«Все повторяли мне одно и то же: „Мы стараемся, мы пытаемся, мы сделаем“». Интервью NM с послом Франции в Молдове Паскалем Ле Дёнфф
10 мин.

«Все повторяли мне одно и то же: „Мы стараемся, мы пытаемся, мы сделаем“». Интервью NM с послом Франции в Молдове Паскалем Ле Дёнфф

Посол Франции в Молдове Паскаль Ле Дёнфф в интервью NM рассказал об ожиданиях европейцев от нового парламента и правительства Молдовы, о том, что не так с молдавской политической элитой, и что могут сделать партнеры при нарушении договоренностей, а также привел пример того, как дезинформация в Молдове мешает на законодательном уровне бороться с насилием в отношении женщин.

«Сколько я нахожусь в Молдове, мы постоянно говорим об этом»

Как вы оцениваете ход реформ в Молдове в процессе сближения с ЕС, выполнения Соглашения об ассоциации? Какие самые проблемные вопросы?

Реформы — это ключ к сближению Республики Молдова с Европейским союзом. Они позволяют гарантировать демократию, свободу, правовое государство, развитие экономики и независимость юстиции.

На протяжении последних лет в разных сферах, в особенности в экономике, Молдова успела реализовать множество реформ. Но остаются сферы, в которых они не были проведены. Для нас, европейцев, эти сферы — самые важные.

Например, реформа юстиции — чтобы построить транспарентную и справедливую судебную систему, для борьбы с коррупцией. Эти реформы еще не проведены в Молдове. Европейский союз настаивает на их реализации, потому что это — условие для многого другого. Независимая юстиция позволит восстановить доверие людей к госинститутам, обезопасить инвесторов, в том числе иностранных. У инвесторов будет уверенность в том, что в случае конфликта суд обеспечит справедливость. Иначе никто не захочет вкладывать деньги, потому что это будет слишком рискованно.

«Все повторяли мне одно и то же: „Мы стараемся, мы пытаемся, мы сделаем“». Интервью NM с послом Франции в Молдове Паскалем Ле Дёнфф

Андрей Мардарь / NewsMaker

Реформа юстиции — это условие для дальнейшего развития государства. Мы ждем от правительства Молдовы, от парламента, который изберут на выборах этим летом, проведения реформы юстиции. Знаем, что это очень сложно, но она необходима. Я не говорю, что у нас [в ЕС] все идеально, но здесь дела идут не очень хорошо.

Вы назвали ключевые проблемные области. Они оставались проблемными при всех сменявших друг друга правительствах. Что, на ваш взгляд, мешает нашей политической элите их реформировать? Что с нами не так?

Такой вопрос было бы правильнее задать той самой политической элите, о которой вы говорите. Сколько я нахожусь в Молдове, мы постоянно говорим об этом. Я прибыл сюда в декабре 2017 года. В январе 2018 у меня была встреча с Владимиром Плахотнюком, это произошло в рамках серии встреч с представителями власти. И тогда я ему сказал абсолютно все то же самое, что говорю сейчас вам.

И он мне ответил, что правительство находится на пути реализации реформы юстиции. Позже я говорил с господином Филипом, с господином Тэнасе, который был министром юстиции. И все, с кем я встречался в тот период, в 2018 году, повторяли мне одно и то же: «Мы стараемся, мы пытаемся, мы сделаем».

«Все повторяли мне одно и то же: „Мы стараемся, мы пытаемся, мы сделаем“». Интервью NM с послом Франции в Молдове Паскалем Ле Дёнфф

Андрей Мардарь / NewsMaker

Также мы должны понимать, что огромную роль играет политическая стабильность. Когда в 2019 году сформировали правительство, оно четыре месяца не могло нормально функционировать, затем сформировали большинство социалистов-демократов. Из-за нестабильности не было условий для реализации этой реформы.

Европейцы ждут досрочных парламентских выборов в июле, формирования большинства и правительства, которые будут способны создать условия для проведения реформ и развития страны.

Мы работаем над проектами, которые помогли бы Молдове выйти из этой ситуации. К 21 июня в Молдову приедут эксперты, которые будут работать исключительно над реформой юстиции. Хочу подчеркнуть, что это никак не связано с выборами.

Это как-то связано с визитом в Молдову экспертной миссии Французского агентства развития, который был в марте? К каким выводам пришли эксперты, есть ли возможность поддержать экономическое и социальное развитие Молдовы?

Напомню, что 4 февраля состоялась встреча в Париже Майи Санду и Эмманюэлем Макроном. Президент Франции предложил отправить в Кишинев миссию французского агентства развития. С 21 по 24 марта парижские эксперты анализировали все данные и изучали возможность реализации конкретных проектов в сфере энергетики, очищения воды, орошения, регионального развития. Затем представили рекомендации французским властям на одобрение. Надеемся, что их рассмотрят в течение июня. Когда власти Франции их примут, выводы направят властям Молдовы.

Как видите, дела решаются очень быстро. Это не только из великодушия, но и потому, что в наших интересах иметь по соседству демократическую и процветающую страну.

Кроме этого, совместно с одним молдавским банком планируем инициировать принятие соглашения на несколько миллионов евро, предназначенных для поддержки малого и среднего молдавского бизнеса.

Также в этом году, как и в предыдущие годы, посольство Франции продолжает проекты развития в юстиции, здоровье, защите окружающей среды и т.д. Кроме того, в этом году у нас есть специальная программа для журналистов — борьба с дезинформацией.

Франция — четвертый по значимости иностранный инвестор в Молдове. И есть много новых французских компаний, которые хотели бы инвестировать в республику. Мы это поощряем, так как это тоже содействует развитию страны.

«Когда решения идут вразрез с реформами, мы ставим под вопрос помощь ЕС»

Звучит оптимистично. В первой половине 2022 года Франция будет председательствовать в Совете Европы. Молдова и страны Восточного партнерства есть в повестке председательства Франции?

Да, я оптимист. Оптимистический настрой очень важен в политике и для дипломатов. Как-то я работал с одним послом, который считал, что миссия дипломата заключается в том, чтобы формировать позитив. Мы всегда должны смотреть вперед, всегда надеяться на лучшее.

Но оптимизм должен дублировать реализм. Если говорить о взаимоотношениях Молдовы и ЕС, то очень важно проводить реформы и соблюдать условия. Европейский союз помогает Молдове в реализации реформ. Но, когда решения идут вразрез с реформами, мы ставим под вопрос помощь ЕС.

Помните 2018 год, когда аннулировали результаты выборов мэра Кишинева? Это произошло из-за непрозрачности системы юстиции, о которой мы говорили в начале интервью. Тогда Европейский союз приостановил предоставление части помощи. Так что мы оптимистичны, позитивны, но в то же время мы — реалисты. И когда необходимо, пересматриваем наши решения.

Франция будет председательствовать в Совете Европы в тринадцатый раз, и это очень большая ответственность. В период сложившихся кризисов: санитарного, экономического, миграционного — у нас два приоритета. Первый — усилить европейский суверенитет, акцентируя экономические стратегии. И второй приоритет — солидарность. Мы должны быть солидарны в борьбе с пандемией, солидарны перед лицом трудностей, связанных с миграцией, безопасностью. Мы должны продемонстрировать эту солидарность в работе с менее развитыми странами, в особенности с Африкой.

И вы правы, мы должны быть солидарны и с нашими соседями. Так, к концу 2021 года, скорее всего, в декабре, пройдет саммит стран ВП. Надеемся, саммит принесет конкретные плоды, и в период председательства мы применим определенные на нем «направляющие линии».

«Все повторяли мне одно и то же: „Мы стараемся, мы пытаемся, мы сделаем“». Интервью NM с послом Франции в Молдове Паскалем Ле Дёнфф

Андрей Мардарь / NewsMaker

Во главу угла взаимоотношений со странами ВП мы ставим реализацию реформ. Например, в разрешении климатического кризиса и защиты окружающей среды.

Поэтому мы продвигаем проекты в области транспорта, энергетики, цифровых технологий и т.д. Также мы хотим, чтобы ЕС сделал как можно больше для молодежи из стран ВП. Для этого есть такие проекты, как Erasmus-плюс, всевозможные исследовательские проекты.

Предвыборная кампания в Молдове стартовала. Одновременно с этим общественное и медийное пространство заполонили хейтспичи, гомофобные высказывания и месседжи, ориентированные на фобии. Значит, в штабах политиков считают, что речи ненависти — эффективный инструмент для получения голосов. При каких условиях такая риторика может перестать быть действенной? И почему, как вы считаете, у нас все это до сих пор считается нормой, а не уделом маргинальных политиков?

Отвечу очень четко на ваш вопрос. Но для начала отмечу, что ЕС и Франция не голосуют в Молдове. Мы не поддерживаем ни одну политическую партию и ни одну политическую фигуру. Здесь я говорю со всеми. Я встречался с господином Плахотнюком, Ворониным, Додоном, сейчас с Майей Санду. И я слушаю всех, но не голосую.

Мы поддерживали и много работали над тем, чтобы РМ подписала Соглашение об ассоциации с ЕС. И Молдова взяла на себя определенные обязательства. И для меня, и для ЕС это — ориентир. Мы поощряем политиков, которые задействованы в проведении реформ. И когда их реализуют, мы поздравим всех, кто внес в них свой вклад.

Когда парламент и правительство принимают решения, противоречащие взятым на себя обязательствам, то мы говорим об этом. И это —  не вмешательство во внутренние дела страны. Мы заключили контракт, стали партнерами. Если один партнер не выполняет прописанные в соглашении обязательства, у другого есть право высказывать недовольство.

Европейский союз и Франция не вмешиваются во внутренние дела Молдовы. Мы ожидаем, чтобы все политические акторы соблюдали демократические ценности, нормы права и Конституции.
Есть международные обязательства, взятые РМ перед ЕС, их соблюдение необходимо для сотрудничества и безопасности Европы.

Хейтспич, дезинформация и манипуляция нужны для того, чтобы контролировать определенные мнения. Подобные высказывания в XXI веке вызывают тревогу. Во Франции мы тоже часто сталкиваемся с этим. Правда, в Молдове эта проблема острее. Поэтому я порекомендовал бы молдавскими избирателям быть внимательными, проверять факты, осознавать разницу между мнениями и фактами.

Но чего я действительно желаю, это чтобы они вышли на голосование, потому что избирательное право — одно из высших прав. Верю в то, что эти выборы пройдут честно, справедливо и открыто. ЕС и Франция направят сюда международных наблюдателей. Верю, что результатом выборов станет создание парламентского большинства и формирование стабильного правительства, которое сможет реализовать реформы, в частности, реформу юстиции.

Вы отметили, что общаетесь со всеми и никого не поддерживаете. Тем не менее Кишинев заполонен билбордами с надписями: «Не отдадим страну иностранцам». «Запад управляет Молдовой». Судя по всему, это главная страшилка нынешней предвыборной гонки. Как вы считаете, почему сделана ставка на это и как можете прокомментировать обвинения во внешнем вмешательстве?

То, что я вижу, и то, что я хочу, чтобы увидели граждане, — это конкретные действия ЕС. Май — это месяц Европы. Мы даем интервью, посещаем разные города страны, организуем концерты, просмотры фильмов. Мы встречаемся со студентами, с экономическими агентами. Все эти мероприятия, проходившие на протяжении двадцати дней, посетили более миллиона граждан страны. Согласно опросам общественного мнения, процент людей, поддерживающих сближение Молдовы с ЕС, растет. Благодаря финансированию ЕС в Молдове реализовано много инфраструктурных и социальных проектов.

Поэтому дезинформация и манипуляции, используемые некоторыми, не приносят плоды. Все больше молдаван понимают это. Думаю, что спустя определенное время эта страна станет демократической. Вместе мы сможем победить фейковые новости и речи ненависти.

Мы не знаем, сколько людей подвержены воздействию дезинформации. Но на прошлых выборах многие все-таки поддержали Майю Санду, так что этот инструмент не особо хорош в избирательной кампании.

«Это пример дезинформации»

Молдова четыре года затягивает вопрос ратификации Стамбульской конвенции. С одной стороны, в республике никто не оспаривает важность борьбы с гендерным насилием, с другой — создается впечатление, что только западным партнерам, которых обвиняют во внешнем вмешательстве, нужно с этим всем бороться. Что не так с нашей политической элитой? Что мешает нам ратифицировать этот важный документ?

Конвенцию разработал Совет Европы, она направлена на борьбу с насилием в отношении женщин и домашним насилием. По всей Европе из-за насильственных действий партнеров или мужей в год умирают около 3000 женщин. Во Франции, например, в прошлом году от рук партнеров или мужей погибло 90 женщин. Это очень драматичный момент, и на борьбу с насилием мы тратим очень много усилий. К сожалению, этот феномен есть и в Молдове.

«Все повторяли мне одно и то же: „Мы стараемся, мы пытаемся, мы сделаем“». Интервью NM с послом Франции в Молдове Паскалем Ле Дёнфф

Андрей Мардарь / NewsMaker

Эту конвенцию подписал господин [Павел] Филип. Ее подписало и французское правительство, а затем ратифицировал парламент. Предполагалось, что парламенты всех стран ратифицируют конвенцию и адаптируют свою законодательную базу. Республика Молдова пока не сделала это. В 2019 году, в период председательства Франции в Комитете министров Совете Европы, президент Макрон сделал приоритетом для посольства Франции — содействовать ратификации Стамбульской конвенции.

В 2019 году мы провели здесь конференцию, в которой участвовали более 100 человек: и депутаты, и представители правительства. Все согласились с тем, что конвенция необходима для защиты женщин. В парламенте все сложнее.

Часть депутатов была не согласна из-за того, что конвенция якобы допускает браки между людьми одного пола. Это пример дезинформации. Стамбульская конвенция не предусматривает таких вопросов, в ней не говорится об однополых браках.

Мы должны бороться с этой дезинформацией. Мы верим в то, что новый парламент и правительство ратифицируют этот документ, очень важный для защиты прав женщин в республике.

В Молдове люди вакцинируются, в том числе, и вакцинами, не одобренными ВОЗ и Европейским союзом. Может ли это быть препятствием для признания ЕС молдавских вакцинных «паспортов» и, соответственно, для свободного передвижения граждан Молдовы по Евросоюзу?

Очень радует, что в Молдове пандемия идет на спад. Даже быстрее, чем во Франции. Вакцина — это защита от вируса, которая нам необходима. Это не обязанность, но я бы рекомендовал вакцинироваться.

Молдова получила много вакцин, не только от разных стран, но и от платформы Covax. Хочу напомнить, что создание этой платформы было идеей господина Макрона, поддержанная госпожой Меркель и Европейский комиссией. Так они решили сделать вакцину доступной всему миру. Благодаря платформе Молдова получила бесплатно 186 000 доз.

Но нельзя забывать, что пандемия продолжается. И, если вы хотите посетить Францию, необходим отрицательный результат теста на ковид. Это необходимо для любого человека, даже для граждан Франции. Сейчас идет подготовка к экономическому открытию границ.

Обсуждается вопрос создания сертификата о вакцинации. Не паспорта. Это — не юридический документ, а просто инструмент, который поможет вам путешествовать хотя бы для начала по территории ЕС.

Этот документ будет электронным или бумажным. В нем будет зафиксировано, был ли человек привит от коронавируса, есть ли негативный ПЦР-тест или человек уже переболел ковидом.

И если в вашем сертификате значится один из этих пунктов, то будет легче пересекать границы на территории Европейского союза. Но мы не обязываем людей вакцинироваться. Если вы не хотите, можете предоставить отрицательный ПЦР-тест или подтвердить наличие антител.

Что касается признания сертификатов о вакцинации вакциной, не зарегистрированной в ЕС, сейчас это проблема. Этот вопрос пока не решен, переговоры еще идут, пока не могу сказать, каким будет решение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: