Воскресенье 4 декабря 2016
$ 20.267 21.5306

Пятилетка без перестройки

  • Подводя же экономические итоги «проевропейской пятилетки», эксперты подчеркивают, что властям не удалось главного: провести структурные реформы
    Фото: Максим Андреев, NewsMaker
    Подводя же экономические итоги «проевропейской пятилетки», эксперты подчеркивают, что властям не удалось главного: провести структурные реформы

В последние пять лет экономика Молдовы росла за счет денежных переводов, внешних заимствований и сферы услуг. Объем инвестиций рос медленно и все еще не достиг докризисного уровня. В стране по-прежнему не созданы фундаментальные основы для устойчивого роста экономики, поэтому ежегодный ее прирост в среднем на 4-5% эксперты называют инерционным. Они считают, что власть слишком увлеклась собственными интересами, однако теперь ей придется либо показать настоящие результаты, либо бесславно уйти.

Макроэкономика

Экономика Молдовы в последние пять лет развивалась неровно и нестабильно. После кризисного 2009-го она выросла в 2010 и 2011 годах на 6,9% и 6,4% соответственно. В 2012-м из-за тяжелейшей засухи ВВП упал на 0,8%, а в 2013-м вырос сразу на 9,4% (по уточненным данным Нацбюро статистики). Впрочем, эксперты такой скачок объясняют большей частью низкой сравнительной базой засушливого 2012 года, отмечая, что средний рост в эти два года составил 4,7%. Такой же рост ВВП зарегистрирован и за девять месяцев этого года.

Рост молдавской экономики, по мнению основных международных партнеров РМ — МВФ, ВБ и ЕБРР, обусловлен большей частью увеличением внешней помощи (за пять лет РМ получила более €2,7 млрд кредитов и грантов), а также ростом объема денежных переводов (с $1,24 млрд в 2010 году до $1,608 млрд в 2013-м), которые составляют до 25% в структуре ВВП. При этом наибольший вклад в ВВП республики продолжает вносить сфера услуг (порядка 60%), что говорит о том, подчеркивают эксперты, что молдавская экономика по-прежнему базируется на потреблении.

По словам экономического эксперта Виктора Чобану, рост ВВП в Молдове традиционно инерционный и зависит от сложившейся на данный момент конъюнктуры: погодных условий, внешних факторов и т.д. Уходящее правительство, отметил он, так и не сумело создать в стране фундаментальных основ для устойчивого роста экономики, и в первую очередь это касается структурных реформ. Поэтому, пояснил господин Чобану, инвестиции в экономику в разы меньше переводов от трудовых мигрантов, производительность не растет, новые технологии не внедряются. Чтобы догнать европейские государства, хотя бы ближайших соседей — Румынию и Болгарию, считает эксперт, молдавской экономике надо лет десять расти как минимум на 10% в год: с меньшим уровнем роста страна продолжит отставать все дальше. 

newsmaker.md/rus/novosti/ekonomika-moldovy-neozhidanno-vyrosla-6041

 

Промышленность и инвестиции

Об этом говорит и инвестиционная картина: в последние пять лет средний ежегодный объем инвестиций в Молдове составлял 23% от ВВП, тогда как до 2009 года — не менее 34%. В докризисном 2008 году объем прямых иностранных инвестиций в экономику страны составил $700 млн, в 2010-м — $198 млн, в 2013-м — $231 млн. В 2014 году объем прямых инвестиций будет, скорее всего, гораздо ниже: за первые шесть месяцев он составил всего $74 млн.

Промышленность, впрочем, стабильно растет, но не опережая, а едва догоняя динамику роста ВВП: среднегодовой прирост в последние пять лет составил 5% (в структуре ВВП доля промышленности уже много лет составляет 14%). В то же время промышленность в целом догнала и перегнала докризисный уровень: в 2013-м объем промпродукции составил 38 млрд леев, в 2008-м — 29,9 млрд леев. Сильно отстало в этом отношении строительство: в 2013 году было выполнено строительных работ на 3,3 млрд леев, тогда как в докризисном 2008-м — на 5,9 млрд леев.

Правительство, пытаясь стимулировать рост промышленности, решило сделать ставку на свободные экономические зоны (СЭЗ) и промышленные парки. Сейчас в Молдове действуют семь СЭЗ и пять промпарков.

newsmaker.md/rus/novosti/ebrr-i-moldova-podpisali-memorandum-po-uluchsheniyu-investklimata-3101

На 1 января 2014 года свободными экономическими зонами было привлечено около $197,9 млн, из которых в 2013 году — $18 млн. В СЭЗ зарегистрировано 158 резидентов, в том числе несколько крупных. Так, инвестиции немецкой компании Draexlmaier (автопром), открывшей производство в бельцкой СЭЗ, составили порядка €15 млн, а австрийской Gebauer&Griller (электрокабели) в этой же СЭЗ — более $12 млн. По мнению руководства СЭЗ, такие крупные инвестиции не пришли бы в Молдову, если бы не СЭЗ, поскольку более эффективного механизма привлечения инвестиций в стране пока не создано.

Четыре из шести действующих в Молдове промпарков были открыты в прошлом году (первым статус промпарка получил кишиневский Tracom в 2011-м). Статус промпарка присвоен еще трем объектам, однако они бездействуют. Инвестиционные обязательства резидентов промпарков составляют более 1,5 млрд леев (порядка $100 млн). На 1 октября 2014 года они инвестировали более 100 млн леев, или 7% от общего объема обещанных инвестиций.

Эксперты считают, что со своей задачей по привлечению инвесторов и развитию промышленности молдавские промпарки не справляются, и советуют властям хорошо проанализировать деятельность или бездействие уже существующих промпарков, прежде чем открывать новые.

Внешняя торговля

В 2010 году бывший тогда вице-премьером и министром экономики Валериу Лазэр (ушел с поста летом 2014-го) поставил перед собой и министерством такую задачу: добиться, чтобы темпы роста экспорта опережали темпы роста импорта и даже ВВП, поскольку единственная жизнеспособная экономическая модель для развития Молдовы, как подчеркнул тогда господин Лазэр,— та, которая основывается на экспорте товаров и услуг.

Импорт с 2010 года стабильно рос и увеличился в целом на 42,6% — с $3,85 млрд в 2010-м до $5,49 млрд в 2013-м. По итогам десяти месяцев этого года импорт снизился на 2,3% по сравнению с тем же периодом 2013-го.

Экспорт с 2010 года вырос еще больше — почти на 55%: с $1,54 млрд в 2010 году до $2,39 млрд в 2013-м. Резкий рост экспорта приходится на 2011 год — сразу на 44%. Впрочем, рост произошел в основном за счет еще более резкого увеличения реэкспорта — он вырос в 2011 году более чем на 66%, а его доля на тот момент в общем объеме экспорта достигла 45% (добавленная стоимость реэкспорта не остается в стране). С 2012 года Нацбюро статистики начало указывать долю реэкспорта в общем объеме поставок продукции за рубеж.  В 2012 и 2013 годах доля реэкспорта составляла примерно треть всего экспорта из Молдовы. В этом году его доля вновь стала расти: по итогам пяти месяцев она составила 37,6%.

newsmaker.md/rus/novosti/s-moldavskim-reeksportom-plohaya-assotsiatsiya-49

По мнению доктора экономики Татьяны Ларюшиной, в Молдове сформировано мощное лобби для удержания старой, ориентированной на импорт модели экономики, и именно поэтому в правительстве говорят о реэкспорте как о «нормальном явлении». «Оно нормально, когда составляет 10-15% от чистого экспорта, а остальные 85-90% — результат отечественного производства»,— отметила эксперт.

По итогам десяти месяцев этого года экспорт снизился на 0,4% по сравнению с тем же периодом 2013-го. Основная причина — эмбарго РФ на молдавскую сельхозпродукцию.

Экспортные потоки за пять лет изменились следующим образом: доля экспорта в страны ЕС за пять лет выросла с 45% до 52%, российская доля, несмотря на эмбарго на вино в 2013, не изменилась — 26%. В этом году экспорт в Россию из-за введенного летом эмбарго на сельхозпродукцию сократился на треть (по итогам девяти месяцев).

В ответ на российское эмбарго ЕС принял решение о введении с 1 сентября режима временного применения Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли РМ—ЕС. Однако яблоки и сливы, которые Молдова традиционно экспортировала в Россию, не хлынули в ЕС, потому что не соответствуют европейским стандартам качества.

newsmaker.md/rus/novosti/moldavskie-eksportery-razmahnulis-shire-v-teh-zhe-ramkah-4898

Соглашение об ассоциации, которое уже ратифицировано Европарламентом, вступит в силу после ратификации всеми 28 странами-членами ЕС. Оно предусматривает свободный (беспошлинный) доступ европейских товаров на рынок РМ, а молдавских — на рынок ЕС. Для этого молдавское законодательство, а также производство, менеджмент и качество товаров должны быть максимально приближены к европейским. Ряд экспертов опасаются, что местные производители не выдержат конкуренции и что Молдову ждет засилье импорта. Другие же говорят, что свободная торговля с ЕС подвигнет наконец молдавских производителей модернизировать производство и поднять конкурентоспособность отечественных товаров.

Энергетика

В марте 2010 года Молдова подписала протокол о вступлении в Европейское энергетическое сообщество. В связи с этим власти изменили законодательство, либерализовав энергетический рынок республики. Частично он был либерализован с 1 января 2013 года (для небытовых потребителей), а полностью должен быть либерализован с 1 января 2015 года (вступает в силу договор с Европейским энергосообществом).

Между тем молдавские рынки электроэнергии и газа по-прежнему остаются неконкурентоспособными и недиверсифицированными.

Так, в 2012 году было завершено строительство трансграничной линии электропередач Фэлчиу—Готешты (110 кВ, молдавская часть линии обошлась в 17,5 млн леев), а также подготовлено ТЭО по строительству другой трансграничной ЛЭП — Бельцы—Сучава (400 кВ, на ее строительство нужно 108 млн леев). Однако первая ЛЭП используется лишь частично, а вторая еще не построена.

Газопровод Яссы—Унгены, который, по замыслу властей, также призван диверсифицировать источники и обеспечить энергетическую безопасность Молдовы, до сих пор не работает. Его строительство обошлось в €26 млн, торжественное открытие состоялось 27 августа, но сроки запуска неоднократно переносились. На прошлой неделе власти сообщили, что подписан контракт с румынской OMV Petrom Gas, которая с 1 января будет поставлять в Молдову газ, причем по цене на порядок ниже российской — $276,6 за 1 тыс. куб. м. Правда, пока речь идет лишь о символических «тестовых» объемах.

newsmaker.md/rus/novosti/i-budet-vam-rumynskiy-gaz-2997

Новый договор с российским «Газпромом», который является монопольным поставщиком газа в РМ, Кишинев не может подписать уже три года, продлевая все это время по договоренности с Москвой старый, истекший 31 декабря 2011 года. Камнем преткновения тогда стал третий европейский энергопакет (был подписан Кишиневом осенью 2011-го), который предполагает разделение поставок, транспортировки и дистрибуции на газовом рынке страны между разными компаниями (всем этим занимается в республике «Молдовагаз», контрольный пакет которого принадлежит «Газпрому»).

Россия настаивала на отказе Молдовы от третьего энергопакета, а Молдова хотела значительного снижения цены на газ. В итоге РМ договорилась с ЕС об отсрочке по имплементации пакета до 2020 года, однако это не повлияло на ценовую политику Москвы. Впрочем, в 2015 году цена на российский газ значительно снизится благодаря падению мировых цен на нефть. Как сообщили в «Молдовагазе», в 2015-м среднегодовая цена для РМ составит $331,8 за 1 тыс. куб. м, что на 13% ниже действующей цены $378. 

Между тем, по информации властей, успехов Молдова добилась в сфере повышения энергоэффективности (помощь ЕС в этой области за последние три года составила €36,2 млн). Были приняты необходимые для развития этой сферы законы, а также создан Фонд энергоэффективности, за счет которого в регионах были реализованы проекты по альтернативной энергетике. Одним из таких стал проект «Энергия и биомасса», рассчитанный на 2011–2014 годы и продленный до 2017-го. Сейчас производство биомассы в Молдове достигло ежегодного объема 100 тыс. тонн, хотя до 2011 года этого рынка в республике не существовало.

Сельское хозяйство

Ситуация в сельском хозяйстве за прошедшее пятилетие была более чем нестабильной. К привычным для Молдовы погодным факторам (засуха, наводнения) добавились российские эмбарго на вино, фрукты и плодоовощные консервы, в связи с чем виноделам и аграриям пришлось искать новые рынки сбыта, а некоторым сворачивать производство.

Тем не менее объем произведенной сельхозпродукции в последние годы постоянно рос — с 19,9 млрд леев в 2010 году до 23,8 млрд леев в 2013-м. Резкое падение отрасли произошло в 2012 году из-за сильной засухи — более чем на 30%, ущерб был оценен в 2,5 млрд леев. Однако в удачном в погодном отношении 2013-м сельское хозяйство страны оправилось от потерь.

Но они пришли с другой стороны. В результате введенного Россией осенью 2013 года эмбарго экспорт вина из Молдовы за год снизился на 30%, а потери составили $78 млн. Потери садоводов от российского эмбарго (введено летом этого года) пообещало компенсировать правительство РМ, выделив на это 138 млн леев. Однако этих денег на всех не хватило. Фермеры сдали на переработку в два раза больше яблок, чем ожидало правительство. Недостающие для компенсаций средства власти пообещали выделить в следующем году.

newsmaker.md/rus/novosti/kompensatsii-ne-mogut-ugnatsya-za-urozhaem-2388

 

Инфраструктура и транспорт

Пришедшее к власти в 2009 году проевропейское правительство объявило восстановление и строительство дорог национальным приоритетом. Дорожный фонд за пять лет увеличился более чем в два раза — с 600 млн леев в 2010 году до 1,3 млрд леев в 2014-м, были сданы в эксплуатацию несколько капитально отремонтированных участков национальных дорог: Кишинев—Леушены, Кишинев—Бельцы и др. Накануне выборов 2014-го была сдана в эксплуатацию дорога Сэретень—Сороки (93 км), восстановление которой финансировал американский фонд «Вызовы тысячелетия».

Изменения коснулись и воздушного сообщения. Рынок пассажирских авиаперевозок был либерализован, благодаря чему появились новые воздушные линии, а на рынок вошли новые авиакомпании, в том числе бюджетные. Так, в октябре этого года полеты из Кишинева в Рим и Венецию начала осуществлять венгерская low-cost-компания Wizz Air. А летом этого года была либерализована авиалиния Кишинев—Москва. В результате этого на рынке появился новый игрок — компания «Аэрофлот», а действующие игроки рынка Air Moldova и S7 Airlines увеличили частоту ежедневных маршрутов с двух до трех.

В 2013 году по итогам закрытого конкурса правительство передало в концессию на 49 лет российскому консорциуму Avia Invest Международный кишиневский аэропорт. История обернулась большим скандалом, оппозиция обвинила правительство в преследовании корыстных интересов в этой сделке. Однако сделка не была аннулирована, в правительстве настаивали на том, что концессия — единственный способ модернизировать кишиневский аэропорт. По условиям контракта, концессионер должен инвестировать в модернизацию порядка €245 млн.

Кардинальную модернизацию власти затеяли и на железной дороге. На эти цели месяц назад ЕБРР предоставил Молдове €52,5 млн. Общая стоимость проекта, согласно которому госпредприятие «Молдавские железные дороги» (МЖД) должно закупить десять новых локомотивов и модернизировать железнодорожную инфраструктуру, составляет €116,75 млн.

Впрочем, восстанавливать старые локомотивы на МЖД начали несколько лет назад. Однако модернизация обернулась потерей больших денег и увольнением бывшего главы МЖД Виталия Струнэ. Он был уволен с этой должности министром транспорта летом 2013 года за неэффективное проведение реформ. Два года его руководства железной дорогой сопровождались скандалами, самый громкий из которых связан с модернизацией пяти старых поездов, которая обошлась МЖД в €10 млн (их ремонтом занимался румынский завод Remar, где ранее работал господин Струнэ). После модернизации поезда неоднократно выходили из строя, горели и ремонтировались. В итоге ни один из них сейчас не эксплуатируется.

Деловая среда

Улучшение деловой среды проевропейские власти также объявили одним из приоритетов своей деятельности. И добились в этом заметного успеха, если судить по результатам Молдовы в ежегодном рейтинге легкости ведения бизнеса Doing Business (его составляет Всемирный банк и Международная финансовая корпорация). За пять лет Молдова поднялась в Doing Business на 31-ю позицию — с 94-го места в 2009 году до 63-го в 2014-м.

newsmaker.md/rus/novosti/moldova-podnyalas-na-19-pozitsiy-v-reytinge-doing-business-3361

Все эти годы, отметим, власти говорили о необходимости наладить постоянный диалог с бизнесом и пытались найти для этого работающий формат. Создавались различные площадки для общения, в том числе был создан Экономический совет при премьер-министре, в который вошли представители крупного бизнеса. Впрочем, тесного общения, а тем более понимания со стороны властей бизнес так и не дождался. Его главные претензии, связанные с налоговой политикой и доступом к дешевым кредитам, власти не захотели услышать. Впрочем, у правительства также много претензий к бизнесу: чиновники говорят о безынициативности деловых людей, их неумении и нежелании работать сообща и преследовании только собственных интересов.

Между тем интересы крупных инвесторов власть старается не игнорировать, особенно когда вокруг них разгораются публичные скандалы. Один из них был связан с немецкой компанией Draexlmaier, которая после долгих разбирательств с Налоговой службой подала на нее в суд: инвестор опротестовал решение налоговиков о крупных штрафах, связанных с оплатой компанией питания своих работников. Конфликт был разрешен после вмешательства правительства. Вслед за Draexlmaier о своих претензиях к налоговикам, а также таможенникам заявили американская компания Lear Corporation и австралийская Shan Lian International Group SRL. По итогам разбирательств эти две службы — налоговую и таможенную — в минэкономики назвали «виновницами всех бед бизнеса». В ведомстве также признали, что практическое исполнение законов, облегчающих ведение бизнеса (к примеру, о едином окне), «хромает».

Плохо налаженный диалог между властью и бизнесом можно назвать и одной из причин роста теневой экономики в стране. По данным Нацбюро статистики, доля ненаблюдаемой экономики выросла с 23,6% от ВВП в 2010 году до 28% в 2013-м. По подсчетам экспертов, ситуация гораздо хуже: они говорят, что не менее 50% молдавской экономики составляет теневая. По словам эксперта независимого аналитического центра Expert-Grup Александра Фалы, основными факторами возникновения ненаблюдаемой экономики являются, с одной стороны, налоговое давление, с другой — отсутствие налоговой морали: у граждан страны нет убеждения, что оплата налогов стимулирует развитие общества.

Подводя же экономические итоги «проевропейской пятилетки», эксперты подчеркивают, что властям не удалось главного: провести структурные реформы и изменить экономическую модель, которая по-прежнему основана на потреблении. Причин этого, по мнению экспертов, несколько. «Во-первых,— отметила доктор экономики Татьяна Ларюшина,— не была проведена институциональная реформа центральной власти, поэтому правительства формировались по политическим признакам, из-за конфликта интересов у них были связаны руки, они работали лишь на собственные интересы, а не на благо общества. Не было в проевропейских правительствах и настоящей команды, внутри которой была бы состязательность идей и проектов».

Второй причиной эксперт называет приход во власть крупного бизнеса, что также не позволило перестроить экономику: в то время как госбюджет за пять лет удвоился, ВВП вырос всего на четверть. Диалог только с крупным бизнесом, по мнению госпожи Ларюшиной, власть выстраивала лишь с целью наполнения бюджета и красивых показателей, тогда как для обеспечения долгосрочного устойчивого развития необходимо было работать с мелким и средним бизнесом, на уровне микропредприятий. «Эти предприятия сталкиваются с массой издержек и проблем при ведении бизнеса. А их утверждения о слишком высоком налогообложении связаны с тем, что бизнес недополучает от власти за свои налоги качественные госуслуги (по медицине, образованию и т.д.) и вынужден платить за это по второму кругу»,— сказала эксперт.

В то же время в оправдание власти она отметила, что четыре-пять лет — слишком короткий срок для проведения в жизнь полномасштабных структурных реформ, поэтому драйверы роста экономики остались старые — денежные переводы. Также Татьяна Ларюшина напомнила, что были сделаны некоторые шаги по модернизации производства, и часть предприятий успешно переориентировалась на европейский рынок. Кроме того, добавила госпожа Ларюшина, многие реформы были проработаны и утверждены в качестве стратегий развития и проектов, что уже является важным начальным шагом к их реализации.

Впрочем, эксперт уверена, что для практической реализации структурных реформ необходима смена элит: «Политически зависимые правительства не любят проводить реформ, поскольку это всегда затрагивает активную и богатую часть общества и ущемляет интересы импортеров».

Наталья Мельник
Николай Пахольницкий