Деолигархизация с молдавской спецификой. Инна Шупак о борьбе с клептократией и упущенных возможностях PAS
14 мин.

Деолигархизация с молдавской спецификой. Инна Шупак о борьбе с клептократией и упущенных возможностях PAS

Национальная комиссия по европейской интеграции 4 августа 2022 года приняла план действий по внедрению предложенных Европейской комиссией мер в контексте заявки на вступление Республики Молдова в ЕС. В числе прочего Еврокомиссия настаивает на мерах по деолигархизации, а Минюст совместно с аппаратом президента работают над проектами необходимых для этого нормативных актов. Эксперт Института стратегических инициатив (IPIS) Инна Шупак в авторской колонке для NM высказала свое мнение о деолигархизации с молдавской спецификой.

План действий предусматривает несколько направлений. Так, например, планируется разработка и принятие закона о деолигархизации, направленного на поддержку усилий по уменьшению влияния олигархических групп в политической, экономической и медийной жизни. Также предполагается анализ законодательства других государств и идентификация хороших практик, включая рекомендации международных структур.

И это — хорошо структурированный план действий с четко намеченными сроками и ответственными. Правда, сильно запоздавший. Всю аналитическую часть — изучение хороших практик и международных рекомендаций — нужно было делать в период с 24 декабря 2020 года (инаугурация президента Майи Санду) по 11 июля 2021 года (получение партией PAS парламентского большинства). И уже с августа 2021 года обсуждать, принимать и внедрять закон о деолигархизации.

Невольно возникает впечатление, что о необходимости внедрения системных мер по деолигархизации молдавские власти вспомнили только благодаря пакету политических условий, выдвинутых Европейской комиссией в связи с предоставлением Республике Молдова статуса кандидата в ЕС.

При этом в плане действий отсутствует проведение оценки положительных и негативных практик молдавских властей по деолигархизации — в контексте принятой 8 июня 2019 года Декларации о захваченном государстве. Однако стоит посмотреть, как с этим обстояли дела в некоторых ключевых государственных органах.

Национальный банк Молдовы (НБМ)

В этой части придется начать с «ночного правительства» Павла Филипа, которое 20 января 2016 года принимало присягу тайно, около полуночи. Происходило это на фоне массового протеста у стен парламента, где лозунг борьбы с захваченным государством был одним из главных месседжей молдавской оппозиции. Вот что, например, писала Майя Санду в дни январских протестов на своей странице в фейсбуке: «Это протест против захвата государства, коррупции, избирательной юстиции и ограничению доступа к свободной прессе. Этот протест требует не допустить установления полноценного диктаторского режима».

Но ни протесты, ни констатация генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда в своей статье в августе 2015 года о том, что «Молдова находится в руках олигархов, а для начала преобразований захваченное государство следует вернуть гражданам», не смутили Октавиана Армашу. Он принял предложение уйти из частного сектора и возглавить министерство финансов в правительстве Филипа. По всей видимости, со всеми возложенными на него захваченным государством обязанностями господин Армашу справился настолько эффективно, что именно его кандидатуру 29 ноября 2018 года спикер парламента Андриан Канду предложил на пост президента Национального банка Молдовы. В тот же день за нового президента НБМ проголосовали 54 депутата, из которых 33 депутата-перебежчика.

Уже в новом составе парламента, 16 апреля 2019 года, оппозиционные депутаты блока ACUM, включая Майю Санду и Игоря Гросу, подписали законопроект, вносящий изменения в механизм отзыва с должности президента НБМ. На тот момент у них не было сомнений в том, что господину Армашу не место в руководстве этого ключевого госинститута. Тогда блок ACUM предложил снизить планку необходимых голосов для отзыва как руководителя НБМ, так и членов Надзорного и Исполнительного комитетов НБМ.

И надо же было такому случиться, что 6 февраля 2020 года этот проект был включен в повестку дня парламента. В молдавском законодательном органе очень редки случаи, когда оппозиция отказывается от собственных инициатив, особенно касающихся важных политических вопросов. Но именно в тот день был зафиксирован этот самый редкий случай. В начале заседания Серджиу Литвиненко сообщил, что он собирает подписи всех авторов этой инициативы, чтобы убрать ее не только из повестки дня, но и вообще из законодательного процесса. Проще говоря, авторы сами отозвали ими же предложенный упрощенный механизм по снятию руководства НБМ. Можно было бы предположить, что депутаты блока ACUM вдруг выяснили, что их инициатива не конституционна. Но нет, юридический департамент парламента дал авторам зеленый свет, объясняя «абсолютную необходимость» этой инициативы ее соответствием конституционным нормам принятия постановлений парламента. Так что о причинах отказа депутатов ACUM от собственной деолигархической меры можно только догадываться.

Уже в период правления PAS, 31 марта 2022 года, по предложению фракции Блока коммунистов и социалистов в парламенте прошли слушания президента НБМ по теме уменьшения валютных резервов государства. Как правило, слушания государственных органов заканчиваются принятием постановления парламента с указанием мер по итогам обсужденной информации. Инициаторы слушаний зарегистрировали проект постановления, согласно которому парламент оценивает деятельность руководства НБМ как неэффективную и выражает ему вотум недоверия. Однако ни предложенного оппозицией, ни какого-либо другого постановления по итогам слушаний Армашу принято не было.

И вот ведь что бросается в глаза. Хотя бы один депутат во время слушаний вспомнил бы о Декларации о захваченном государстве и привел бы ее в качестве главного аргумента необходимости снятия с должности Октавиана Армашу. Ведь Декларация упоминает НБМ среди других госорганов, над которыми Влад Плахотнюк осуществлял «незаконный и неконституционный контроль». Но, поскольку ни один депутат об этом не вспомнил, воз и ныне там.

На данный момент, из семи членов Надзорного совета (это орган управления НБМ) пять человек назначены парламентом в 2016 году, один (сам Армашу) — в 2018 году, и всего один человек назначен в пост-плахотнюковский период. То есть, с ведома и согласия партии PAS, шесть человек, назначенные во времена захваченного государства, продолжают руководить Национальным банком Молдовы.

Для того, чтобы снять с должности Октавиана Армашу, правящей партии не обязательно возвращаться к своему прежнему проекту, ведь нынешняя парламентская оппозиция готова поддержать эту отставку, додав тем самым недостающие PAS голоса. А вот отозвать остальные пять человек из Надзорного совета PAS могут самостоятельно, для этого всего лишь нужно внесение такого предложения со стороны спикера парламента Игоря Гросу.

Служба информации и безопасности (СИБ)

На первый взгляд СИБ может показаться достойным примером деолигархизации. 8 июня 2019 года, сразу вслед за принятием Декларации о захваченном государстве, депутаты блока ACUM и ПСРМ отправили в отставку директора СИБ Василия Ботнаря с формулировкой «в связи с потерей доверия». Вот он, отличный момент, чтобы поставить на эту должность человека с безупречной репутацией, не имеющего ничего общего с режимом Плахотнюка. А если таковых не находишь внутри данной структуры, ищешь вне системы — как это произошло летом этого года с назначением Александру Мустяцэ. Но в 2019 году что-то пошло не так.

24 июня 2019 года группа депутатов ACUM и ПСРМ зарегистрировали проект назначения новым директором СИБ Александра Есауленко. Среди подписавшихся под этой инициативой — Игорь Гросу, Александру Слусарь, Ион Чебан. Социалист Василе Боля был депутатом, который эту инициативу подготовил и дал на подпись остальным коллегам (это видно по инициалам автора на бланке проекта). В тот же день проект включили в повестку дня парламента. Представляя кандидата, спикер Зинаида Гречаный отметила, что «это профессионал, занимающий пост вице-директора СИБ».

В рамках обсуждений стоит обратить внимание на вопрос Лилиана Карпа о том, знал ли Есауленко о депортации семи турецких учителей и какова была его роль в этом. Кандидат ответил следующее: «На тот период времени я занимал должность начальника главного управления контрразведки, это другая оперативная зона, которая не была ответственной за данную операцию. В качестве руководителя сегодня я открыл расследование по этому делу, и по его итогам вы будете проинформированы в разумные сроки». Депутатам все показалось достаточно убедительным, и господин Есауленко был избран руководителем СИБ.

Но вот ведь какая закавыка. Александр Есауленко был назначен вице-директором СИБ 29 ноября 2018 года (в тот же день, что и Армашу) по предложению Василия Ботнаря. Единственный вопрос в адрес кандидата тогда прозвучал от депутата ЛДПМ Марии Чобану: «Как вы думаете, СИБ имел серьезные мотивы для похищения семи турецких преподавателей и депортации их в тюрьмы Турции?». Ответ господина Есауленко был предельно ясен и лаконичен: «Я хочу заявить, что никто не был похищен. СИБ действовал законным методом, соблюдая законные нормы, опираясь на закон о СИБе». На этой оптимистично-безопасной для Демократической партии ноте 54 депутата, включая 33 перебежчиков, выбрали господина Есауленко заместителем главы СИБа.

Подчеркнем, что оставалось три месяца до парламентских выборов, а значит, на все ключевые посты подбирались доказавшие свою лояльность режиму Плахотнюка люди. Нет сомнений, что кандидатуры в руководство Нацбанка и СИБ были тщательно проверены с точки зрения соответствия принципам клептократии. С другой стороны, наивно было бы предполагать, что господа Армашу и Есауленко ничего не ведали о захваченном характере Молдовы. Благо, за пару недель до их назначения, 4 ноября 2018 года, Европарламент официально признал Молдову захваченным государством.

Остается только догадываться, проверяли ли депутаты блока ACUM, в том числе нынешние депутаты PAS, стенограмму уверенных публичных слов Есауленко о законности методов СИБа в деле турецких учителей; использовали ли они фильтры честности и неподкупности. Как бы то ни было, сейчас, после подписания Майей Санду соответствующего декрета, Александр Есауленко представляет Республику Молдова как посол в Азербайджане.

Совет по конкуренции

Это автономный государственный орган, подотчетный парламенту, который обеспечивает применение и соблюдение законодательства о конкуренции, государственной помощи и рекламе. К моменту бегства Плахотнюка из страны Советом по конкуренции руководил Марчел Радукан. В прошлом будучи членом Демпартии, он занимал должности министра регионального развития и депутата парламента.

24 февраля 2021 года оппозиционная группа депутатов PAS зарегистрировала проект постановления парламента по проведению внешнего независимого аудита Совета по конкуренции. По словам авторов, «целью этого аудита является оценка деятельности этого органа за последние годы и открытие дороги к смене его руководства». В информационной ноте к проекту депутаты подчеркнули, что проведение аудита было одним из требований Евросоюза для разблокировки второго транша макрофинансовой помощи на 2020 год.

Через полгода по итогам досрочных выборов PAS получила большинство в парламенте. Следовало ожидать, что к аудиту приступят немедленно. Но вместо заявленной проверки последовала череда интересных «совпадений». 9 августа 2021 года Марчел Радукан направил спикеру парламента заявление об отставке по собственному желанию. На следующий день, 10 августа, Игорь Гросу подписал распоряжение о том, что февральская инициатива его коллег по партии об аудите стала недействительной. 13 августа парламент принял отставку главы Совета по конкуренции без единого вопроса и претензии.

Имел ли право спикер парламента росчерком своего пера «отменить» законодательную инициативу коллег по партии? Да, Игорь Гросу воспользовался статьей регламента, согласно которой зарегистрированный в предыдущем созыве проект теряет свою силу.

Могли ли депутаты PAS вновь зарегистрировать свою идею о немедленном аудите этого госоргана? Да, могли. Более того, если бы они были последовательны в своей решимости проанализировать реальную подоплеку работы этого института во времена захваченного государства и, в случае выявления незаконных деяний, наказать виновных, то они были обязаны, не мешкая, вернуться к своему изначальному требованию внешнего аудита.

Но власть предпочла иной путь — «уговорить» начальника уйти по собственному желанию, видимо, пообещав взамен отсутствие проверок.

А как же требование Евросоюза по аудиту Совета по конкуренции, на который напирали в свою бытность оппозиционерами депутаты PAS? Скорее всего, именно этот фактор мешает закрыть эту тему насовсем. Так, 14 июля 2022 года парламент принимает Отчет специальной комиссии по изучению эффективности применения правил в секторе нефтепродуктов. Первым пунктом депутаты PAS обозначили следующую задачу: «Парламент рассмотрит возможность проведения внешнего независимого аудита эффективности деятельности Совета по конкуренции».

Здесь уместно сравнить отношение депутатов PAS к одной и той же теме во времена оппозиции и во власти. В оппозиции они требовали аудита. Будучи у власти, они просят парламент (то есть самих себя) «рассмотреть возможность проведения аудита». Между тем, как правило, размытые формулировки о «рассмотрении возможности» не приводят к конкретным действиям. Если так будет и в этом случае, то предыдущее руководство Совета конкуренции времен захваченного государства может спать спокойно.

Совет по телевидению и радио (СТР)

Пример СТР интересен с точки зрения создания прецедента и возможности его использования в отношении других государственных органов (а может, и нынешнего СТР) в будущем.

11 ноября 2021 года парламент рассмотрел отчет о деятельности СТР за 2020 год. По итогам дискуссий правящее большинство приняло постановление об отклонении отчета и об отставке всех членов СТР. Казалось бы, чем не пример успешной деолигархизации?

Но выбранный властью подход был подвергнут жесткой критике профильных неправительственных организаций и парламентской оппозиции. Недовольство было вызвано рядом поспешных и не обсужденных в рамках предварительных консультаций с гражданским обществом изменений в закон. Собственно, единственный выход, который придумали власти для «избавления» от «плахотнюковских» членов СТР, стало внесение пункта об отставке в случае отклонения отчета о деятельности. Правда, под шумок отправили в отставку и пару членов СТР, которые к деятельности за рассматриваемый 2020 год, и, тем более, к периоду захваченного государства, отношения не имеют — они на тот момент там попросту не работали.

Критика НПО, кроме механизма отзыва, касается и новых условий назначения членов СТР, Совета по надзору и развитию, а также генерального директора Teleradio-Moldova. Если вкратце, то в аудиовизуальных структурах парламентское большинство будет решать все — без конкурсов и на основе политического решения.

Такое впечатление, что под видом деолигархизации правящая партия решила установить контроль над аудиовизуальными органами. Это более чем странная интерпретация духа Декларации о захваченном государстве, который предусматривал отход от практики всеобъемлющего партийного контроля над государственными органами.

А пока суть да дело, «обновление» Teleradio-Moldova для рядовых граждан олицетворяет собой Андрей Андриевский  вместе со своими «принципами» (Андриевский вел одноименную программу на телеканалах медиахолдинга Плахотнюка GMG), в качестве соавтора воскресного ток-шоу на публичном телеканале. Пути деолигархизации с молдавской спецификой и на деньги молдавских налогоплательщиков воистину неисповедимы.

Счетная палата (СП)

Анализ был бы неполным без Счетной палаты, руководство которой не нуждается в представлении. Мариан Лупу — президент этого госоргана с февраля 2019 года (он, кстати, был единственным человеком, подавшим документы на конкурс по замещению этой должности), а Виорел Кетрару — заместитель с декабря 2018 года. Хотя речь идет о людях, игравших не самую последнюю роль во времена клептократии, Декларация о захваченном государстве никак не коснулась возглавляемого ими государственного учреждения.

Какие опции есть у власти для деолигархизации этого учреждения?

Депутаты PAS могут инициировать внешний независимый аудит финансовых отчетов Счетной палаты. Правда, если уж начинать, то желательно довести инициативу до конца, а не как в случае с Советом по конкуренции.

Депутаты PAS могут (а вообще-то, должны) заслушать отчет о деятельности Счетной палаты за 2021 год, и в этом контексте задаться, например, таким вопросом. Почему с 2019 по 2022 год стремительно выросло число рекомендаций Счетной палаты, которые не приняты во внимание их бенефициарами — государственными институтами? Если в 2019 году не были внедрены 55,9 % рекомендаций Счетной палаты, то в этом году цифра возросла до 98,3 % (это данные с официального сайта СП). Неэффективность механизмов Счетной палаты налицо.

Власть может пойти по сценарию с вышеописанным Советом по телевидению и радио. То есть, внести изменения в закон, добавив механизм отставки руководства Счетной палаты в случае отклонения парламентом отчета о деятельности. Да, этот подход на грани демократии. Если бы в случае с отставкой членов Совета по телевидению и радио прозвучала бы критика Европейского союза, а не только местного гражданского общества, то эта опция сегодня не подлежала бы рассмотрению.

Если копнуть глубже, то прецедент молниеносного изменения законодательства был создан PAS в случае с отстранением Александра Стояногло с должности генерального прокурора. Но и тут европейские структуры никак не отреагировали, продолжая хвалить молдавские власти за надлежащее выполнение Договора об ассоциации.

И если уж был упомянут случай Стояногло, то одна из опций такова: компетентные органы могут привлечь к ответственности Виорела Кетрару. Ведь именно возглавляемый им Центр борьбы с экономическими преступлениями и коррупцией, по словам бывшего депутата фракции Платформы DA Инги Григориу, являлся реальным автором поправки в законопроект о предупреждении и борьбе с отмыванием денег в 2011 году. Эта поправка, по всей видимости, дала ход Ландромату. «При чем здесь это?» — спросит дотошный читатель. А при том, что депутат PAS Лилиан Карп обвинил Стояногло в продвижении этой законодательной поправки, и это стало одним из поводов для его ареста.

В конце концов, власть могла бы договориться с руководством СП об отставке по собственному желанию — по схеме, примененной в случае Совета по конкуренции.

Ну а поскольку на данный момент, по всей видимости, всё всех в этом учреждении устраивает, Мариана Лупу, как председателя Счетной палаты, президент Румынии наградил Национальным орденом «Звезда Румынии» — «в знак высокой оценки его исключительного вклада в развитие государственного аудита в европейском контексте, за его честность и профессионализм». Может, эта награда, вкупе с Орденом Республики, врученным Мариану Лупу в 2014 году «за решающий вклад в достижение главной внешнеполитической цели Республики Молдова — политической ассоциации и экономической интеграции с Европейским Союзом», и есть главные мотивы, почему PAS бездействует в отношении руководства Счетной палаты?

Выводы и рекомендации

  • Декларация о захваченном государстве — политический документ, потенциал которого не был в полной мере использован для борьбы с клептократами.
  • Партия PAS упустила первые полтора года своего правления для осуществления эффективного, транспарентного, законодательно закрепленного процесса деолигархизации.
  • Процесс подготовки закона о деолигархизации обусловлен политическим условием Европейского союза в контексте получения Республикой Молдова статуса кандидата в члены ЕС, а не является инициативой правящей партии.
  • Меры по деолигархизации должны иметь системный характер. Применение двойных стандартов в отношении руководства государственных органов в зависимости от их лояльности либо других непрозрачных критериев будет ставить под сомнение искренность намерений власти и дискредитировать разрабатываемый закон о деолигархизации.
  • Во главе угла должно быть верховенство права. Нарушения закона, практика подминать под себя ряд публичных институтов, отказ от транспарентных конкурсов на занятие должностей вернется авторам, а заодно и стране, бумерангом.
  • Несвоевременная реакция европейских структур либо ее отсутствие на недемократические практики трактуются частью молдавского общества как двойные стандарты, что ведет к уменьшению количества сторонников европейской интеграции (данные Барометра общественного мнения показывают снижение желающих проголосовать за вступление в Евросоюз: 51 % в октябре 2022 года по сравнению с 65 % в июне 2021 года).

Инна Шупак, эксперт Института стратегических инициатив

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Хотите поддержать то, что мы делаем?

Вы можете внести свой вклад в качественную журналистику, поддержав нас на Patreon! Так вы можете стать частью изменения Молдовы к лучшему. Благодаря вашей поддержке мы сможем реализовывать еще больше новых и важных проектов. Мы предлагаем на выбор 6 вариантов поддержать нас. С нас — эксклюзивный контент и приятные подарочки. Переходите по ссылке, чтобы стать нашим патроном. Это не сложно, и даже приятно.

Поддержи NewsMaker!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: