«Шор тупо врал». Платон объяснил на «понятном примере», как его обвинили в краже из BEM
10 мин.

«Шор тупо врал». Платон объяснил на «понятном примере», как его обвинили в краже из BEM

Вячеслав Платон утверждает, что ему пришлось провести самостоятельное расследование, чтобы доказать свою невиновность. Об этом Платон рассказал в суде Буюкан, где продолжает давать показания в рамках пересмотра уголовного дела, по которому его приговорили к 18 годам тюрьмы. О том, как Платона экстрадировали в Молдову, что он выяснил во время своего расследования, и что не так с уголовным делом Илана Шора  — в репортаже NM.

x

Платон 17 февраля продолжил давать показания в суде Буюкан. На предыдущих двух заседаниях Платон рассказал, как в 2011 году купил у Плахотнюка 38,2% акций Victoriabank, компанию ALFA Engineering которая владеет зданием гостиницы National, 28% акций Banca de Economii (BEM), 50,3% акций страховой компании Asito и почти 82% Victoria Asigurări (впоследствии переименована в Alliance Insurance Group ).Также Платон рассказал, как в 2014 году Плахотнюк вынудил его заключить обратную сделку. При этом, по словам Платона, в 2011 году он купил акции Victoriabank за $40 млн, а в 2014 году перепродал их Плахотнюку за $12 млн через компанию Insidown. Остальные $28 млн Платон и его партнеры получили формально не в рамках этой сделки.

«Меня тайно вывезли из изолятора СБУ»

Выступая в суде 17 февраля, Платон рассказал, что зимой 2016 года у них с Плахотнюком обострились отношения. Вскоре ему сообщили, что Плахотнюк может «привязать его» к делу о краже миллиарда. «Я абсолютно не переживал, что мне могут инкриминировать какие-то вещи, истинных виновников которых я могу обличить», — отметил Платон. Но весной-летом 2016 года, по словам Платона, его сотрудников начали арестовывать, а многие из них «вынуждены были покинуть страну». Среди тех, кого арестовали, были финансовый директор компании Asito Руслан Добоша и член админсовета Moldova-Agroindbank, Стелла Пахоми, которую СМИ называли «доверенным лицом Платона».

Сам Платон с 2014 года жил в Киеве. 25 июня 2016 года, как рассказал Платон, он узнал из СМИ, что ему предъявили обвинение в хищении денег из Banca de Economii. Вечером того же дня Платона задержали сотрудники Службы безопасности Украины (СБУ). «В здании СБУ мне рассказали, что уже неделю меня «ведут». Исходя из того, что официально обвинение мне предъявили двумя днями ранее, мне стало ясно, что акция была спланирована заранее», — сказал Платон. Он подчеркнул, что сотрудников СБУ удивило, что у него с 1992 года есть гражданство Украины. Он отметил, что Украина не экстрадирует своих граждан. Также Платон рассказал, что сотрудники СБУ добились того, чтобы его украинский паспорт признали недействительным. «29 августа меня тайно вывезли из изолятора СБУ и на самолете, которым ранее пользовался [тогдашний президент Украины Петр] Порошенко, доставили в Молдову. Там меня поместили в тюрьму № 13 с минимальными условиями содержания», — рассказал Платон.

«Я потерял сознание от болевого шока»

На первом же допросе, по словам Платона, он рассказал прокурору Антикоррупционной прокуратуры Андрею Баешу обо всех участниках кражи миллиарда, и был готов представить доказательства своих слов. «Следствие не приняло не один документ, предложенный нами», — рассказал Платон. В начале ноября ему предъявили обвинение, дав 15 минут на то, чтобы ознакомиться с 29 томами уголовного дела. Но в судебных заседаниях Платон не участвовал: на этапе предварительных слушаний его удалили из зала суда «за неуважение к суду».

Платон сказал, что хотел пропустить первое заседание суда, потому что плохо себя чувствовал. «Но меня силой вывели в коридор [из тюремной камеры] и вывернули руки. Я потерял сознание от болевого шока», — сказал Платон. По его словам, по дороге в суд ему что-то вкололи конвоиры, и заседания суда он не помнит. «Мне потом рассказали, что я просто сидел [в зале суда] и молчал, и меня удалили с судебных слушаний за неуважение к суду», — сказал Платон. Он подчеркнул, что ему не позволили участвовать и в других заседаниях, и у него не было возможности задавать вопросы свидетелям.

«Следствие провели глупо и бездарно»

Далее Платон отметил, что все обвинение против него строилось на показаниях Илана Шора, который утверждал, что, будучи главой админсовета BEM, одолжил Платону $40 млн. Платон считает, что следствие по его делу провели «глупо и бездарно», и привел в пример, что Шор говорил примерно о $58 млн, а прокуроры вписали в обвинение только $40 млн.

«Шор утверждал, что за 17 дней до банкротства BEM, когда ликвидность банка была нулевая, он решил выдать мне дружеский кредит на $40 млн. На словах, без письменных доказательств», — рассказал Платон. По его словам, Шор объяснил прокурорам выдачу кредита тем, что хотел улучшить положение дел в банке за счет выплаты пени за досрочное погашение кредита. «Нам удалось посмотреть эти договоры, они не предусматривают никакой пени. То есть он [Шор] тупо врал. Шор утверждал, что оформил кредиты на свои компании, вывел эти деньги в латвийский PrivatBank, прогнал через четыре офшорные компании и перевел компании Zenit Managment», — сказал Платон (по версии следствия, эту компанию контролировал Платон, сам Платон утверждал, что конечным бенефициаром Zenit Managment был не только Шор, но и Владимир Плахотнюк).

По словам Платона, как только Шор перевел деньги на счета офшорных компаний, они стали его собственностью. «Если предположить, что я обманул Шора, то я обманул не руководителя банка, а физическое лицо, контролирующее эти компании», — сказал Платон.

Он отметил, что ему не удалось объяснить следствию, что на самом деле $40 млн ему не одолжили, а заплатили в рамках обратной сделки. «Когда я рассказывал прокурорам про акции Victoriabank, они допросили Шора и Пахоми. Шор подтвердил, что участвовал в сделке, но сделал это в пользу некоего Сергея Лобанова, и что якобы Лобанов рассчитался со мной наличными в Москве. Шор сказал, что перевел официально $12 млн, а еще $18 млн передал мне в Москве наличными Лобанов», — сказал Платон. Также он отметил, что пытался объяснить следствию, что $1 млн весит 10 кг. «$18 млн весят 180 кг. Надо быть отчаянным парнем, чтобы возить по Москве 180 кг денег», — заметил Платон. Он также добавил, что переехал в Киев 30 сентября 2014 года, и «физически не мог находиться тогда в Москве».

Кроме того, Платон подчеркнул, что те же эпизоды, которые инкриминировали ему, инкриминировали и Илану Шору по делу, которое передали в суд в августе 2016 года (за три месяца до того, как передали дело Платона).

«В этом же деле Шора прокурор Баешу указал, что показания Шора в моем деле не заслуживают доверия, а Шор участвовал в хищении. Но в моем деле [по версии Баешу] Шор является свидетелем, которого я ввел в заблуждение», — отметил Платон.

Он рассказал, что по его делу дала показания и Стелла Пахоми. Он подчеркнул, что вскоре после того, как его экстрадировали в Молдову, Пахоми начала сотрудничать со следствием и через несколько дней ее выпустили из-под ареста. Платон подчеркнул, что Пахоми контролировала обратную сделку с активами Плахотнюка и оговаривалась, когда давала показания. «К сожалению, этого тоже никто не услышал», — сказал Платон.

После этого Платон решил объяснить на понятном примере, как и в чем его обвинили: «Человек продает квартиру, кто-то ее покупает. Сделка проходит у нотариуса. Через некоторое время к продавцу квартиры приходят прокуроры и говорят, что он похитил деньги из BEM, и делают из продавца квартиры вора».

«Один абсурд поблек перед еще большим абсурдом»

Платон отметил, что в марте 2019 года ему предъявили новые обвинения. «Шор вспомнил, что дал мне еще $30 млн и тоже через компанию Zenit. Веселые ребята не успокоились, и один абсурд поблек перед еще большим абсурдом», — сказал Платон.

Кроме того, он рассказал, что вместе со своими адвокатами вынужден был провести самостоятельное расследование, чтобы доказать свою невиновность. При этом, по словам Платона, прокуроры пытались блокировать его расследование, а его адвоката Иона Крецу осудили на семь лет по сфабрикованному уголовному делу, и он вынужден был скрываться. Платон отметил, что в 2016 году прокуроры даже не допросили представителя компании Zenit Managment Викторию Стоян. Тогда следствие считало, что Zenit Managment принадлежит Платону. «Вы допрашивали ее мужа [Андрея] Нирауцу. Он сказал, что они с женой работали на Илана Шора и получали по $100», — сказал Платон.

Также Платон отметил, что, когда в ноябре 2014 года Insidown покупала акции Victoribank, ее бенефициаром числился стоматолог из Румынии Пауль Фишер. «Во время ревизионной проверки следствие обнаружило, что электронную почту для Фишера открыл главный айтишник Плахотнюка Михай Кукош. Также следствие выяснило, что IP-адреса компаний, которые перечисляли деньги Insidawn, находились в офисе Плахотнюка на улице Дмитрия Кантемира», — рассказал Платон.

«В сумках были пустые коробки»

По словам Платона, благодаря выпискам латвийского PrivatBank удалось выяснить происхождение $12 млн, за которые у него официально купили акции Victoribank. По его словам, в 2016 году некий Дорин Бурунсус задекларировал на молдавской таможне $16 млн. На самом деле, как утверждает Платон, Бурунсус никаких денег не вез. Но, по словам Платона, на основании таможенной декларации Бурунсус открыл в Banca Sociala счет на $16 млн, при этом никаких денег в кассу банка не сдал. Платон рассказал, что после этого Бурунсус перевел $16 млн со своего счета на счет компании Сapital Lider, а та, в свою очередь, через офшорные компании со счетами в BEM перевела деньги на счет Insidown. Таким образом, как утверждает Платон, Insidown заплатила за акции Victoriabank деньгами, полученными в BEM. При этом, по его словам, чтобы закрыть дыру в Banca Sociala, Zenit Managment перевела на счета Сapital Lider $16 млн. «Бурунсус уверяет, что ничего не брал, а в сумках были пустые коробки», — сказал Платон. И добавил, что эпизод с Сapital Lider ему удалось выяснить только в 2019 году.

На этом судебное заседание закончилось. Судьи сказали, что на следующем заседании будут задавать Платону вопросы.

***
По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев.

20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора.

 

  • 43
  •  
  •  
  •  
  • 3
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: