить преследования.

О каких делах речь?

NM запрашивал мнение бюро сразу по нескольким уголовным делам, заведенным за последний год в Приднестровье. Так, в августе 2019 года по статье за «оскорбление президента» в селе Чобручи Слободзейского района арестовали двух пенсионеров — Татьяну Белову и ее супруга Сергея Мировича. Им вменяется оскорбление в постах в Telegram лидера Приднестровья Вадима Красносельского. Весной 2020 года выяснилось, что обоих приговорили к трем годам тюрьмы.

В марте 2020 года уголовное дело за призывы к экстремизму завели на уроженку Тирасполя Ларису Калик. Поводом для расследования послужила публикация ее книги «Год молодости», в которую входят анонимные интервью бывших солдат приднестровской армии. Ей грозит пять лет тюрьмы.

В июне дело за экстремизм завели против оппозиционного политика из Тирасполя, члена местной Компартии Александра Самония. Его обвиняют в написании анонимных постов в Facebook, где якобы содержатся призывы к «социальной вражде и нетерпимости» и оскорбления Красносельского. По словам Самония, писал их не он. Тем не менее местный совет Тирасполя по запросу прокуратуры снял с него депутатскую неприкосновенность. Его сразу объявили в розыск. Самонию пока удалось скрыться от приднестровских властей. Калик тоже покинула территорию Приднестровья, опасаясь за свою безопасность.

Что говорят в Кишиневе?

В правительстве Молдовы NM сообщили, что знают об этих уголовных делах. Замглавы Бюро политик по реинтеграции Алин Гвидиани рассказал, что политическому представителю Тирасполя в переговорном процессе Виталию Игнатьеву уже направили обращение «с выражением недоумения и недопустимости притеснения неотъемлемых прав, необоснованного преследования и незаконного лишения свободы». Игнатьева попросили содействовать восстановлению нарушенных прав и прекращению необоснованных преследований.

По словам Гвидиани, бюро также проинформировало миссию ОБСЕ по каждому делу и попросило миссию следить за их развитием и поддержать участников этих уголовных дел. В бюро выразили надежду, что ОБСЕ внедрит полноценный мандат на защиту прав человека в регионе, убедит Тирасполь «отказаться от провокационных подходов и отменить меры несовместимые с универсальными требованиями в области прав человека».

Аналогичные просьбы бюро направило посредникам и наблюдателям в переговорном процессе «5+2», и намерено обсудить эти дела с международными партнерами Молдовы.

Гвидиани напомнил, что Кишинев неоднократно предлагал создать механизм защиты прав человека в регионе. По его словам, есть сопротивление со стороны Тирасполя. «Гуманитарные аспекты и права человека являются корзиной переговорного процесса и должны быть приоритетными во всех форматах диалога Кишинев-Тирасполь, однако, в Тирасполе не усматривается готовность и открытость продвигаться в этом направлении», — ответил NM Гвидиани.

Напомним, правозащитники из Кишинева и Тирасполя считают упомянутые уголовные дела нарушением свободы слова.

Подробнее о том, как это вышло, и как в Приднестровье борются с критикой власти, читайте в разборе NM «Мы меньше притворяемся демократическим государством». А также слушайте подкаст «Республика молчания».

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 3
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: