Геннадий Чорба объявил голодовку в тюрьме в Приднестровье. NM публикует его открытое письмо (DOC)
7 мин.

Геннадий Чорба объявил голодовку в тюрьме в Приднестровье. NM публикует его открытое письмо (DOC)

Оппозиционный активист из Приднестровья Геннадий Чорба, уже почти год находящийся в местной тюрьме по обвинению в «экстремизме», решил объявить голодовку. Чорба считает, что суд рассматривает его дело с нарушениями, и ему незаконно постоянно продлевают арест.  В распоряжении NM оказалось открытое письмо Чорбы, которое он первоначально предполагал для публикации в социальных сетях. В нем он, кроме прочего, сообщает, что ему предъявлено еще одно обвинение: на этот раз за публичное оскорбление местного лидера Вадима Красносельского.

На этой неделе в Рыбнице начался суд по делу оппозиционного активиста Геннадия Чорбы. Он уже год находится в заключении по подозрению «в экстремизме», а именно в «призывах к осуществлению экстремистской деятельности с использованием СМИ и интернета». Местные власти задержали его на несанкционированном протесте в Рыбнице в июле прошлого года. С тех пор его семье ни разу не удалось с ним увидеться, а его дело засекретили. По информации NM, на суде не разрешили присутствовать ни родственникам, ни журналистам.

NM передали письмо Чорбы из СИЗО в Рыбнице, где он сейчас находится на время суда. Судя по тексту, Чорба рассчитывал, что его опубликуют в социальных сетях. Письмо написано от руки. Подлинность письма подьверждается его почерком. Однако при каких обстоятельствах и как Чорба его писал — неизвестно.

В этом открытом обращении Чорба рассказывает подробности своего дела, связанные с предполагаемым нарушением его прав, и сообщает, что 24 июня он объявил голодовку.

Засекреченное дело

«Правосудие превратилось в Заказосудие или, как его еще сегодня называют Мовасудием», — пишет в самом начале Чорба, имея в виду министра внутренних дел Приднестровья Руслана Мову.

Чорба напоминает, что его задержали 3 июля 2020 года, на следующий день после протеста в Рыбнице. И далее рассказывает детали дела, большинство из которых до сих пор не были публично известны.

«С 7.30 у подъезда моего дома, где я живу, возле моего автомобиля дежурили оперативники, как я понял из службы, которой до недавнего времени руководил господин В. Голуб. Видимо, это просто случайность, но на моем автомобиле был подрезан шланг тормозной системы и тормозная жидкость вылилась на асфальт», — пишет Чорба.

Тем же вечером Рыбницкий суд дал ему 10 суток предварительного ареста. Позже Верховный суд уменьшил срок до девяти суток. Тогда Чорбу держали по подозрению в организации несанкционированного митинга. Как рассказывает в письме Чорба, его повторно задержали на выходе из СИЗО 12 июля. Оттуда его сразу доставили в Тирасполь, утверждается в обращении.

«Меня поставили в известность, что я подозреваюсь в совершении преступления, предусмотренного ст. 276 ч.2 «публичные призывы к осуществлению экстремистских действий с использованием сети Интернет». То есть я, типа, призывал людей к этим действиям через статьи в Интернете. Дело было засекречено, что дает возможность резко ограничить доступ адвоката и его выбор под предлогом секретности», — пишет Чорба.

Еще 9 июля, по словам активиста, по его делу провели лингвистическую экспертизу, которая не увидела в его постах в социальных сетях призывов к экстремизму. «И, несмотря на это, было принято решение о возбуждении уголовного дела при отсутствии самого преступления», — пишет Чорба.

15 июля уже в Тирасполе состоялся суд: ему дали два месяца предварительного ареста. После этого, утверждается в письме, три с половиной месяца «никаких следственных действий» не проводили.

Обвинение в оскорблении Красносельского

Как указывается в письме, после этого судья Капранова У.Ф. несколько раз продлевала Чорбе арест. «После очередного решения от 8 октября судьи Капраловой У.Ф. я не выдержал и написал жалобу в Верховный суд», — говорится в письме.

«Дело в том, что основным аргументом следствия при подаче ходатайства о продлении срока моего содержания под стражей было утверждение, что у следствия есть неопровержимые доказательства. В своей жалобе я указал и расписал, что при отсутствии преступления (состава преступления в деянии) говорить о виновности нельзя», — говорится в письме.

В процессе выяснилось, что ему предъявили еще одно обвинение — уже по статье УК о «публичном оскорблении президента ПМР». Чорба утверждает в письме, что акт о лингвистической экспертизы в этом деле заменили. Он отказался от услуг назначенного ему адвоката, который при этом все равно приходил на заседания. Чорбе снова продлили арест, а 27 ноября 2020 года его дело передали в Рыбницкий суд, как говорится в письме, не ознакомив его с материалами дела. После этого уже Рыбницкий суд продлевает Чорбе арест.

«Согласно требованиям статьи 212 УПК ПМР, первое заседание суда в рамках уже судебного разбирательства должно было начаться не позднее 17 декабря 2020 года. Первое заседание прошло 21 июня 2021 года. Согласно требований статьи 212-1 УПК ПМР содержание под стражей подсудимого не может превышать шесть месяцев», — пишет Чорба.

Он указывает в письме, что считает, что его должны были освободить под подписку о невыезде, но вместо этого «незаконно» продлили арест до 27 августа 2021 года.

Объявление голодовки

Чорба обратился в Верховный суд, который, по его словам, отменил решение о продлении ареста. Из письма не ясно, откуда у Чорбы была такая информация. Поскольку далее он сообщает, что позже ему передали «писульку», в которой сообщается, что Верховный суд оставил арест в силе.

Чорба считает, что в ходе рассмотрения его дела у него незаконно конфисковали компьютерную технику, подменили документы о проведенных экспертизах и даже подменили саму суть обвинений.

«В суде должны расследоваться только события, по которым предъявлены обвинения. Мне предъявлены обвинения по публикациям в Интернете. Суд рассматривает события на мосту [в Рыбнице]», — написал Чорба.

Он также сообщил, что 24 июня подал ходатайство об изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Спустя 40 минут совещания, сказано в письме, Чорбе в этом отказали.

«В связи с вышеизложенными нарушениями закона я принял решение с утра 24 июня 2021 года отказаться от приема пищи», — подытоживает Чорба. Он считает главным виновником происходящего с ним — «реального руководителя республики Мову».

Отметим, NM направил запросы во все ответственные органы Приднестровья, чтобы узнать официальную позицию местных властей по этому делу. Как только ответы будут получены, NM их опубликует.

Оригинал письма Геннадия Чорбы из СИЗО Приднестровья by newsmakermd on Scribd

Расшифровка письма Геннадия Чорбы из СИЗО Приднестровья by newsmakermd on Scribd

Отметим, неправительственная международная организация Freedom House недавно выпустила специальный отчет о ситуации в Приднестровье. В рейтинге политических прав и свобод граждан регион отнесли к «несвободным» территориям. Приднестровье как территория получило в рейтинге 20 балов из 100 возможных. Это в несколько раз хуже общего показателя всей Молдовы.

Как пример жесткого ограничения свободы собраний в отчете приводится информация о деле Геннадия Чорбы.

Подробнее о содержании отчета Freedom House по Приднестровью читайте в материале NM Приднестровье «по соседству» с Конго. Freedom House опубликовал специальный отчет о ситуации в регионе.

***

Напомним, оппозиционного активиста Геннадия Чорбу впервые задержали 3 июля 2020 года по подозрению в организации протеста в Рыбнице. Митинг состоялся 2 июля: собравшиеся были недовольны аннулированием пропусков, позволявших им выезжать из Приднестровья на работу на правый берег Днестра. Чорба утверждал, что не организовывал митинг: по его словам, люди стихийно собрались на мосту между Рыбницей и Резиной, потому что не могли попасть на работу.

Пятерым участникам протеста выписали штрафы, а Чорба, которого милиция посчитала организатором, получил административный арест. Суд сначала настаивал на 10 сутках ареста, но позже смягчил наказание до девяти суток. Однако утром 11 июля в его квартире в Рыбнице прошел обыск. Правоохранители сообщили его супруге Людмиле Чорбе, что на Геннадия завели уголовное дело об экстремизме.

После окончания административного ареста за протест Чорбу перевезли из Рыбницы в Тирасполь, где суд поместил его под стражу еще на 60 суток уже по делу об экстремизме. После этого ему постоянно продлевали арест. Факт заведения уголовного дела об экстремизме NM подтвердил министр внутренних дел Приднестровья Руслан Мова. Он коротко ответил, что дело связано с пандемией коронавируса.

Ранее подконтрольные местным властям телеканалы Приднестровья распространяли информацию о том, что Чорба якобы «откровенно издевался над медиками ковид-госпиталей», и в своих постах в социальных сетях недооценивал значение пандемии коронавируса.

Подробнее о том, как в Приднестровье борются с критикой властей и заводят уголовные дела об экстремизме (в том числе за посты в соцсетях), читайте в материале NM «Мы меньше притворяемся демократическим государством». Тирасполь и Кишинев о борьбе с критикой власти в Приднестровье. Разбор NM.

А также слушайте подкаст NM «Республика молчания».

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 63
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: