«Такое позволял себе только Плахотнюк». Стояногло обвинил Санду во вмешательстве в работу прокуратуры
5 мин.

«Такое позволял себе только Плахотнюк». Стояногло обвинил Санду во вмешательстве в работу прокуратуры

Генпрокурор Александр Стояногло обвинил президента Майю Санду во вмешательстве в работу прокуратуры. На брифинге 19 августа он напомнил, что прокуратура — независимая структура, которая подчиняется только закону и решениям судей. Также Стояногло утверждает, что Санду нарушила принцип разделения властей и требовала, чтобы прокуроры завели уголовные дела против членов оппозиции.

(ОБНОВЛЕНО)

Президент Майя Санду отвергла обвинения генпрокурора Александра Стояногло, назвав их ложными и безответственными. «На заседании Высшего совета безопасности 10 августа мы говорили о том, что члены двух преступных группировок, причастных к крупным коррупционным схемам, беспрепятственно покинули страну, а прокуратура ничего не делает, чтобы остановить их или вернуть в Молдову для привлечения к ответственности», — написала Санду на своей странице в Facebook.

Президент подчеркнула, что на заседании совета безопасности «не говорили об уголовных делах против оппозиции, как дезинформирует генпрокурор». «Прежде чем делать заявления, господину Стояногло следовало бы ознакомиться с протоколом заседания, на которое он не счел нужным прийти. Обеспечить соблюдение закона и расследовать в первую очередь  крупные коррупционные дела — вот о чем я всегда просила генерального прокурора. Об этом я попросила и на заседании Совбеза 10 августа», — отметила Санду.

Глава государства считает, что после сегодняшних заявлений генпрокурор встал на сторону преступников, «став их инструментом и сообщником». «Ни Стояногло, ни коррумпированные лица, которых он пытается защитить, не смогут остановить самую важную реформу, в которой нуждается страна — очищение судебной системы и прокуратуры от влияния коррумпированных групп», — добавила президент.

На брифинге генпрокурор рассказал, что последние восемь месяцев пытался наладить диалог с администрацией президента Майи Санду. Он обвинил президента в том, что все это время она не интересовалась положением дел в прокуратуре, ежедневными проблемами, а только некоторыми уголовными делами против конкретных лиц. Стояногло отметил, что по такому же сценарию проходили заседания Высшего совета безопасности (ВСБ). Он рассказал, что пытался объяснить, что некоторые расследования не входят в компетенцию ВСБ, и их обсуждение — это «вмешательство в работу прокуратуры, которое запрещено законом».

«Все это опровергали одним аргументом — некомпетентность и неэффективность Апогеем нашего сотрудничества было последнее заседание ВСБ. За все время работы я не видел, чтобы президент вызывал руководителей специализированных прокуратур. Такое позволял себе только [экс-лидер Департии] Плахотнюк», — сказал Стояногло. Он пояснил, что по закону на заседания ВСБ приходит только один представитель прокуратуры. Он считает, что единственной целью последнего заседания ВСБ было обвинить прокуратуру в бездействии. Стояногло напомнил, что 10 августа, после заседания ВСБ, Санду выступила с «беспрецедентными» обвинениями в адрес заместителя генпрокурора, а в тот же день министр юстиции Сергей Литвиненко представил поправки в закон «О прокуратуре», которые позволяют увольнять генпрокурора.

«Более того, на том же заседании, президент представила список лиц, в том числе представителей оппозиции, и потребовала завести против них уголовные дела. Чтобы общество поняло, о чем идет речь, мы призываем администрацию президента опубликовать не только решения ВСБ, но и список тех, против кого власти требуют завести дела. Мы просим опубликовать и стенограммы заседаний», — сказал Стояногло.

Генпрокурор отметил, что его «беспокоит, что люди, которые пришли к власти с критикой захваченного государства, различными пируэтами пытаются подчинить себе все структуры страны, включая систему юстиции». Его возмутило нарушение принципа разделения властей и то, что глава государства отрицает необходимость соблюдения прав человека во время уголовного процесса и, игнорируя принцип презумпции невиновности, публично выносит приговоры и говорит, кто должен сидеть в тюрьме.

«Уважаемое правительство, вы можете ежедневно полемизировать о моей отставке. Я заявляю публично: прокуратура не позволит вмешиваться в свою работу и не будет действовать по указке», — сказал Стояногло. Он призвал власти «перестать вмешиваться в дела прокуратуры».

«Я могу публично ответить на все вопросы, но боюсь, что мои аргументы вам не понравятся», — подчеркнул генпрокурор. Стояногло напомнил, что прокуроры ведут тысячи расследований, а расследование кражи миллиарда пришлось развернуть на 180 градусов, потому что при прошлой власти его вели в неправильном направлении. Он отметил, что к ответу привлекут не только бенефициаров кражи, но и тех, кто обеспечил законодательное прикрытие  кражи века.
«Люди должны понять, что недовольство властей генпрокурором связано не с отсутствием результатов, как они пытаются убедить общество, а с тем, что прокуратура отказывается нарушать закон и права человека, заводить заказные уголовные дела и нейтрализовывать оппозицию безосновательными уголовными делами», — сказал Стояногло.

Он также отметил, что президент обвиняла его в том, что за полтора года в прокуратуре не произошло никаких изменений, а систему не очистили от тех, «кто служил олигархическому режиму». «Изменения произошли, только те люди, от которых прокуратура дистанцировались, теперь консультируют вас. Это объясняет то, что только администрация президента и ее окружение не видят изменения в прокуратуре», — отметил генпрокурор. Стояногло заявил, что для дальнейшего изменения ситуации ему понадобится помощь властей, а не публичные обвинения. Он попросил все политические силы отказаться от вмешательства в работу прокуратуры. «Я готов к сотрудничеству и диалогу», — подчеркнул Стояногло.

Кроме того, генпрокурор возмутился тем, что парламент принял в первом чтении поправки к закону «О прокуратуре» с нарушением процедур, без консультации с профильными ведомствами и Венецианской комиссией. «Очевидно, что государство создает рычаги, чтобы подчинить себе прокуратуру и осуществлять политическое влияние на процессуальные решения», — сказал Стояногло. Он отметил, что вмешательство властей в работу прокуратуры недопустимо. Генпрокурор обратился в Венецианскую комиссию и к дипломатам из Кишинева с просьбой отреагировать на ситуацию.

Завершая выступление, Стояногло отметил, что для его отставки нет «ни моральных, ни законных оснований».

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 3
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: