Закон и беспорядок. Алексей Герцеску о коронавирусной непоследовательности властей
5 мин.

Закон и беспорядок. Алексей Герцеску о коронавирусной непоследовательности властей

В Молдове из-за резкого роста заболеваемости коронавирусом разгорелись споры о том, кто в этом виноват. Многие говорят, что виновато население, которое не соблюдает меры борьбы с распространением вируса, принимаемые государством. Немало говорится и о том, что нужно более строго следить за исполнением решений Национальной чрезвычайной комиссии общественного здоровья и активнее штрафовать нарушителей. В связи с этим решил высказать свое мнение о законности тех мер, которые принимает эта комиссия.

x

Для начала отмечу, что я не призываю использовать лазейки в законодательстве, чтобы игнорировать эти меры, и не отношу себя к так называемым COVID-диссидентам, которые отрицают существование вируса или принижают его опасность. Я лишь выступаю за то, чтобы борьбу с вирусом вели законными способами.

Если коротко, то основных тезисов в моих заметках два:

Все решения, принятые комиссией, по сути своей незаконны.

Непоследовательность государства в том, как исполняются ограничительные меры, ведет к их игнорированию населением.

А теперь подробнее.

Две комиссии: в чем их отличие

Когда в марте парламент объявил в стране чрезвычайное положение, то Комиссии по чрезвычайным ситуациям предоставили огромные полномочия. По сути, та комиссия могла заменять своими решениями любые законы, принимать любые меры. Независимо от того, насколько эти решения были законны или конституционны (многие юристы, включая меня, считают, что Комиссия по ЧС не имела права утверждать некоторые из решения, которые она приняла). Однако суды в подавляющем большинстве случаев становились на сторону Комиссии по ЧС и отказывались рассматривать законность тех мер, которые она вводила, ссылаясь на ее широкие полномочия.

Чрезвычайное положение завершилось 15 мая. Сразу после этого Национальная чрезвычайная комиссия общественного здоровья (далее — комиссия) объявила в стране чрезвычайное положение в сфере общественного здоровья (starea de urgenţă în sănătate publică). Тогда же, 15 мая, комиссия своим постановлением утвердила список правил и ограничений, касающихся поведения граждан в общественных местах, деятельности разных предприятий и т.д.

И вот тут возникает важный вопрос — а какой юридический статус у этих постановлений/решений?

Принципиальный момент в этой ситуации — были ли эти решения опубликованы в «Официальном мониторе». Отвечу — нет, не были. Вместо «Монитора», где обязательно публикуют все нормативные акты, решения комиссии размещают на сайте правительства. Более того, в тексте этих решений указано, что они вступают в силу с момента принятия и размещаются на сайте правительства. Но законно ли это?

На мой взгляд, нет. И причина тут простая: в положении о деятельности комиссии (утверждено постановлением правительства № 820 от 14.12.2009) прямо указано, что вопросы, обсуждаемые на заседаниях этой комиссии,  и принятые ею решения заносят в протоколы, которые подписывают ее председатель, зампредседателя и секретарь, и публикуют в «Официальном мониторе».

То есть, в самом положении говорится, что решения комиссии должны публиковать в «Официальном мониторе». Однако это требование игнорируется. А потому все решения комиссии незаконны.

Два ЧП: найди отличия

В течение двух месяцев у нас в стране действовало официально объявленное чрезвычайное положение. Сегодня власти говорят, что они не планируют вводить его вновь. Но давайте попробуем найти отличия между действовавшим тогда режимом ЧП и действующим сейчас режимом ЧП в области общественного здоровья.

И в одном, и в другом случае существенно ограничиваются права граждан и предприятий, в том числе, некоторые права, закрепленные в Конституции и Европейской конвенции по правам человека. Но, если в первом случае на это дал санкцию законодательный орган страны — парламент, то во втором случае эти ограничения вводит некая комиссия, которая никакого мандата от парламента не получала.

Более того, все те значительные ограничения, которые ввела комиссия, основаны на очень общей формулировке ст. 58 закона «О государственном надзоре за общественным здоровьем». Эта статья гласит, что «в период чрезвычайной ситуации в области общественного здоровья Национальная чрезвычайная комиссия общественного здоровья или аналогичная территориальная комиссия имеет право создавать специальные условия для работы, жизни и передвижения физических и юридических лиц».

Но дает ли это комиссии право принимать, например, решения о том, у кого есть право работать, а у кто нет? Знаю, что среди юристов идут споры об этом. У этой формулировки закона слишком общий характер, а вот ограничительные меры, которые принимают на ее основе, очень даже значительны.

Напомню, что на основе решений комиссии ограничиваются права граждан. При этом ее деятельность подотчетна правительству, а не парламенту, который вообще-то и должен принимать решения об ограничении тех или иных прав.

Более того, нынешняя ситуация — это тоже чрезвычайное положение (stare de urgență), хоть и не общее, а лишь в области общественного здоровья. А чрезвычайное положение по Конституции объявляет парламент, а никак не какая-то комиссия.
На основании всего этого я делаю вывод, что все действующие сегодня ограничения незаконны.

Нарушение и наказание

В ответ на последние декларации политиков о том, что граждане не соблюдают установленные меры, хотелось бы еще отметить следующее. Нет ничего, что подрывало бы соблюдение законов больше, чем избирательность их исполнения и применения.

Люди никогда не станут исполнять законы, если они будут видеть, что за их нарушение никого не наказывают или наказывают выборочно.

Если мы посмотрим на решения комиссии, то увидим, что по-прежнему запрещено собираться в общественных местах группами более трех человек. По-прежнему запрещено посещать спортивные площадки.

Что мы видим на практике? Люди массово гуляют в парках, собираясь группами и по пять, и по десять человек. Делает ли полиция хоть что-то, чтобы этому воспрепятствовать? Я наблюдал, как полицейский патруль проезжал по парку «Валя Морилор», где нарушителей можно было собирать пачками, но никому не сделали даже замечания. Я уж не говорю о том, что многие политики и чиновники сами не соблюдают меры, направленные на борьбу с вирусом.

В подобных условиях как минимум некорректно обвинять граждан в том, что они не соблюдают ограничительные меры. И дело далеко не только в национальном менталитете, который так часто вспоминают в последнее время. На примере многих других стран можно было видеть, что и там люди не особо торопились выполнять требования властей, пока не начинали принимать более жесткие меры и активно штрафовать нарушителей.

Так что, резюмируя, можно лишь сказать, что не стоит сваливать все на несознательность граждан. Можно и нужно действовать жестко. Но делать это так, чтобы принимаемые меры не вызывали нареканий с точки зрения их законности, и следить за тем, чтобы установленные правила исполнялись во всех случаях и в отношении каждого.

Автор — Алексей Герцеску, адвокат

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: