Дело мести. Наркотриллер о «войне» полицейских в Молдове (ВИДЕО)
14 мин.

Дело мести. Наркотриллер о «войне» полицейских в Молдове (ВИДЕО)

Несколько офицеров полиции, против которых в конце прошлого года возбудили новое дело о вымогательстве, утверждают, что дело вновь сфальсифицировали. Полицейские считают это продолжением мести сотрудников Службы внутренней безопасности и борьбы с коррупцией МВД: пять лет назад они были фигурантами дела о торговле наркотиками, которое расследовали эти офицеры полиции. NM рассказывает, как и почему в Молдове полицейские «воюют» против полицейских.

Дело

В распоряжении NM оказалось письмо, адресованное главе МВД Павлу Войку и генпрокурору Александру Стояногло. Письмо написали офицеры полиции Дориан Цуркану, Сергей Кобылаш, Вячеслав Ботезат и Виктор Годоноага. Первые трое работают в инспекторате полиции Ботаники, там же работал и Годоноага, а в 2020 году его повысили и перевели в другое управление. Пять лет назад они расследовали дело о продаже наркотиков и выяснили, что «крышевали» наркоторговцев несколько сотрудников Службы внутренней безопасности и борьбы с коррупцией МВД (SPIA).

В письме, адресованном Стояногло и Войку, полицейские рассказали, что задержали тогда всех фигурантов дела, а с сотрудниками SPIA, причастными к этому делу, у них начался открытый конфликт.

Как рассказал NM источник, знакомый с делом, о причастности сотрудников SPIA к торговле наркотиками сообщил на допросе в 2016 году один из обвиняемых — Александр Боярский. Он рассказал, что в течение долгого времени получал на реализацию наркотики (героин) от Ивана Мельника и Дмитрия Русу, работавших в SPIA (протокол допроса Боярского есть в распоряжении NM).

В мае 2016 года руководитель следственной группы, прокурор Роман Статный распорядился задержать Мельника и Русу. Задерживали их офицер по уголовному преследованию Виктор Годоноага и прокурор Лилиан Кочу.

Статный предъявил Мельнику и Русу обвинения, а суд по ходатайству прокурора поместил их под арест на 30 суток. Арест им не продлили из-за «нехватки дополнительных доказательств», а позже и вовсе вывели из-под уголовного преследования в связи с недостатком доказательств совершения преступления, предусмотренного ст. 217(1) Уголовного кодекса — «Незаконный оборот наркотических, психотропных веществ или их аналогов».

Роман Статный, напомним, был одним из тех прокуроров, которых Александр Стояногло, после проверок в Антикоррупционной прокуратуре и Прокуратуре по борьбе с оргпреступностью, попросил добровольно подать в отставку. В начале 2020 года Статный уволился из прокуратуры.

В июне 2016 года тогдашний глава Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь провел встречу с членами следственной группы по этому делу, их было около 20 человек. Об этом NM рассказал источник, присутствовавший на этой встрече. «Он [Морарь] положил на стол лист бумаги и обязал всех написать, есть ли дополнительные доказательства вины Русу и Мельника. Он настаивал на этом, утверждая, что уже собранных доказательств недостаточно. После того как все написали, что других доказательств нет, он велел всем быть на чеку, потому что SPIA будет следить за нами и мстить», — рассказал собеседник.

Комментируя NM эту информацию, Виорел Морарь отметил, что встречи с рабочими группами проходили регулярно по многим уголовным делам. «Такие встречи были необходимы, чтобы проинформировать всех членов группы о запланированных мероприятиях, обсудить трудности, которые возникали в работе групп. Как правило, на этих заседаниях вели протоколы, в них заносили самые главные вопросы и решения, протоколы подписывали все участники и все получали их копию», — рассказал Морарь, отметив, что не может вспомнить никакие детали, связанные с этим делом (NM разговаривал с Морарем до его задержания 19 января в связи с выдвинутыми ему обвинениями по делу Vento).

«Мне понадобился бы доступ к материалам этого дела, но это невозможно», — добавил Виорел Морарь. Он также отметил, что доказательная база по уголовным делам может изменяться на протяжении всего расследования, так как в ходе следственных мероприятий могут выявить новые доказательства вины или, наоборот, невиновности подозреваемых или обвиняемых.

Доказательства

По словам источника NM, собранных доказательств причастности к делу сотрудников SPIA было достаточно. При этом собеседник подчеркнул, что он не судья, чтобы выносить решения. «В деле есть и косвенные, и прямые доказательства», — отметил он.

Так, Боярский, которого обвиняли в хранении и сбыте наркотиков, на допросе после задержания (видеозапись допроса есть в распоряжении NM) рассказал, что наркотики получал в разных местах, в том числе от сотрудников МВД. Он сообщил, что гашиш брал у сотрудников МВД Ивана Мельника и Адриана Болокана, а также у «Димы (Русу), который работал с Иваном Мельником».

«У Болокана, когда он работал в управлении по борьбе с наркотиками, сейчас он уже не работает в системе, я покупал гашиш, примерно 3 кг по €3,5 за грамм. Это было осенью 2013 или 2014 года. Что-то я сам употреблял, кого-то угощал, не всегда продавал за деньги», — рассказал Боярский. Он пояснял, что деньги на наркотики тогда заплатил не напрямую Болокану, а третьему лицу, чье имя он затруднился вспомнить.

На допросе Боярский также рассказал, что покупал героин у Мельника и Русу по 1,8 тыс. -2 тыс. леев за грамм. Сначала, по словам Боярского, он обсуждал все с Мельником, говорил, что ему нужно и сколько, а затем Русу приносил ему товар.

Боярский также сообщил, что его «прикрывали» Иван Мельник и Валерий Брыништер, который тогда занимал должность замглавы управления борьбы с наркотиками Национального инспектората расследований: «Ваня сказал мне, что они с Валерой друзья, кумовья, и я могу рассчитывать на его поддержку».

Боярский также рассказал, что у него уже были проблемы с законом из-за хранения и употребления наркотиков, и он обращался за помощью к Мельнику, который сказал, что решение вопроса будет стоит €5 тыс. «Один из сотрудников полиции [который задерживал Боярского] после разговора с Ваней сказал, что задерживать меня не будут. Потом я встретился с Ваней и спросил, что от меня требуется. Была названа сумма €5 тыс., но такой суммы у меня не было. Я предложил $5 тыс., которые и передали Ивану Мельнику», — рассказал Боярский.

Показания Боярского подтверждают стенограммы телефонных переговоров между ним, Мельником и Русу. Фамилия Брыништера тоже фигурирует в одном из разговоров: Мельник говорит Боярскому, что Брыништер теперь «работает в департаменте, и у них есть зеленый свет». В этом же разговоре Боярский и Мельник обсуждают некий «груз», который Мельник должен передать Боярскому.

Кроме того, за Боярским тогда установили слежку, которая показала, что он встречался с Мельником на его рабочем месте в SPIA. Наружное наблюдение тоже зафиксировало встречу Боярского с неустановленным лицом, в разговоре с которым он упоминал Валерия Брыништера и выражал недовольство тем, что его задерживали с «героином и амфетамином». Боярский предполагал, что задержать могли по указанию Брыништера. Позже на допросе Боярский скажет, что, возможно, его задерживали, чтобы получить от него деньги.

 

Валерий Брыништер, отметим, не впервые фигурирует в публикациях СМИ. В октябре 2020 года NM опубликовал видео, на котором бывший тогда сотрудником полиции Штефан Варварич угрожает бизнесмену из Кишинева физической расправой и уголовным делом. Сам бизнесмен утверждал, что Варварич угрожал ему по поручению своего начальника, замглавы управления борьбы с наркотиками Генинспектората расследований Валерия Брыништера. Бизнесмен обратился в связи с этим в прокуратуру. Пресс-секретарь МВД Алина Збанка сказала тогда NM, что Варварич уволился из правоохранительных органов, а в министерстве начали служебное расследование по этому поводу. Об итогах этого расследования публично не сообщали.

Все сотрудники SPIA, фигурировавшие в деле о торговле наркотиками, продолжают работать в МВД.

Контрдела

Проблемы у полицейских, расследовавших в 2015 году дело о наркоторговле с участием сотрудников SPIA, начались почти сразу. В письме главе МВД и генпрокурору они написали, что тогда же сотрудники SPIA Валерий Брыништер, Иван Мельник, Дмитрий Русу, Владимир Балагула, Вадим Гэлушка, Валерий Дроздов и Руслан Бескиер «сфабриковали против них улики».

В марте 2015 года на 72 часа задержали следователя Дориана Цуркану за «пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение». Вместе с ним задержали и его коллегу Раду Старинского. Дело вел прокурор из прокуратуры Буюкан Игорь Демчучин.

Согласно материалам этого уголовного дела, 10 октября 2014 года Цуркану и Старински, представившись сотрудниками управления борьбы с наркотиками, вошли во двор дома некоего Юрия Рединского, нанесли ему удар пистолетом и повалили на землю. Затем обыскали его и сняли с шеи золотую цепочку. Такие показания дал сам Рединский.

Его показания, как выяснилось, не соответствовали действительности, так как Цуркану во время описываемых событий участвовал в обыске. Цуркану освободили из-под стражи спустя два дня после задержания, но уголовное дело против него не закрыли, а только приостановили.

В следственных мероприятиях против Цуркану, как следует из письма полицейских, участвовали сотрудники SPIA Мария Рошка, Валерий Брыништер, Иван Мельник, Раду Чобану и Дмитрий Даскэл.

Несмотря на то, что и Цуркану, и Старинского освободили и вывели из-под уголовного преследования, сотрудники SPIA не предприняли никаких действий в отношении свидетеля, давшего заведомо ложные показания. Авторы письма также обращают внимание на то, что сотрудников SPIA, которые «сфальсифицировали доказательства и убедили Реденского дать ложные показания», тоже не наказали.

Информированный источник уточнил NM, что сотрудники SPIA сфальсифицировали данные, взятые с вышек сотовой связи, согласно которым телефоны Цуркану и Старинского находились возле дома Рединского.

Вторую попытку уголовного преследования группы полицейских, расследовавших дело о наркоторговле, сотрудники SPIA предприняли в 2019 году. Тогда показания против полицейских дал задержанный за торговлю наркотиками Вячеслав Лэзэреску. Сотрудники инспектората полиции Ботаники задержали его с поличным в 2014 году. Лазареску сотрудничал со следствием и помог арестовать других торговцев наркотиками. За это его освободили от уголовной ответственности.

Через пять лет, в 2019 году, сотрудники инспектората Ботаники оштрафовали Лэзэреску за «незаконное приобретение или хранение наркотиков без цели сбыта». Тогда, как считают авторы письма, сотрудники SPIA убедили или запугали Лэзареску, и он написал заявление на полицейских, обвинив их в вымогательстве крупной суммы денег.

Антикоррупционная прокуратура завела уголовное дело по этому поводу, сотрудников полиции вызвали на допрос, а затем вывели из-под уголовного преследования в связи с отсутствием состава преступления.

Новое уголовное дело против группы полицейских завели на основании заявления Сильвии Цуркан, которую в прошлом году приговорили к четырем годам и восьми месяцам тюрьмы по делу о продаже наркотиков. Сейчас ее дело рассматривает Апелляционная палата, а сама Цуркан находится на свободе под подпиской о невыезде. Цуркан сотрудничала со следствием и помогла установить других торговцев наркотиками.

В декабре 2020 года, спустя полтора года после задержания, Цуркан и еще один фигурант этого дела Андрей Кульчицкий заявили, что группа полицейских, о которых идет речь, вымогали у них по €10 тыс. за прекращение следствия. Отметим, Кульчицкий, по некоторым данным, покинул Молдову.

14 января этого года на рабочих местах следователей полиции Дориана Цуркану, Сергея Кобылаша, Вячеслава Ботезата, а также Виктора Годоноаги и Артема Поповича, которые уже год работают в погранполиции, провели обыски. В них участвовали сотрудники SPIA Владимир Балагула и Валерий Дроздов, непосредственным начальником которых является Руслан Бескиеру. С последним у группы полицейских, о которых идет речь, по их словам, давний конфликт. Уголовное преследование по делу против пяти полицейских, открытому на основании заявлений Цуркан и Кульчицкого, ведет прокурор Ион Шликарь.

Полицейский Артем Попович, отметим, работал под прикрытием при расследовании дела о продаже наркотиков, в котором фигурируют Цуркан и Кульчицкий,. В суде он дал против них показания как внедренный агент.

Что в результате

Александр Боярский, который рассказал, как покупал наркотики у сотрудников SPIA, позже отказался от своих показаний. Сотрудников SPIA Русу и Мельника вывели из-под  уголовного преследования по делу о продаже наркотиков в связи с нехваткой доказательств. В то же время против Мельника возбудили уголовное дело за превышение служебных полномочий и нарушение неприкосновенности частной жизни. Дело передали в суд, где его до сих пор рассматривают. Против других сотрудников SPIA, фигурировавших в деле о продаже наркотиков, никаких действий не предпринимали.

Уголовное дело против Боярского (то самое, о продаже наркотиков, в котором фигурировали сотрудники SPIA) передали в суд в 2016 году. Согласно информации на сайте cудебных инстанций, дело находится на рассмотрении у судьи суда Буюкан Виталия Будеча. В 2016 году в суд передали еще одно уголовное дело против Боярского — за дачу ложных показаний. С 2016 по 2020 год заседаний по этим делам не было, в 2021 слушания начались, но их постоянно переносили из-за эпидемии или по другим причинам.

В письме полицейских говорится, что после этих дел Боярский стал фигурантом еще трех уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков и управлением автомобилем в состоянии наркотического опьянения. Эти уголовные дела тоже передали в суд.

Артема Поповича после обысков 14 января задержали, а затем по запросу прокурора Иона Шликаря поместили под предварительный арест. В ходатайстве об аресте Артема Поповича прокурор Шликарь указал, что Попович, работая под прикрытием,  предварительно сговорился с офицерами полиции Ботезатом, Цуркану и Кобылашем, и они дважды вымогали у Сильвии Цуркан  €10 тыс. за то, чтобы переквалифицировать ее уголовное дело. Прокурор также отметил, что свои действия они координировали со старшим офицером по уголовному преследованию Годоноагой.

По версии прокурора, один раз полицейские говорили с Цуркан о деньгах у нее дома, а второй раз — в одном из кабинетов инспектората полиции Ботаники. Так как Цуркан в тот период находилась под предварительным арестом в тюрьме №13, все ее передвижения зафиксированы в рапортах.

В своем письме полицейские отметили, что Цуркан сотрудничала со следствием, а эскортировали ее из тюрьмы для участия в следственных мероприятиях. Полицейские утверждают, что могут это доказать.

Еще одно обвинение против Поповича касается незаконной установки устройства слежения в автомобиле гражданина Украины Андрея Кульчицкого. В этом случае, как утверждает прокурор, Попович тоже действовал, предварительно сговорившись с офицерами полиции Ботезатом, Цуркану и Кобылашем, а также с Годоноагой.

В своем ходатайстве об аресте Поповича Шликарь отметил, что «обоснованное подозрение против Поповича» подкреплено показаниями Цуркан и Кульчицкого, в которых они опознали Поповича и заявили, что он вымогал у них деньги. Также Шликарь отметил, что подозрения подкреплены показаниями Цуркан, которая сказала, что ее эскортировали не в те места, которые были указаны в заявлении на вывоз арестованной, а, в частности, в инспекторат полиции Ботаники. Кроме того, как отметил Шликарь, есть выписки из регистра эскортированных лиц, протоколы допросов свидетелей и «другие материальные доказательства» (какие именно, Шликарь в ходатайстве не уточнил).

Судья Дорин Мунтяну согласился с аргументами прокурора о том, что арест необходим,  так как Попович может скрыться от правосудия или повлиять на ход следствия. В то же время судья счел арест на 30 суток слишком жесткой мерой и отметил, что не исключает, что жалобы на полицейских могли быть местью. Мунтяну распорядился поместить Поповича под арест в тюрьму №13 на 15 дней. За это время, считает судья, прокурор успеет собрать необходимые доказательства и передать дело в суд (решение судьи Мунтяну есть в распоряжении NM).

Дело мести. Наркотриллер о «войне» полицейских в Молдове (ВИДЕО)

Фрагмент решения судьи Мунтяну

Как сообщил NM источник, знакомый с делом, в постановлении о предъявлении обвинения Поповичу нет прямых указаний на то, что он вымогал деньги у Сильвии Цуркану. Там сказано, что «он способствовал вымогательству». «Это общая фраза, которая ничем не подкреплена. К делу приложили копию записей с телефона Iphone X, там есть переписка Цуркан с братом, в которой она сообщает, что ей нужны деньги. Но при задержании у Цуркан был Iphone 8, это есть в материалах дела», — сказал собеседник.

Адвокат Поповича уже обратился в Генпрокуратуру с жалобой на действия прокурора Шликаря. Адвокат Годоноаги тоже пожаловался генпрокурору на то, что против его клиента возбудили уголовное дело без обоснованного подозрения.

Пресс-секретарь Генпрокуратуры Мария Виеру подтвердила NM получение обеих жалоб и отметила, что прокуратура рассмотрит их в предусмотренные законом сроки.

Полицейских Дориана Цуркану, Сергея Кобылаша, Вячеслава Ботезата и Виктора Годоноагу во время обыска 14 января не было на рабочем месте. Как сообщил NM адвокат одного из этих полицейских, в этот день они сдавали тест на коронавирус. У всех тест оказался положительным. Сейчас они находятся на больничном и лечатся от ковида.

Получить комментарий в МВД по поводу ситуации вокруг этих уголовных дел пока не удалось: к моменту публикации материала NM не получил ответ на запрос, отправленный в МВД.

NM также пытался получить комментарий замглавы управления по борьбе с наркотиками Генинспектората расследований МВД Валерия Брыништера, но связаться с ним  не удалось: в приемной SPIA никто не отвечал на звонки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • 431
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: