33ºC Кишинёв
Среда 15 августа 2018

Евгений Федченко — NM: «Если ситуация может привести к войне, все методы борьбы с пропагандой пригодны»

Соучредитель сайта проверки фактов Stopfake.org, директор Могилянской школы журналистики ЕВГЕНИЙ ФЕДЧЕНКО рассказал корреспонденту NM МАРИНЕ ШУПАК о том, почему важно бороться с пропагандой и недостоверной информацией в СМИ.

Каким образом работает команда Stopfake?

Мы работаем в двух направлениях: разоблачаем неверную информацию самостоятельно, а также приглашаем наших подписчиков присылать свои находки. Наша команда очень маленькая, поэтому мы редко занимаемся мониторингом самостоятельно — на это нужны ресурсы. Мы надеемся на нашу аудиторию, в наш адрес поступает много фейков из социальных сетей.

Какие методы борьбы с пропагандой наиболее эффективны?

Если говорить в общем, то, во-первых, нужно проверять всю информацию перед тем, как ее публиковать. Бывает, журналистская халатность приводит к тому, что на ресурсах, которые в принципе не поддерживают пропаганду, появляется неверная информация. Во-вторых, нужно производить как можно больше новостных материалов, чтобы заглушить пропагандистский поток.

А конкретнее?

Нужно четко понимать, откуда поступает та или иная информация, кто контролирует ту или иную медиаорганизацию. Стоит изучать, каким образом ваш источник получил информацию. И, конечно, всегда нужно учитывать контекст, при котором информация «всплыла».

Каким образом проверяются фейки из соцсетей?

На нашем сайте есть специальная кнопка «Сообщи о фейке», таким образом, каждый может выслать нам ссылку на предполагаемо сфальсифицированную информацию. Дальше наш журналист займется проверкой фактов. В случае если фальсификация подтвердится, то журналист займется распространением информации об этом случае.

Фейки присылаются украинцами?

Не только. У нас есть активные подписчики из России, стран ЕС, которые присылают информацию российских СМИ для проверки.

Какой фидбек получает ваша команда?

Преимущественно положительный. Много положительных откликов мы получаем из России. В прошлом году лишь 30% нашей аудитории были из России, сейчас их намного больше. Это хороший знак. Люди заходят на наш сайт, чтобы найти ответы на те вопросы, которые игнорируются российскими СМИ. Это повышает нашу кредибильность и означает, что наше стремление быть объективными оценено.

Значит ли это, что вам удается реально влиять на восприятие событий на Украине?

Мы движемся в этом направлении, но очень медленно. Наша российская аудитория — это жители крупных городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска. Доступа к людям из маленьких городов и сел у нас нет, они полностью доверяют российским СМИ.

Как вы относитесь к законодательным инициативам, направленным на борьбу с пропагандой, а также к радикальным мерам госинститутов? В Молдове, к примеру, запретили вещание одного российского телеканала и говорят о необходимости распространить эту практику на другие каналы.

Если ситуация действительно опасна и может привести к войне, все методы борьбы с пропагандой пригодны. Я уже перечислил ряд способов, которые журналисты могут использовать для недопущения пропаганды. Но когда этого недостаточно, меры могут быть предприняты властями страны и международными организациями. Тогда уже власти могут принимать более жесткие меры, рассматривать вопрос о лишении лицензии, выявлять, как спонсируются те или иные СМИ. Стоит отметить и важное решение Европейского суда по правам человека, которое гласит, что онлайн-СМИ должны нести ответственность за комментарии, которые оставляют пользователи.

А как быть с внутренней пропагандой? Информация, которая поступает из СМИ, подконтрольных определенным олигархическим кругам, тоже вредит обществу, не так ли?

Я бы не называл это пропагандой. Пропаганда всегда исходит от властей страны и регулируется ими. То, о чем вы говорите, можно назвать некачественной журналистикой, но не пропагандой. Здесь нужно рассматривать журналистскую этику, стандарты и саморегулирование.

Немецкий журналист Андреас Зумах на глобальном медиафоруме Deutsche Welle критиковал немецкие СМИ за то, что они изображали украинскую оппозицию как исключительно демократическую и никто не писал о «Правом секторе» и «Свободе». Вы согласны, что и в международной прессе есть дисбаланс при освещении украинских событий?

Такие обобщения появляются очень часто. Партии, упомянутые журналистом, не являются значимой частью украинской политики, они маргинализированы. Нет никакой «Свободы», они исчезли, проиграв выборы. У «Правого сектора» очень маргинализированное количество симпатизантов. Я не думаю, что эти вопросы мы все еще должны обсуждать, особенно когда во Франции крайне правые получают 30% на выборах, а у нас около 1%. В то же время хочу уточнить, что у нас было очень много немецких журналистов, которые писали о «Правом секторе», о правых радикалах. Мы не отрицаем, что здесь есть радикалы, но они не настолько важны, потому что они есть в любом обществе. Российские власти делают вид, что борются против радикалов в своей стране, но в то же время они поддерживают крайне правых и крайне левых по всей Европе, проводят их встречи в Санкт-Петербурге. Это я называют фальшивым дискурсом.

Российские СМИ как-то реагируют на ваши разоблачения?

Нет, они их никак не комментируют.

Вам известна медиаситуация в Молдове?

Да, и хочу сказать, что Stopfake будет реализовывать проект в Молдове совместно с Петру Маковеем (глава Ассоциации независимой прессы.— NM). Вскоре мы будет производить контент на местном языке на основе тех историй, которые делаем в рамках Stopfake. Также мы будем переводить истории из Молдовы на русский и английский языки, таким образом распространяя наш опыт.

Автор : Марина Шупак

Партнерские ссылки