«Зависит от масштабов кризиса». Глава Всемирного банка в Молдове о будущем бизнеса, помощи государства и выходе в онлайн. Интервью NM
6 мин.

«Зависит от масштабов кризиса». Глава Всемирного банка в Молдове о будущем бизнеса, помощи государства и выходе в онлайн. Интервью NM

Мир станет другим, а бизнесу придется изменить модель поведения, чтобы восстановить продажи и сохранить клиентов. О том, как компании могут сопротивляться кризису, стоит ли им ждать помощи от государства, и что станет с молдавской экономикой в 2020 году, в интервью NM рассказала глава представительства Всемирного банка в Молдове Анна Ахалкаци. 

x

Какие виды бизнеса, по-вашему, пострадали из-за карантина больше всего?

Проблема экономического кризиса из-за COVID-19 очень серьезная. Чтобы оценить степень влияния пандемии на бизнес, Всемирный банк провел опрос среди компаний. Такой же опрос мы проведем в сентябре и декабре, потому что отследить степень влияния такого явления как ковид, не одноразовая задача. Кризис не закончится сегодня или завтра, и мы должны очень серьезно следить, как ситуация будет развиваться.

Негативное влияние на бизнес оказывают четыре разных фактора. Одни предприятия просто закрылись из-за карантинных ограничений. Вторая причина — нарушение цепочек поставок: не все предприятия смогли продолжать бизнес в нормальном режиме. Также был шок со стороны спроса: он упал или изменился. И наконец, четвертый фактор — финансовый. Для многих предприятий стал проблемой доступ к финансированию. Их долговые обязательства к банкам, арендная плата или налоговые выплаты, операционные расходы — для этого нужно финансирование.

Но, конечно, пандемия по-разному повлияла на различные сектора. Больше всего, по нашему опросу, пострадал промышленный сектор. Уже в марте производство на промышленных предприятиях сократилось на 9%. Тенденция в апреле продолжилась. Продажи на промышленных предприятиях сократились на 65% и занятость приблизительно на 10%.

В секторе услуг продажи сократились на 53%, а занятость — на 7%. Многие предприятия, 75%, просто сократили график работы.

И важно отметить специфику Молдовы. У нас, как вы знаете, доступ к квалифицированной рабочей силе ограничен, это проблема для предприятий, поэтому им нужно сохранить работников даже во время такой изоляции.

Очень сильно пострадал текстильный сектор и поставщики комплектующих для оборудования для автомобилестроительного производства. Это произошло из-за того, что их продукция предназначена на экспорт, а предприятия в Европе закрылись из-за пандемии. И насколько быстро эти сектора смогут восстановиться после кризиса, будет зависеть не только от внутренней ситуации в Молдове, но и от того, как быстро восстановятся эти сферы производства у наших партнеров по торговле.

Долговременным будет влияние кризиса на ресторанный и гостиничный бизнес, туризм. Пострадали и сектора, не связанные с торговлей, — финансовый, строительный, транспортный, государственных услуг, образования.

А вот почтовые и информационно-коммуникационные услуги продолжают удовлетворять возросший спрос, особенно в розничной онлайн-торговле. В этом секторе позитивная динамика.

Но по данным статистики в целом, видно, что экономика очень замедлилась. И в принципе эти тенденции начались до ковида, потому что определенное замедление произошло в странах-партнерах Молдовы.

Вы говорили о том, что сфера почтовых услуг и информационных технологий неплохо себя чувствовали в период карантина. И вообще есть ли такие виды бизнеса, которые получили выгоду, импульс к развитию в это время?

Говорить о выгоде во время пандемии сложно. Мы все проигрываем от этого. Но в некоторых секторах динамика более позитивная, чем в других. И те предприятия, которые смогли быстрее адаптироваться к онлайн-режиму, внедрить определенные цифровые технологии, переориентировать свой бизнес, они продолжили развитие. Но только 3% предприятий отметили рост продаж в апреле по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Некоторые винодельческие предприятия или предприятия по производству сахара перешли на производство этанола, актуальный продукт в контексте Ковида. А некоторые предприятия легкой промышленности перешли на производство средств индивидуальной защиты от вируса. То есть определенные шансы у компаний появились, и в этих 3% мы их видим.

Бизнес находится сейчас в неопределенности. Что предприниматели могут предпринять без помощи государства, самостоятельно, чтобы быстрее восстановиться?

Бизнес всегда может и должен полагаться только на себя. В Молдове бизнес довольно легко адаптируется. Например, треть предприятий уже с начала пандемии перенесли свою деятельность в онлайн. Четверть компаний расширили доставку товаров и услуг в период пандемии. Может, этого недостаточно, но это показывает, что в Молдове есть группа компаний, которые смогли и в такие кризисные времена адаптироваться к ситуации.в

Был еще один интересный результат опроса, который показал, что только 3% опрошенных предприятий сказали, что они или уже получили государственную помощь, или собираются получить. И когда мы спросили у остальных, почему они не обращаются за господдержкой, компании ответили, что были не уверены в том, что соответствуют критериям тех, кому государство должно помогать. А где-то четверть компаний просто не знали о существовании этой помощи.

Советую интересоваться тем, как может помочь государство. Если человек сам не будет искать эту информацию, не будет спрашивать, не будет инвестировать в тренинги, в консультативные услуги, то ничего и не получит.

Вы упомянули государственную помощь. Как ВБ оценивает меры правительства по поддержке бизнеса?

Спасибо за этот вопрос. Успешность мер правительства покажет время. Это будет зависеть от масштаба кризиса. Мы должны будем переоценить эти меры, и задача правительства — не просто какую-то меру предоставить, а отследить ее влияние и скорректировать в зависимости от результатов.

К тому же не стоит забывать, что есть еще огромный пакет реформ, который нужно было проводить и до кризиса. Эти реформы очень серьезные, они должны изменить экономическую структуру Молдовы, что поможет нам в долгосрочной перспективе.

С другой стороны, меры абсолютно сопоставимы с мерами, которые в нашем регионе предоставили бизнесу другие страны, например, в западно-балканском регионе. Это приблизительно 2,5 % от ВВП.

А могли бы власти сделать что-то лучше, например, опираясь на опыт другой страны?

Вопрос — в эффективности мер. И мы не должны забывать, что нужно было балансировать — с одной стороны, чрезвычайное положение в системе здравоохранения и здоровье населения, с другой — бюджетные возможности. Потому что фактически Молдова вступила в период рецессии в 2020 году. Из-за ковида у нас будет наблюдаться спад. Это означает, что доходы в бюджет сократятся очень сильно, что еще больше ограничит возможности финансовых программ поддержки.

Я думаю, что концентрироваться нужно на краткосрочных мерах, которые помогут в кризисной ситуации не закрыться предприятиям, выжить, но уже сейчас стоит думать о среднесрочных и долгосрочных мерах, и о том, как мы сможем реформировать экономику, чтобы увеличить конкурентоспособность, изменить эффективность использования госсредств, улучшить бизнес-среду.

Как будут развиваться дальнейшие события, можно ли говорить о прогнозах?

У самого бизнеса надо спросить, что он думает по этому поводу, потому что он лучше всего оценивает свои возможности. Предприниматели знают рынки, они знают своих клиентов. И по нашему опросу, отношение к перспективам — позитивное. Предприятия считают, что они вернутся к нормальному уровню продаж через шесть месяцев, к концу этого года. А с точки зрения занятости они ожидают дойти до нормального уровня в течение двух месяцев после снятия карантина.

Конечно, очень многое будет зависеть от того, как быстро внешние рынки восстановятся, и произойдет ли международная перегруппировка цепочек снабжения и поставок. Скажем, мы говорили об автомобилестроительных предприятиях в Молдове, которые поставляют комплектующие, они зависят от того, насколько быстро откроются предприятия в Европе. То есть определенные сектора будут зависеть от внешних факторов.

Внутренние факторы также играют очень важную роль.

Важно, чтобы компании сами старались продолжать инициативу и инновационный подход. Они должны меняться.

Как никогда, актуальна эта фраза: «все то, что нас не убивает, делает нас сильнее». Эти тяжелые времена позволят компаниям выйти из кризиса более сильными, с другим ассортиментом продуктов или бизнес-практикой, чтобы в долгосрочной перспективе увеличить продажи и занятость.

То есть вы думаете, что все изменится, или есть вероятность, что когда эпидемия успокоится, все вернется на круги своя?

Я думаю, многим хотелось бы вернуться на знакомую колею, не только бизнесу, но и каждому из нас. Легче делать то, что ты знаешь. С другой стороны, за три месяца многие из нас научились новому стилю работы. Думаю, это достаточное время, чтобы увидеть позитивные стороны «деланья» бизнеса в другом режиме. Те компании, которые смогли перейти на онлайн, организовать доставку, создать базы данных, веб-присутствие, они не решат полностью вернуться к старым методам.

С одной стороны, кризис создал много сложностей, с другой, — большие перспективы развития открылись в тех сферах, где раньше этих перспектив не было.

Мир будет другим. Всегда будет что-то, что будет бросать вызов и бизнесу, и нам, людям. И поэтому мы должны быть готовы, должны адаптироваться и думать, как друг другу помочь: как государство может помочь, как бизнес может помочь населению и как мы можем помочь друг другу в этом изменяющемся мире.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: