Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)
11 мин.

Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)

После оправдания Вячеслава Платона по делу о краже миллиарда дело вернули в Антикоррупционную прокуратуру, чтобы найти настоящих виновных в нанесении ущерба Banсa de Economii на 869 млн леев. По этому же делу в 2017 году Платона приговорили к 18 годам тюрьмы. NM изучил 263 страницы оправдательного приговора, сравнил их с первым приговором и выяснил, чем отличаются версии прокуроров 2017 и 2021 годов, как Илан Шор перестал быть главным свидетелем по делу Платона, и как в деле появился Владимир Плахотнюк.

Суд Буюкан в начале июля опубликовал мотивировочную часть приговора Платона, который судьи вынесли после пересмотра его дела. Судьи не только оправдали Платона, но и вернули дело в прокуратуру на расследование. Оправдательный приговор судьи объяснили тем, что прокуратура отказалась от обвинений, а также тем, что в 2016 году Платону предъявили «неполные и вырванные из контекста» обвинения, «которые не соответствовали реальным событиям». Кроме того, как отметили судьи, многие свидетели обвинения теперь сами фигурируют в уголовных делах, связанных с кражей миллиарда.

Суд также снял арест с активов Платона на сумму 869,2 млн леев.

В мае 2020 года, напомним, всего за две недели до того, как генпрокурор Александр Стояногло объявил о ревизионной проверке дела Платона, Высшая судебная палата (ВСП) во второй раз оставила в силе обвинительный приговор Платону по этому делу, вынесенный в 2017 году. Тогда Платона приговорили к 18 годам тюрьмы. NM решил сравнить два приговора по одному делу.

Версия 2017

Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)

NewsMaker

В 2017 году Платона признали виновным в мошенничестве и отмывании денег в особо крупных размерах. По версии прокуроров, в 2011 году Платон через подконтрольные ему компании взял в Victoriabank (VB) кредиты на 427,3 млн леев. Речь идет о компаниях Semgroup System SRL, Infoart International SRL, Neghina Com SRL, Bogdan and Co SRL и Cristal Impex SRL.

В 2014 году, по версии обвинения, Платон убедил тогдашнего председателя админсовета BEM Илана Шора выделить ему 451,4 млн леев, чтобы закрыть эти кредиты. В ноябре 2014 года BEM выдал кредиты на эту сумму подконтрольным Шору компаниям Caritas Grup SRL и Provolirom SRL. С их счетов деньги прошли через несколько компаний-нерезидентов и в итоге оказались на счетах компании Zenit Management LP. Она стала поручителем по кредитам, которые компании, подконтрольные Платону, взяли в VB и погасила их.

Главным свидетелем по делу Платона, которого арестовали в 2016 году, выступал Шор. Он утверждал, что Платон получил в BEM кредиты на сотни миллионов леев на основе устного соглашения с Шором. Также Шор утверждал, что реквизиты компании Zenit Management ему передал Платон. То, что бенефициаром Zenit Management является Платон, утверждала и бывший член админсовета Moldova Agroindbank Стелла Пахоми. В 2016 году, отметим, СМИ называли Пахоми «доверенным лицом Платона».

Вторая часть обвинения строилась на том, что 10 ноября 2014 года компания Provolirom SRL получила в Banca de Economi еще один кредит на $25 млн и перевела эти деньги через серию операций на счет компании Veb Solutions Corporation. На счет этой компании также поступили €2,72 млн. Общая сумма, таким образом, составила $28 млн. Эти деньги Veb Solutions Corporation перевела на счет компании Ankor Getaway LP, которая, по версии прокуроров, принадлежит Платону. Именно отследив движение денег со счетов Ankor Getaway, прокуроры предъявили Платону обвинение в отмывании денег. Всего, по подсчетам прокуроров, Платон нанес ущерб BEM на 869,2 млн леев.

Версия 2021

Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)

Андрей Мардарь/ NewsMaker.md

В 2021 году Платон смог дать показания в суде и рассказал свою версию событий. В 2016 году он не давал показания в суде, так как его удалили из зала на все время слушаний. При пересмотре дела Платон рассказал, что в 2011 году купил у Владимира Плахотнюка 38,2% акций Victoriabank, компанию ALFA Engineering, которая владеет зданием гостиницы National, 28% акций Banca de Economii, 50,3% акций страховой компании Asito и почти 82% страховой компании Victoria Asigurări (впоследствии переименована в Alliance Insurance Group). Общая сумма сделки составила $80 млн. Часть из них Платон оплатил деньгами из кредитов, полученных в Victoriabank через компании Semgroup System SRL, Infoart International SRL, Neghina Com SRL, Bogdan and Co SRL и Cristal Impex SRL.

В рамках этой же сделки Плахотнюк продал Платону компанию Otiv Prime Holding, которая владела значительной частью активов, в том числе акциями Victoriabank. По настоянию Плахотнюка перед продажей компанию переименовали в Generashon Financial. «Плахотнюк не хотел, чтобы компания, которая ему уже не принадлежит, ассоциировались с ним. Эта аббревиатура была его личной. Ее составили из имен Оксана (жена Плахотнюка), Тимофей (старший сын), Иннокентий (младший сын) и Владимир», — пояснил Платон.

Затем в 2014 году, по словам Платона, между ним и Плахотнюком возник конфликт, из-за которого он вынужден был заключить с Плахотнюком обратную сделку. При этом, по словам Платона, контролировал все Плахотнюк, но фронтменом в этой сделке выступал Шор.

Обратная сделка

Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)

Андрей Мардарь/ NewsMaker.md

Обратная сделка проходила в несколько этапов. На одном из них сторона Плахотнюка взяла на себя обязательства закрыть кредиты, которые компании Платона взяли в Victoriabank в 2011 году. До заключения обратной сделки поручителем по этим кредитам выступал сам Платон, а в ноябре 2014 года поручителем стала компания Zenit Managеment. Она и закрыла кредиты. В 2021 году сразу три бывших директора филиалов Victoriabank подтвердили, что, после того как поручителем по кредитам стала Zenit Managеment, Платон перестал иметь какое-либо отношение к этим кредитам. Также экс-директора филиалов отметили, что во время расследования в 2016 году их «не спрашивали» об обстоятельствах погашения кредитов.

Счет в Victoriabank для Zenit Managеment открыли поздно вечером 19 ноября 2014 года по просьбе бывшего замглавы VB Корнелиу Гимпу. На счет Zenit Managеment поступили деньги из кредитов BEM, которые взяли компании Caritas Grup и Provolirom (эти кредиты, после того как их взяли в BEM, еще успели «прокрутить»). Во время пересмотра дела Платона в 2021 году в суде выступили формальные администраторы этих компаний Андрей Нирауца и Алла Гуцу. Они рассказали, что получали по $100 за подписи на документах. Больше ничего о деятельности компаний они не знали. Гуцу рассказала, что работу ей предложил некий Александр Боярский. Указания подписывать документы она получала в офисе холдинга Шора, расположенном в Кишиневе на улице Тигина 12, а также от Боярского.

Нирауца тоже сказал, что получал указания от Боярского. На суде Нирауца отметил, что в тот период употреблял героин и периодически проходил лечение. Во время одного из курсов реабилитации он познакомился с Викторией Стоян, которая стала его сожительницей. По словам Нирауцы, через Боярского он нашел «подработку» и для Стоян. Именно на нее оформили компанию Zenit Managеment. Тот факт, что документы компании подписывала Стоян, подтвердил Геннадий Лупу, экс-глава филиала Victoriabank, в котором открыли счет для Zenit Managеment. Лупу сообщил, что кто-то из руководства банка предупредил его о том, что «кто-то придет и закроет кредит».

В приговоре по итогам пересмотра дела Платона судьи отметили, что в деле есть доказательства того, что Корнелиу Гимпу получил реквизиты Zenit Managеment от адвоката Дениса Уланова, который в то время работал на Илана Шора: на следующий день после открытия в Victoriabank счета компании Zenit Managеment Уланов прислал Гимпу копию паспорта Виктории Стоян. В 2016 году на основании записей в регистре нотариуса Ольги Боднарчук следствие сделало вывод, что бенефициаром Zenit Managеment был Платон. Из этих записей следовало, что Платон получил  доверенность на управление компаниями Zenit Managеment и Saturn Export. Во время ревизионной проверки дела выяснилось, что записи в регистре нотариуса подделаны.

Кроме того, во время пересмотра дела в 2021 году Стелла Пахоми рассказала, что, давая показания против Платона в 2016 году, она, «возможно, перепутала» компании Zenit Management и Zenit 13. По ее словам, уже после того, как она дала показания, поняла, что есть две разные компании Zenit, так как проверила документы. Пахоми затруднялась сказать, когда именно она проверила эти документы и сообщила ли кому-то о своих выводах. Неточные показания она объяснила своим эмоциональным состоянием, связанным с тем, что в 2016 году она полгода провела под арестом. Арестован был и ее брат. Платон же утверждает, что в 2016 году Пахоми вынудили дать против него показания и после этого освободили из-под ареста.

Victoriabank

Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)

Андрей Мардарь/ NewsMaker.md

Другим этапом сделки между Платоном и Плахотнюком была продажа 38,2% акций Victoriabank. В 2011 году Платон заплатил за эти акции $40 млн. По словам Платона, во время обратной сделки они договорились с Плахотнюком, что акции официально продадут через биржу за $12 млн, а еще $28 млн ему выплатят отдельно, перечислив со счета компании Veb Solutions.

Акции Victoriabank купила на бирже компания Insidown, которую по доверенности представлял адвокат Денис Уланов. Давая показания в суде, он рассказал, что в октябре 2014 года Илан Шор сообщил ему, что готовится сделка покупки 38,2% акций Victoriabank, и попросил проконтролировать юридическую часть сделки. Также, по словам Уланова, пакет документов по всей сделке, включая доверенность от владельца кипрской компании Insidown, он получил от Шора. Уланов отметил, что, «возможно», он получил от Шора реквизиты Zenit Management. Также Уланов не смог конкретно сказать, от кого получил копию паспорта Виктории Стоян.

В 2014 году, отметим, когда компания Insidown покупала акции Victoriаbank, ее учредителем числился стоматолог из Румынии Пауль Фишер. В 2015 году ее учредителем был уже российский бизнесмен Сергей Лобанов.

Платон рассказал, что поручил Стеле Пахоми так провести сделку, чтобы все $40 млн перевели одновременно: и официальные $12 млн, и неофициальные $28, которые перевели на счета Ankor Getaway. По словам Платона, когда совершалась эта сделка, он не знал, что с ним расплатились деньгами, выведенными из BEM.

В 2021 году, отметим, Платон признал, что контролировал компанию Ankor Getaway. При рассмотрении дела в 2016 году Платон отрицал этот факт.

Проанализировав показания Платона, юристов и банкиров, которые на разных этапах имели отношение к банковским транзакциям по этой сделке, судьи пришли к выводу, что Платон и Плахотнюк действительно совершили в 2014 году обратную сделку купли-продажи активов. В приговоре судьи подчеркнули, что в 2016 году следствие считало $28 млн, переведенные на счета Ankor Getaway, «полученными вследствие незаконных действий и влияния» Платона на Илана Шора. Но после пересмотра дела суд пришел к выводу об обратной сделке.

В марте 2021 года, напомним, Денису Уланову предъявили обвинения в мошенничестве и отмывании денег в связи с деятельностью компании Insidown. Уланов же утверждает, что дело против него сфабриковали, а он сопровождал сделку только как юрист.

Asito и Дом мод

Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)

Андрей Мардарь/ NewsMaker.md

После завершения финансовой стороны обратной сделки у Платона остались акции страховых компаний Asito и Victoria Asigurări, купленные у Плахотнюка при первой сделке в 2011 году. Во время обсуждения этой части сделки у сторон возникли разногласия, и они договорились, что Платон и его партнеры, совершая обратную сделку, продадут не акции страховых компаний, а здания Asito и Дома мод. Оба здания переоформили на две принадлежащие Платону компании, а затем на компании Илана Шора. Так, в декабре 2014 года на водителя Шора Иона Кожокару переоформили компанию, которая владела Домом мод. На сделку по Asito понадобилось согласие Нацкомиссии финансового рынка. По словам Платона, члены комиссии в частном порядке попросили возместить убывающие активы деньгами, чтобы не создавать дырку в балансе страховой компании«. Платон сообщил, что через несколько своих компаний перевел на счет Asito $7,2 млн.

По версии следствия 2016 года, Платон перевел эти $7,2 млн на счет своей компании Calmview Service Limited в латвийском Trasta comercbanka, а затем купил на них долю в Asito, чтобы «скрыть незаконное происхождение похищенных из BEM средств». В 2017 году эти $7,2 млн арестовали в рамках дела Платона, как и другие его активы. По его словам, в 2017 году Апелляционная палата сняла арест именно с этих $7,2 млн, потому что они были нужны Плахотнюку.

Доказательства вины

Минус Шор, плюс Плахотнюк. Как дело Платона развалилось при пересмотре (DOC)

Андрей Мардарь/ NewsMaker.md

На суде в 2016 году у Платона не было возможности давать показания. Кроме того, суд отклонял большинство ходатайств Платона и его адвокатов о вызове свидетелей или приобщении доказательств к материалам дела. Все дело строилось на показаниях Илана Шора, который утверждал, что на основе устного соглашения выдал Платону кредиты на общую сумму 869,2 млн леев.

При этом, согласно отчетам Нацбанка, в ноябре 2014 года ликвидность BEM была ниже предписанного Нацбанком уровня, составляя 3,31%. Нацбанк, кроме того, рекомендовал тогда BEM не выдавать кредиты компаниям, чья финансовая платежеспособность недостаточно доказана. «Несмотря на это, согласно показаниям Илана Шора и другим данным из материалов дела [2016 года], в такой сложный период для банка он [Шор] попросил членов админсовета выдать компаниям Сaritas Group, Voximar, и Provolirom кредиты на 869,2 млн леев, которые потом одолжил Платону, не заключив никаких письменных контрактов», — отметили судьи в приговоре 2021 года.

При этом кредитные истории компаний «группы Шора» (включая Provolirom и Caritas Group) вместе с другими документами Banca de Economii оказались в автомобиле BEM, который нашли сгоревшим 27 ноября 2014 года. Именно в этот день Нацбанк ввел специальное управление в Banca de Economii. При пересмотре дела в 2021 году выяснилось, что документы погрузили в этот автомобиль по указанию Шора.

В 2017 году Апелляционная палата (АП) согласилась со всеми выводами суда первой инстанции. Платона АП тоже отказались выслушать. Но одно изменение в приговор АП внесла: 88,5 тыс. леев, потраченные на перевод на румынский язык материалов дела, решили взыскать не с Платона, а с государства. Ходатайство прокурора об ужесточении наказания с 18 до 23 лет лишения свободы АП отклонила.

В 2018 году ВСП оставила этот приговор в силе. В 2020 году адвокаты Платона вновь обратились в ВСП, пытаясь доказать, что при рассмотрении дела допустили «фундаментальные ошибки», а, кроме того, неоднократно нарушали права их подзащитного. Но судьи ВСП посчитали, что никаких ошибок не было, а по остальным обстоятельствам дела ВСП уже высказался в 2018 году.

Суд Буюкан by newsmakermd on Scribd

***
Эта статья написана в рамках проекта «Укрепление правового государства и обеспечение прозрачности судебной системы». Его реализует ОО «Юристы за права человека» при поддержке Национального фонда за демократию, которые никоим образом не влияют на предмет и содержание опубликованных журналистских материалов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 8
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: