Почему в Молдове растут цены на бензин, и что будет дальше. Разбор NM
8 мин.

Почему в Молдове растут цены на бензин, и что будет дальше. Разбор NM

Зимой в Молдове традиционно растут цены на бензин и солярку. И это опять становится острой темой для дискуссий. Власти пытаются найти виновных, назначить ответственных и снова изменить модель регулирования цен. Топливные компании требуют предсказуемости, рассказывают о «договорняках» и жалуются на нелогичные решения властей. Регуляторы топливного рынка «умывают руки», хотя и намекают на «элементы картельного сговора». NM разбирался, что происходит на рынке нефтепродуктов, и чего ждать водителям.

После повышения цен на нефтепродукты в середине января 2021 года молдавские власти решили выяснить причины этого роста и придумать, как контролировать ценники на автозаправках.

Стоимость бензина, солярки и сжиженного газа, напомним, дважды выросла в декабре-январе, увеличившись в среднем на 10%.

Действующее правительство даже собиралось по поводу ценообразования на специальное заседание, потребовав от Национального агентства по регулированию в энергетике объяснений, почему подорожали нефтепродукты.

Представитель НАРЭ тогда сказал, что причин две — рост стоимости импортируемого топлива и акцизных ставок. Ответ регулятора не удовлетворил депутатов, и те решили 3 февраля провести по этому вопросу в профильной комиссии слушания с участием регуляторов и топливных компаний.

Что говорит НАРЭ

Глава Нацагентства регулирования в энергетике (НАРЭ) Вячеслав Унтилэ рассказал, как устроен рынок нефтепродуктов в Молдове.

Регулятор выдал 202 лицензии на импорт и продажу нефтепродуктов.

Бензин и солярку импортируют из Румынии, а сжиженный газ — из Казахстана, Румынии и России.

Три четверти рынка розничной продажи топлива принадлежат шести крупным компаниям-сетевикам. Речь о Lukoil, Tirex Petrol, Petrom, Bemol, Rompetrol и Ventо (Datario).

Все они повысили цены на заправках по двум основным причинам: выросли импортные цены на топливо, причем еще с декабря прошлого года, а с 1 января 2021 выросли акцизы. В одном литре топлива это составило 1,47 лея.

За девять месяцев 2020 внутреннее потребление нефтепродуктов снизилось от 5 до 8% в зависимости от вида топлива. Главная причина — пандемия коронавируса и рецессия.

С 2018 года агентство не регулирует цены на нефтепродукты, а лишь норму рентабельности для компаний, которая не может превышать 10%. При этом учитываются только доходы и расходы, связанные непосредственно с торговлей топливом. Например, не учитываются работа магазина или кофейни при заправке или ремонт офисного здания компании.

Если компания превышает норму рентабельности, ей могут назначит штраф 5% от оборота.

В результате проверок некоторых компаний, занимающихся розничными продажами, НАРЭ обнаруживало различные нарушения, но ни разу — превышение нормы рентабельности.

В среднем рентабельность компаний едва превышает 5%.

В целом, по словам Унтилэ, у регулятора нет серьезных претензий к работе топливных компаний. Хотя за прошлый год НАРЭ выписало 39 протоколов с санкциями за сообщение недостоверных данных.

По прогнозу НАРЭ, в феврале цены на заправках снова вырастут — из-за повышения закупочной цены, правда, ненамного — на 6-8 банов.

Главный посыл НАРЭ: мы не регулируем цены, у нас нет полномочий.

Что говорит Совет по конкуренции

В свою очередь глава Совета по конкуренции Марчел Рэдукан рассказал, как ведомство следит за рынком нефтепродуктов.

С 1 марта 2019 года, когда вступила в силу новая методология формирования цен на топливо, Совет по конкуренции усилил мониторинг рынка розничной продажи топлива.

Почти за два года наблюдения совет пришел к таким выводам:

Операторы рынка почти мгновенно реагируют на рост нефтяных котировок Platts (американское информагентство, которое специализируется на публикации ценовых котировок на нефть) и соответственно повышают стоимость нефтепродуктов на АЗС.

Зато значительно опаздывают со снижением цены, когда котировки падают. То есть реакция рынка на изменение котировок непоследовательна.

В Молдове 466 заправок принадлежат шести крупным компаниям. Они занимают 66% рынка. Он концентрированный, но конкурентный. Между компаниями образовались тесные связи, поскольку часть из них не импортирует нефтепродукты, а только продает в розницу.

Lukoil, Petrom и Rompetrol обеспечивают 80-85% импорта (бензина — 95%). Остальные три компании — Tirex Petrol, Bemol и Ventо (Datario) покупают нефтепродукты на внутреннем рынке.

Рост цен в январе связан не только с повышением акцизов. Есть и превышения рентабельности, но не у всех компаний. Размер рентабельности варьирует от минус 4% до плюс 13%.

В январе Совет по конкуренции вновь заметил сигналы согласованности цен, потому что компании одинаково повысили их на 6-7% с разницей один-два дня. Это же  происходило последние два года.

Ведомство начало расследование, чтобы выяснить, был ли картельный сговор всех шести топливных компаний. Уже провели семь проверок, изъяли документы — 5000 листов, сейчас их изучают. Скоро будут выводы.

Главный посыл Совета по конкуренции: мы не регулируем цены, у нас нет полномочий.

Что говорит власть

Депутатам не нравится, что НАРЭ не регулирует цены и не предлагает решение этой проблемы.

Они недовольны недостаточной открытостью регулятора и предлагают опубликовать на сайте агентства отчет, подготовленный для депутатов, чтобы все знали, почему и как росли цены на нефтепродукты.

Депутат от партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) Арина Спэтару возмущена тем, что аграрии, которые пострадали от засухи и получили субвенции, несли деньги «в карманы нефтянникам».

Ее коллега по партии, вице-спикер Александр Слусарь считает НАРЭ адвокатом импортеров нефтепродуктов, потому что бюджет агентства зависит от поступлений от компаний — 0,3% от импортной цены на топливо. «НАРЭ выгодны высокие цены на бензин, от этого их бюджет растет», — заявил депутат во время слушаний.

Он же добавил, что пинг-понг между НАРЭ и Советом по конкуренции продолжается десять лет, в течении которых они перебрасываются ответственностью за то, кто должен следить за рынком нефтепродуктов.

Депутат Александр Олейник предлагает вернуться к регулированию цен, но несколько по-другому — чтобы топливные компании устанавливали цены по новой методологии, а НАРЭ контролировало бы соблюдение этой методологии. Формула цены при этом должна основываться на котировках Platts за 10-дневный период. Такой законопроект Олейник зарегистрировал еще год назад, после очередного повышения цен на нефтепродукты.

Главный посыл депутатов: цены на нефтепродукты надо регулировать.

Что говорят топливные компании

Глава Lukoil-Moldova Фейруз Исаев напомнил, что каждая смена власти начинается с анализа ценообразования нефтепродуктов.

Сегодня бензин в Молдове стоит дешевле, чем в Румынии и в Украине.

И если бы НАРЭ ориентировалось на котировки Platts, то бензин должен был бы стоить на 1,3 лея дороже, а солярка — почти на 70 банов.

Компании, торгующие нефтепродуктами, готовы работать по любым правилам, которые установят власти, но просят, чтобы они были стабильными, предсказуемыми и логичными.

«Хотите регулировать рентабельность, окей, у нас она и так не выше 2,5%-3%», — сказал Исаев.

Высказался он и о регулировании цен. Глава Lukoil-Moldova напомнил, что, когда НАРЭ устанавливало максимальные цены каждые две недели в ручном режиме (действовал около двух лет до 2018 года. — NM), у Молдовы был высокий риск остаться без топлива, потому что поставщики из Румынии пригрозили остановить отгрузку топлива из-за ограничения цен.

Исаев признался, что в июле 2018 года руководство страны попросило импортеров нефтепродуктов с июля 2018 до марта 2019 заморозить цены перед парламентскими выборами 2019 года. Из-за этого с сентября по ноябрь у компаний были «бешеные убытки».

Повлияли на цены и президентские выборы. Глава Lukoil-Moldova признался и в том, что топливные компании по собственной инициативе договорились не повышать цены до президентских выборов, прошедших в ноябре 2020.

«Самая большая честность — это честность», — заявил Исаев в ответ на замечания депутатов, засомневавшихся в том, что импортеры нефтепродуктов сами так решили.

Исаев призвал власть остановить строительство АЗС. «После 2006 года заправки в стране стали строить беспорядочно. Потому что каждый мэр или депутат хотел иметь свою заправку. В итоге средний объем реализации на одну заправку — 1,5 тонны в сутки. А в Азербайджане — 40 тонн. В итоге там хватает маржи  $40 на содержание и развитие бизнеса, а в Молдове и $140 не хватает», — привел он пример.

Глава компании пожаловался, что затраты на содержание заправок выросли в два раза, а местные сборы — в разы: с 9 до 24 млн леев в год. В прошлом году из-за пандемии реализация в апреле упала на 50%, но людей не сократили, и дополнительно потратили $250 тыс. на средства защиты и помощь врачам.

Глава Tirex Petrol Алик Игнат поддержал Исааева и добавил несколько замечаний.

Например, на обвинения депутатов в том, что весной прошлого года компании не снижали цены, хотя закупочные цены значительно падали, Игнат заявил, что топливо заказывается за месяц—два, формируются остатки, поэтому компании не могут резко снизить цены на заправках.

«В апреле аграрии получали солярку по 9 леев, и вплоть до сентября мы работали в убыток. Потом стал расти курс и импортные цены. Мы закончили год с рентабельностью 2,31%. Зарплатный фонд у нас вырос на 9%», — заметил Игнат.

Он жестко возмутился запретом продавать кофе на заправке после 22.00. «Я был в Германии, Австрии, России, других странах, но такого нет нигде. Нет никакой логики, почему водитель, чтобы снять усталость, не может выпить кофе или взять его с собой хотя бы. Это нормально», — возмутился глава Tirex Petrol.

Главный посыл: не надо нас регулировать, мы и так страдаем. 

Что говорит эксперт

Экс-глава НАРЭ Виктор Парликов считает, что НАРЭ не должно регулировать цены, устанавливая их максимальные значения. «Я и раньше выступал против такого метода. И, как показала практика, был прав, настаивая на том, что жесткое ограничение цены может спровоцировать дефицит топлива в стране», — подчеркнул эксперт.

Он уверен, что, если Совет по конкуренции вдруг неожиданно проснется и [будет следить за рынком], то станет понятно, что никаких других мер никому принимать не надо. «Потому что операцию на глаз, конечно, можно делать и косой, но эффективнее лазером», — заключил Парликов.

Главный посыл: не надо регулировать цены, нужно мониторить работу рынка

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 6
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: