Pfizer или Спутник, вакцинация и жесткий карантин. Большое интервью NM с главой ВОЗ в Молдове
14 мин.

Pfizer или Спутник, вакцинация и жесткий карантин. Большое интервью NM с главой ВОЗ в Молдове

Сможет ли Молдова получить достаточно вакцины от коронавируса? Нужно ли прививаться тем, кто уже переболел ковидом? Значит ли последнее снижение числа заболевших, что мы победили эпидемию? И что делать с «иммунизационными зайцами»? Об этом и многом другом в интервью NM рассказал глава офиса Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Молдове Игорь Поканевич.

«Здоровье и благополучие людей — это политический вопрос»

В мире уже давно шла «гонка» вакцин, и это было чем-то похоже на «гонку вооружений». Сейчас мы видим ее результаты. Но не больше ли в спорах между Pfizer и «Спутник V» политики, чем результатов реальных исследований? Можем ли мы сегодня точно сказать — эта вакцина эффективней, а эта опасней?

Я бы не называл это «гонкой вакцин» с негативной стороны. Наоборот, это хорошо, что много производителей включились в эту гонку, и мир в течение года получил достаточно большой пул возможных вакцин. И вот в декабре ВОЗ дала, скажем так, разрешение на использование Pfizer в чрезвычайной ситуации. Это произошло в рекордные сроки.

К сожалению, согласен, что есть политизация этого вопроса. И так не только в Молдове, это происходит и на глобальном, и на региональном уровнях. Здоровье и благополучнее людей — это политический вопрос. А вакцина как раз даст возможность обеспечить здоровье и улучшить благосостояние. Мы же видели, как пандемия повлияла и наверняка еще повлияет на экономическую ситуацию в стране и мире.

Но можем ли мы уже сейчас сказать, что одни спорщики о вакцинах правы, а другие нет? Например, в западноевропейских СМИ часто иронизируют на тему «Спутник V» и критикуют российскую вакцину.

Российская вакцина — в этом случае «Спутник V» — одна из кандидатов, которые сегодня проходят определенные этапы исследований. Часть документов уже передали в глобальную ВОЗ. Сейчас продолжается процесс включения вакцин в пул рекомендованных. Сколько времени это займет, мы не знаем. Это одна из примерно 100 вакцин на глобальном рынке, которые сейчас проходят испытания. Что будет в этом конкретном случае — время покажет.

Сейчас уже есть одна официально рекомендованная вакцина. Три другие на последних этапах утверждения. Возможно, к концу января будет уже несколько рекомендованных к использованию вакцин.

А что должно быть приоритетным для страны при выборе той или иной вакцины? Это вопрос стоимости? Или они все же сильно отличаются по эффективности и побочным эффектам?

Я согласен как раз с теми аргументами, о которых вы говорите. Иногда больше ориентируются на производителя, условия хранения и т.д. Но сейчас каждая страна должна решить для себя, какие приоритетные группы надо вакцинировать. И чем быстрее они получат вакцину, тем лучше. Приоритетность и скорость, наверное, должны быть ключевыми факторами. Вакцина должна быть доступна как можно скорее. В дополнение к этому нужно говорить об эффективности, безопасности. И в этом как раз уже роль национальных регуляторных органов. Они должны удостовериться, что в страну попадет вакцина, которая именно в этой стране и в это время обеспечит максимальную эффективность и безопасность.

На что может рассчитывать Молдова? У нас достаточно собственных средств для закупки вакцины? Или мы можем только надеяться на то, что нам кто-то подарит ее, выделит гуманитарную помощь?

Сегодня идут переговоры в нескольких параллельных направлениях, чтобы получить как можно быстрее доступ к вакцинам. Первое и наиболее реалистичное из них — глобальный пул COVAX. Эти переговоры начались достаточно давно: оттуда Молдова бесплатно получит вакцины для обеспечения 20% населения. Это — часть «мировой солидарности». В дополнение будет возможность получить из этого же пула вакцины по сниженной цене. Но для этого страна все равно должна будет выделить ресурсы. Это сможет обеспечить еще до 30% населения.

Еще идут переговоры о других донациях. Некоторые страны готовы предоставить Молдове вакцину, и это может произойти в ближайшее время.

Здесь нет никаких соревнований. Самое важное, чтобы удалось это сделать как можно быстрее, и охватить как можно больший процент населения, чтобы получить иммунитет от ковида.

Но все-таки возникает вопрос о надежности вакцин. Вы говорите о важности скорости. Экс-президент Игорь Додон пообещал, что все тот же российский «Спутник V» привезут в Молдову. Но это вполне может произойти и до того, как его окончательно одобрит ВОЗ, например. В этой ситуации, стоит ли стране принимать такую помощь?

Это суверенное решение каждой страны. Тут мы не можем диктовать условия. Со своей стороны мы предлагаем вакцину, которая прошла все этапы исследований и доказала свою эффективность.

То есть это Pfizer?

Да. И далее, как только в этом пуле будут появляться другие вакцины, Молдова точно так же будет иметь к ним доступ.

«Карантинные меры в Молдове должны быть намного жестче»

Насколько политические заявления о том, какая вакцина эффективней, какая нет, подрывают доверие к вакцинированию в принципе? В Молдове и так, как и в любой стране, есть категория людей, которая выступает вообще против прививок.

Мы всегда призывали к тому, чтобы ковид не политизировали. К сожалению, так получается не всегда. И сейчас мы видим, что вакцинация тоже становится предметом политических споров. Так не только в Молдове, но и на глобальном уровне, и в странах нашего региона.

Сейчас нужно в первую очередь смотреть, какая вакцина будет доступна быстрей, и как действительно охватить как можно большее число уязвимых групп, которых необходимо вакцинировать на первом этапе.

Есть группы людей, которые находятся в категории очень высокого риска. Если этот вопрос политизировать, то доступность будет ограниченной, или вакцинирование растянется во времени, чего мы однозначно не хотим. Мы как раз призываем, чтобы в этом вопросе было как можно меньше политики.

Какая максимальная цель кампании вакцинирования? Какой процент населения нужно привить, чтобы обеспечить общую безопасность?

В идеале, что доказано разными программами рутинной вакцинации, для того, чтобы обеспечить коллективный иммунитет, должно быть вакцинировано 95% населения. Мы прекрасно понимаем, что в ближайшее время достичь этого будет невозможно. Опять же по разным причинам. Одна из них — доступность. Сегодня в мире нехватка вакцин. Потребность в них во много раз превышает возможности производства.

Сейчас наша задача в ближайшие месяцы обеспечить 20%, куда входят высоко уязвимые группы: медработники, люди, находящиеся в учреждениях длительного содержания. Далее — люди с сопутствующими заболеваниями, про которые известно, что они являются факторами риска.

И второй этап — довести эти 20% до 30%. Туда войдут группы, которые постоянно находятся в контакте с другими людьми: социальные работники, военные, полицейские. Третий этап уже будет охватывать все население, чтобы обеспечить как можно более высокий коллективный иммунитет.

Но когда этот третий этап состоится — еще не понятно.

Да, о сроках рано говорить. Для третьего этапа у нас нет необходимого количества вакцины.

Еще одна деталь — это сама вакцинация. Были проведены различные исследования. На сегодня приблизительно треть населения Молдовы готова вакцинироваться. Более 30%.

У еще одной трети сомнения. Ключевая задача, чтобы те люди, которые сомневаются, получили нужные аргументы: они должны быть уверены, что эта вакцина безопасна, эффективна, и в том, что они смогут получить ее тогда, когда в ней нуждаются.

К сожалению, есть и третья группа. Это еще 30% населения, которые не хотят вакцинироваться ни при каких условиях. Эта группа будет подвержена наибольшему риску. Наша совместная задача — в ближайшее время обеспечить первые две группы вакцинами, и продолжать работать с третьей группой, которая ни при каких обстоятельствах не хочет вакцинироваться.

Pfizer или Спутник, вакцинация и жесткий карантин. Большое интервью NM с главой ВОЗ в Молдове

Игорь Чекан / NewsMaker

Но тут сразу возникает вопрос — можно ли кого-то заставить вакцинироваться и нужно ли? Формально можно людей не обязывать, но создавать препятствия для путешествий, зачисления детей в детсады и школы. Это необходимо или это уже нарушение прав человека?

Этот вопрос касается не только вакцины от ковида. Он же возникает и при обсуждении программ рутинной вакцинации: принимать ли ребенка в садик, если он не полностью прошел календарь прививок? Но тут мы говорим о коллективной безопасности, коллективном иммунитете. К сожалению, если можно так назвать, «иммунизационные зайцы», которые хотят проскочить среди иммунизированных, подвергают риску и себя, и других. Тут мы можем столкнуться с такой же проблемой.

Но позиция ВОЗ — вакцинация не должна быть обязательной. Это будет добровольная вакцинация. И уже в зависимости от того, как будет развиваться ситуация, что будет с пандемией на глобальном уровне и в Молдове, будут принимать решения. Сегодня об обязательной вакцинации против ковида разговора нет.

Но это могут быть, допустим, решения местных властей: ограничить доступ невакцинированных людей в какие-то учреждения.

Сейчас этой дискуссии нет. Все зависит от дальнейшего сценария. Возможно, как только вакцина будет доступна, процент людей, которые хотят ее получить, будет намного выше. Наша задача сейчас — сфокусировался на группах рисках, на тех, кто готов вакцинироваться, и кто еще сомневается. В отношении той группы людей, которая не хочет, пока — если я могу использовать это слово — не будет никаких ограничений на уровне Молдовы.

Как это отразится на поездках, доступе в другие страны — это тоже вопрос дальнейших дискуссий.

Достаточно большой процент людей, в том числе в Молдове, уже переболел. Нуждаются ли эти люди в вакцинации? И есть ли уже окончательное понимание, сколько «живут» антитела от ковида?

К сожалению, нет стопроцентной уверенности или четких цифр. Невозможно сказать, что, если человек переболел, у него точно есть иммунитет на столько-то месяцев вперед. Проходят исследования. Вирус все еще достаточно молодой. Мы говорим о ситуации, которая развилась всего год назад.

Но уже появляются новые штаммы.

Да, вирус мутирует, «адаптируется» к ситуации. Сегодня нельзя говорить о том, что, если ты переболел, вакцинироваться не нужно. Вакцинировать нужно всех — независимо от того, переболел ты или нет. Информации об иммунитете еще мало: насколько он стойкий или продолжительный.

А не возникнет ли конфликт антител с вакциной? Нужно ли людей перед вакцинированием тестировать — нет ли у них уже антител?

Это один из возможных механизмов. Но пока это не является препятствием для вакцинирования.

В глобальной ВОЗ, комментируя идею создания «паспортов здоровья», говорили о том, что еще нет гарантий, что вакцина решит проблемы передачи вируса от одного человека к другому. И что это не отменяет других мер безопасности. Почему?

Сейчас много обсуждают так называемые «паспорта иммунизации». И тут надо разделить на два направления. В одном случаев мы говорим о документе, подтверждающем вакцинацию для внутреннего пользования. То есть это обычная медицинская запись или справка. Она может быть бумажной или электронной. И второе направление — как раз «паспорт иммунизации», связанный с поездками. Этот вопрос несколько дней назад рассматривали на чрезвычайном заседании о международных медико-санитарных правилах. И решили, что сейчас нет достаточных доказательств того, что вакцинированный не может распространять вирус дальше.

Этот вопрос будут пересматривать при появлении новых данных. Но сегодня ВОЗ не рекомендует использовать «паспорта здоровья» для принятия решений о поездках.

Если я правильно понимаю, человек может стать переносчиком вируса, при этом не имея симптомов и не болея.

Да.

«Это временная передышка, временное снижение»

В Молдове с нового года явная положительная динамика по числу новых и активных случаев. С чем это может быть связано? Значит ли это, что мы прошли очередную волну или это короткая передышка, связанная со школьными каникулами, например?

Здесь несколько факторов. Один из них — то, каким образом вирус вообще себя ведет. Это видно на примере стран европейского региона. Тенденция была похожая: мы видели рост числа новых случаев, а затем снижение. К сожалению, затем опять был рост. И сейчас мы можем говорить, что это временная передышка, временное снижение. Факторов, которые влияли бы на то, чтобы количество сокращалось, сейчас очень мало.

Принятые меры, конечно, играют роль. В начале декабря были приняты определенные решения, которые усилили контроль, ввели ограничения. Кроме того, мы как обыватели начали вести себя по-другому. Больше друзей, больше соседей с ковидом, в окружении у многих есть летальные случаи. Мы стали относиться к этому серьезней, и это тоже влияет на то, как развивается эпидемиологическая ситуация.

К сожалению, даже то снижение, которое есть сегодня, временное. Репродуктивный индекс (число людей, которых в среднем может заразить один заболевший — NM) на прошлой неделе был больше единицы, хотя раньше — меньше единицы. А как только он превышает единицу, это говорит о том, что цифры скоро пойдут вверх.

Нужно использовать это время не на то, чтобы расслабиться, а посмотреть, какие есть потребности, где нужны ресурсы, подготовить систему здравоохранения к следующему этапу увеличения числа случаев.

По поводу мер. Насколько логично их у нас применяют? Например, в декабре ресторанам и клубам запретили работать после 22.00. Но в такое время их посещает сравнительно немного людей. Но зато большинство пользуется общественным транспортом, который в Кишиневе часто забит. Люди могут больше часа находиться лицом к лицу, не соблюдая социальную дистанцию. В то же время в Германии ввели жесткий локдаун: не работает общественный транспорт, закрыты все заведения, работают только продуктовые магазины. Как можно понять, насколько логично мы вводим ограничения, и чего не хватает?

Меры, которые применяют в Молдове, однозначно очень мягкие. Сегодня для предотвращения дальнейшего распространения вируса они могут быть намного жесте. И, по нашему мнению, должны быть намного жестче. Но при этом надо учитывать и интересы школьников, которым надо учиться, и бизнеса, потому что это влияет на экономическую ситуацию. ВОЗ разработала достаточно большую группу критериев, которую частично используют в Молдове.

Хорошо, что сегодняшние неполные меры привели к незначительному снижению случаев. Но другие страны это тоже проходили. Мы видели, что был первый этап жестких локдаунов в странах Европы. Это привело к снижению числа заражений. Но потом пошли послабления, люди стали вести себя совершенно по-другому, возник резкий всплеск. Мы можем столкнуться с очень похожей ситуацией. Это может быть связано с усталостью от пандемии, общим расслаблением.

Но сейчас однозначно рано расслабляться. До появления коллективного иммунитета еще пройдет много времени.

Если отталкиваться от руководства ВОЗ, какие ограничения при нынешней ситуации стоило бы ввести в Молдове?

Тех, которые действуют в отношении международных поездок, вполне достаточно. На границах есть контроль, люди заполняют эпидкарты. Красные зоны пересматриваются регулярно, приезжающие оттуда должны находиться в карантине.

Но в Молдове коммунитарная передача, поэтому должен быть выстроен четкий механизм территориального мониторинга. Если есть территории, где заболеваемость выше, там нужно принимать дополнительные меры и ограничения, включая транспорт, удаленную работу, разные графики служащих, ограничение работы развлекательных учреждений и магазинов. Сегодня этого нет. Есть территории, где ситуация хуже, но там жизнь течет как обычно. Здесь наша рекомендация министерству — использовать территориальный подход.

Если говорить о мерах на национальном уровне, то здесь, конечно, всегда стоит дилемма: насколько меры повлияют на экономическую ситуацию. И тут мы призываем к диалогу с бизнесом, негосударственным сектором, общественностью, правительством и международными организациями, чтобы этот баланс или прагматичный подход действительно был найден.

Кроме того, поддержка необходима тем, кто сильнее страдает. И тут мы говорим об уязвимых группах, небольших бизнесах, которые переживают сейчас самые тяжелые времена с начала своего существования.

Если говорить о территориальных мерах, то речь тогда бы шла в первую очередь о Кишиневе, городе с наибольшей плотностью населения.

Да, однозначно мы видим, что в Кишиневе самое большое число случаев. И здесь наиболее плотное общение, и риск передачи вируса достаточно высокий. Национальные решения нужно адаптировать на местных уровнях. Если на местах ситуация ухудшается, нужно вводить дополнительные меры, выделять дополнительные ресурсы.

По поводу локальных ухудшений. С ноября-декабря в Приднестровье ситуация заметно ухудшилась. По крайней мере те цифры, что сообщали раньше, были относительно низкими, и говорилось, что там «побеждают эпидемию», в отличие от остальной части Молдовы. А потом ситуация резко ухудшилась. Насколько Молдова понимает и контролирует то, что там происходит? Насколько ВОЗ может вмешиваться в ситуацию в Приднестровье? И есть ли понимание, почему там такая динамика?

Сегодня как информация, так и доступ на Левый берег ограничены. Мы получаем информацию только через официальные каналы. На основании тех данных мы проанализировали эпидемиологические риски. И на сегодня риски на обоих берегах одинаковые. Меры по ограничению доступности региона не имеют под собой эпидемиологических оснований. Эти решения принимаются на других уровнях.

Но есть позитивные подвижки. В ближайшую пятницу мы планируем совместную встречу по вопросам иммунизации. Из вакцин, которое выдадут через COVAX, как минимум 10% предназначены для покрытия потребностей на Левом берегу. Поэтому и нужна дискуссия, чтобы подготовить там инфраструктуру для вакцинирования, несмотря ни на какие политические ситуации. Наша задача — обеспечить людей вакциной.

Будут ли при принятии решений учитывать, что в Приднестровье недавно объявили, что они получат какое-то количество «Спутник V»?

У нас нет никакой информации об этом, поэтому мы просчитываем все также, как в Кишиневе. И мы говорим о COVAX и других донациях, которые будут в ближайшее время.

То есть пока то обещание ни в какие расчеты не включается.

Нет. Возможно, опять же, ближайшие дискуссии дадут возможность «прояснить» некоторые моменты, и понять, что за обещания были, есть ли план. Мы не можем столкнуться с тем, что часть Молдовы будет иметь доступ к вакцинам, а другая нет. Это создаст серьезный вопрос равенства и доступности.

Насколько Молдова в целом справляется с ситуацией по сравнению с другими странами?

Если посмотреть в общем, система здравоохранения Молдовы не была перегружена в том объеме, как это было в некоторых странах Европы. У нас нет той избыточной заболеваемости или смертности, которая могла бы быть, если бы ситуация шла по другому сценарию. Поэтому мы можем говорить, что пока предпринимались достаточно эффективные действия. Учитывая существующие возможности, ресурсы, поведение людей и политическую ситуацию.

Имея в виду влияние всех этих факторов, пока ответ на эпидемию был достаточно эффективный. И мы не видим каких-то резких отличий от других стран с подобными инфраструктурами.

Что точно удалось: число новых случаев не увеличивалось в геометрической прогрессии. Оно росло постепенно. Это давало возможность адаптироваться — найти дополнительных медработников, оборудование, ресурсы, выработать коммуникационные стратегии, чтобы менять поведение людей.

И все это даже без очень жестких мер. У нас не было комендантского часа, ограничений передвижения по республике, полных локдаунов в магазинах. Была возможность как-то жить нормальной жизнью при соблюдении каких-то мер.

Как дальше ситуация сложится — сложно предположить. При следующей волне это может быстро измениться.

Недавно один из депутатов привел данные, что смертность за 2020 год была на 9% выше, чем в предыдущие года. Это может быть связано именно с ковидом?

Однозначно. Сейчас мы еще анализируем данные, пока нет окончательных цифр. Но, например, в Великобритании самая высокая избыточная смертность за год со времен Второй Мировой войны. То есть это очень резкий рост. При том, что до 2020 года там была тенденция к снижению.

Боюсь, что мы столкнемся с той же ситуацией. Здесь будет комбинация: умерли как пациенты от постковидных осложнений, так и люди, которые должны были и не получили медицинскую помощь из-за того, что система здравоохранения была занята борьбой с ковидом. Это и отложенные хирургические операции, и лечение онкозаболеваний. И так происходило не только в Молдове.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 4
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: