«Думаю, что такой человек — невезучий». Управляющий партнер Loteria Națională — о запрете рекламы азартных игр, Плахотнюке и игромании. Интервью NM
15 мин.

«Думаю, что такой человек — невезучий». Управляющий партнер Loteria Națională — о запрете рекламы азартных игр, Плахотнюке и игромании. Интервью NM

В Молдове правящая партия «Действие и солидарность» (PAS) хочет ввести полный запрет на рекламу любых азартных игр, чтобы бороться с игроманией. По сути, это коснется единственного участника рынка — монополиста, государственно-частную компанию Loteria Națională. Глава компании-частного партнера лотереи NGM Company Пламен Миланов в интервью NM рассказал об объемах продаж лотерейных билетов и рисках для участников лотереи, причастен ли к этому проекту Владимир Плахотнюк и о ходе заведенного прокуратурой уголовного дела о монополизации игорного бизнеса.

«Есть люди, которые регистрируют по 100-200 билетов»

В парламенте обсуждают законопроект о полном запрете рекламы азартных игр. Их реклама уже частично запрещена: нельзя рекламировать казино и автоматы, а единственный разрешенный рекламный продукт — это государственная лотерея. Депутаты PAS планируют таким способом бороться с игроманией. Но на парламентских слушаниях вы говорили, что лотерея — это «игра с низким социальным риском». Вы правда считаете, что лотерея не приводит к игромании, и что среди ваших клиентов нет игроманов? 

Так считает весь мир. Я три года занимаюсь лотереей. В мире нет стран, где запрещают рекламу лотерейных игр. Везде упор на игры с высоким социальным риском [игровые  автоматы, казино]. Это главное доказательство того, что лотерея —  это не социальная проблема. Если бы это было так, все развитые страны мира, начиная с США и Европы, ввели бы запрет.

Второй аргумент — все можно очень легко просчитать. За полгода мы продали 9 млн билетов — по полтора миллиона билетов в месяц. Если учесть, что население Молдовы старше 18 лет — 2 млн человек, и, если предположить, что половина из них играет в лотерею, — это миллион. Значит, каждый человек купил по полтора билета в месяц. Если даже 500 тыс. игроков — это три билета в месяц, меньше чем один билет в неделю. Ну как может один билет в неделю вызывать игроманию?

Я не говорю, что у всех. Вы считаете, что вообще не вызывает?

Я так считаю, и привел два аргумента в пользу того, что не вызывает. У нас есть статистика: проигравшие билеты можно зарегистрировать на сайте для второго шанса (Loteria Națională проводит дополнительный розыгрыш призов среди проигравших. — NM). В этой статистике нет людей, которые регистрируют по десять, пятьдесят, сто тысяч билетов. Есть люди, которые регистрируют 100-200 билетов. Но это не те деньги, которые люди могут потратить разово, чтобы стать игроманом (лотерейные билеты стоят от 20 до 50 леев за штуку. — NM).

Вот если ты идешь в зал игровых автоматов… Я знаю, что это затягивает. Многие знакомые подсели на автоматы, казино. Но физически невозможно, чтобы лотерейный билет за 20 леев сделал тебя игроманом. Ты не можешь его покупать круглосуточно и не можешь круглосуточно получать выигрыши. Это специфика дистрибуции.

На заправках билеты продаются круглосуточно. На вашем сайте можно играть в электронную версию 24/7.

У скольких людей территориально есть доступ к заправкам? Родственники моей жены живут в селе, например. Там почта работает два часа в день. Другой возможности купить билет там нет. Выигрыш можно получить на заправке, которая находится в 10 км от села. Как можно стать игроманом?

«Думаю, что такой человек — невезучий». Управляющий партнер Loteria Națională — о запрете рекламы азартных игр, Плахотнюке и игромании. Интервью NM

Андрей Мардарь / NewsMaker

На слушаниях в парламенте вы просили привести пример исследований, в которых говорилось бы о зависимости от лотерейных билетов. Прямо перед интервью я загуглил и нашел данные австралийского исследования, которое говорит, что лотерея вызывает зависимость. Из-за того, что человек сразу узнает о выигрыше, ему кажется, что он был близок к победе.

Сколько таких исследований вы нашли? Мы тоже делали запросы, общались с психологами, и спрашивали, есть ли в Молдове игромания. Есть ли зарегистрированные случаи игромании? Из тех, с кем мы говорили, никто не мог дать ответ. Одно дело, когда ты можешь документально доказать, что человек — наркоман, алкоголик, курильщик. Мы можем вести подобный разговор до вечера. Вы будете приводить мне аргументы, а я вам контраргументы. Правда — посередине.

СПРАВКА NM

В статье, опубликованной в медицинском журнале Medical Press, приводятся данные исследования австралийского университета Curtis University. Авторы опросили 2112 австралийцев, играющих в азартные игры, и сосредоточились на 540 респондентах, которые играют только в лотерею. Оказалось, что примерно треть играющих только в лотерею показывают признаки игромании: они испытывают финансовые трудности, проблемы с межличностными отношениями. Авторы исследования пришли к выводу, что лотерея способствует развитию зависимости от азартных игр. Наиболее уязвимыми называют молодых людей (young adults) и мужчин.

Ассоциация исследований потребления (Association for consumer research) Университета штата Огайо (США) в своем исследовании лотереи и связанного с ней поведения пришла к выводу, что участие в лотереях тесно связано с компульсивным покупательским поведением, а регулярные игроки показывают признаки зависимости от азартных игр. Типичный участник лотереи, согласно исследованию, — человек с небольшим доходом.

Но чем отличаются электронные билеты, которые есть у вас на сайте — с веселым звуком, красочной картинкой, возможностью получать фриспины (бесплатные попытки сыграть с возможностью выиграть деньги) — от онлайн игровых автоматов?

Мне надо пойти в зал игровых автоматов и посмотреть, чем отличаются. Отличаются технологическими характеристиками. К тому же наши электронные билеты фактически копируют бумажные билеты. За исключением того, что там выше процент выплаты.

Если власть введет полный запрет на рекламу азартных игр, как вы будете работать?

В таком случае я не вижу даже технической возможности работать. В законе сказано, что лотерея — розыгрыш, результаты которого объявляют публично. Если мы не сможем объявлять результаты, то как люди узнают, что они выиграли? Вы — человек, который хочет играть, независимо от того, есть ли реклама. И хотите узнать результат. Получается, вы должны прийти ко мне в офис узнать, выиграли или нет.

Ты покупаешь билет, стираешь символы и узнаешь, выиграл или нет. Не вижу проблемы.

В будущем мы хотим запустить «часовую» лотерею. Ты покупаешь билет, выбираешь несколько цифр и в определенный час ждешь розыгрыша. Если примут этот закон, мы технически не сможем провести такую лотерею. С другой стороны, мы подписали контракт с государством. Если будет закон, мы будем его выполнять. Нельзя рекламировать? Мы закроем рекламу и социальные акции.

Сейчас у нас поддерживающая реклама. У нас сейчас нет роста продаж, они стабильные. Останавливается реклама? Хорошо, я вижу, что она не помогает, и начинаю экономить деньги.

«Думаю, что такой человек — невезучий». Управляющий партнер Loteria Națională — о запрете рекламы азартных игр, Плахотнюке и игромании. Интервью NM

Андрей Мардарь / NewsMaker

«Рекламный бюджет был €70-€80 тыс. в месяц»

Кто сейчас конечный владелец лотереи? По последним данным, это был гражданин ОАЭ Самих Мохд Кадри Авадх Алла Абдулхай.

Да, это он.

А что с Василом Божковым, который был соучредителем NGM Company, компании-партнера Молдовы в лотерее? Как он вышел из этого бизнеса?

Он вышел из бизнеса больше года назад, деталей я не знаю. Летом прошлого года ко мне обратились представители этого бизнесмена. У него огромный бизнес, и [среди его активов] Молдова не очень интересна, как и моя персона. Со мной связались, сказали, что есть новый владелец — серьезный бизнесмен, господин Самих, который владеет сетью супермаркетов в Дубае. Было предложение продолжить работу в компании, я согласился, но выдвинул условие, что все операционные решения принимаю сам.

СПРАВКА NM

Болгарский бизнесмен Васил Божков — один из четырех соучредителей NGM Company, компании-партнера государства в проведении Loteria Națională. В феврале 2020 года его арестовали в Объединенных Арабских Эмиратах. Ранее Болгария объявила его в национальный и международный розыск. Бизнесмену предъявили обвинения по семи статьям. Среди них — руководство организованной преступной группировкой, попытка подкупа официального лица, вымогательство и отмывание денег.

Владимир Плахотнюк или люди близкие к нему, или вообще кто-либо из Молдовы когда-то владел лотереей или долей в ней?

Нет. Это одна из тех баек, которые пошли, как только сменилась власть. К нашей компании Плахотнюк не имел отношения. Сегодня Божков не имеет отношения к нашей компании, раньше имел.

Наверняка, ваш следующий вопрос будет про Божкова, поэтому сразу отвечу. Я видел его один раз в жизни, когда меня назначали директором компании. После это мы не общались, и я не видел его. Это не его уровень. У нас в Молдове считают, что каким-то олигархам очень интересна Молдова. Но есть люди, которые зарабатывают больше, чем бюджет Молдовы. Любой бизнес в этой стране им неинтересен.

Вы и раньше говорили, что Плахотнюк не имеет никакого отношения к лотерее, но тут слишком много совпадений. Сначала он объявляет войну азартным играм, и в Молдове за неделю закрывают все, что только можно. Затем законопроект, в котором лотерею причисляют к играм с «низким социальным риском». Его писал тогдашний депутат-демократ Сергей Сырбу. Вы запускаетесь, и реклама лотереи, и программа о лотерее выходят на принадлежащем Плахотнюку телеканале Prime. СМИ делают о вас расследование, в котором говорится, что вы снимали помещения в офисе другого человека из круга Плахотнюка — Владимира Андронаке. Сейчас вы спонсируете Лигу чемпионов, и ее тоже транслируют на Prime и Canal 3. Не слишком ли много совпадений?

Так, как вы рассказываете, интересно выходит. Я даже сам на время задумался. Но давайте по порядку. До 2018 года я занимался в Молдове фармбизнесом. Директором лотереи я стал, потому что один из соучредителей тогда был мой сослуживец по армии — Димитр Ганев.

Условия меня устроили. У меня был один вопрос: сколько времени это займет? Он сказал, что максимум два часа в день и шесть человек персонала. Я согласился. Все, что я знал о лотерее, — моя мама играла в лотерею в Болгарии. Я спрашивал ее, почему она это делает, она говорила, что хочет изменить свою жизнь. Если так посмотреть, у многих людей в Молдове, Болгарии, Румынии, особенно нет шансов изменить свою жизнь, чтобы они ни делали. А большинство ничего не хотят делать. Единственный шанс изменить свою жизнь — лотерея.

Я стал директором, занимался подачей документов на тендер. У меня был другой бизнес, но, когда начались продажи, я понял, что лотерея — достаточно сложный бизнес. Когда появился первый человек, выигравший миллион, мне захотелось выделять больше времени на это. С одной стороны, это бизнес, с другой — это приносит моральное удовлетворение. Понятно, что не все выигрывают, но у тех, кто выигрывает, меняется жизнь.

«Думаю, что такой человек — невезучий». Управляющий партнер Loteria Națională — о запрете рекламы азартных игр, Плахотнюке и игромании. Интервью NM

Андрей Мардарь / NewsMaker

Мы как-то перешли от Плахотнюка к победителям.

Мы использовали болгарскую модель. Для программы [о лотерее, где разыгрывают призы для участников], нам нужен был канал с самым высоким рейтингом У телеканала Prime Плахотнюка тогда был самый высокий рейтинг. Мы работали только с этим каналом. Почему? Когда ты концентрируешь бюджеты в одной компании, то получаешь более выгодные цены.

Они вам поставили условие: если хотите хорошие скидки — размещайтесь только у нас?

Это политика всех каналов. От объема зависит [скидка]. Но у них не было условия «размещайтесь только у нас». Prime был самым популярным, а рекламный бюджет был €70-€80 тыс. в месяц. Мы договорились, что, если выделяем такой бюджет, то они бесплатно показывают программу на телеканале.

Спустя три месяца продажи начали падать. Я, как русскоязычный, подумал, что нам не хватает одного телеканала — для русскоговорящих. Открыли рейтинги, а там — «НТВ-Молдова», THT-Exclusiv TV и RTR-Moldova. Теперь реклама шла и на этих каналах, и доля Prime упала. Потом начали добавлять и остальные.

Сейчас вы размещаетесь на всех каналах, кроме RTR-Moldova.

Раньше мы размещались там 2-3 месяца и публиковали там передачу, платили за каждое размещение. Мы хотели договориться: «Вот вам рекламный бюджет, но передачу показывайте бесплатно». Они отказали. Мы решили, что не будем размещаться на RTR-Moldova.

Какие там еще были совпадения? Офис в здании Андронаки. Я был директором одной из  фармкомпаний, и в 2016-2017 году мы арендовали этот офис. Мне без разницы, чей это был офис. У меня была сеть из десяти аптек. Я уверен, что хотя бы три-четыре помещения, где они находились, по-любому связаны с представителями предыдущей или следующей власти. Но мне без разницы. Я понятия не имел, когда арендовал этот офис, и даже не знал, кто такой Андронаки.

Теперь о Лиге чемпионов. Месяц назад ко мне пришли коллеги из Casa Media, (сейлз-хаус, продающий рекламу в том числе в СМИ, принадлежащих Плахотнюку. — NM) и сказали, что у них есть предложение от UEFA. Они спросили, готовы ли мы стать партнерами, так как мы — единственные, кто заинтересован в этом [рекламе во время матчей]. Это реально единственное место, где нам интересно рекламировать ставки на спорт. Если бы с этим предложением пришел любой другой, я бы тоже заключил с ним контракт.

«Думаю, что такой человек — невезучий». Управляющий партнер Loteria Națională — о запрете рекламы азартных игр, Плахотнюке и игромании. Интервью NM

Андрей Мардарь / NewsMaker

«Никогда с нами не было Плахотнюка»

«Никогда с нами не было Плахотнюка»

Год назад прокуратура завела уголовное дело из-за тендера о частно-государственном партнерстве. Упоминалось, что вы получали 90% прибыли, а государство 10%. Есть ли у вас статус в этом деле и на какой оно стадии сейчас?

Из того, что уже доказано: все делится 85% на 15% в пользу государства. То есть за три года 180 млн леев — государству, и около 36 млн леев — частному партнеру. Я не буду комментировать действия прокуратуры, но с самого начала в деле акцентировали то, что закрыли залы игровых автоматов, и из-за этого государство потеряло деньги, так как на эти автоматы выдавали лицензии. К нам это не имеет никакого отношения.

За лицензии на работу букмекерских контор государство получало в год 5 млн леев. Сейчас — 10 млн леев в год от лотереи и около 4 млн леев от ставок на спорт и онлайн-лотерей.

Кстати, вот еще одно совпадение про Плахотнюка, которое может показать, что его с нами никогда не было. C 2016 года по 2020 год в Молдове существовал незаконный онлайн-беттинг (по закону в Молдове есть госмонополия на все азартные игры, включая онлайн. В этом году провайдеры начали блокировать доступ к иностранным онлайн-букмекерам, однако доступ к некоторым из них по-прежнему есть. — NM). Потери от этого составляли около €15 млн в год. Вы понимаете, что, когда он был у власти, ему стоило только щелкнуть пальцем, и потоки этих денег сразу перешли бы государству? Но, думаю, что ему это было неинтересно.

У Нацбанка Молдовы были данные о том, сколько денег уходит из Молдовы на счета букмекерских контор за рубежом — это 1xbet, «Париматч», «Марафон» и другие мелкие. Мы дошли до того, что во времена Плахотнюка эти букмекерские конторы хорошо рекламировали по всему городу.

А как вы узнали о том, что в Молдове объявляют тендер на проведение лотереи? Там же все делалось очень быстро: все закрыли, объявили тендер, написав условия, под которые попадает пара компаний. Как вы решились зайти на этот рынок, если у Молдовы не очень хорошая репутация среди иностранных инвесторов?

Да, страна остается достаточно сложной для инвесторов. Я здесь с 2000 года. А почему решили зайти коллеги из Болгарии, не могу сказать.

У вас есть статус в уголовном деле?

Да, в прошлом году меня сделали подозреваемым и предъявили два обвинения, которые мне не ясны. Первое связано с отмыванием денег. При этом мы предоставили прокуратуре все документы о первоначальных инвестициях в эту компанию, которые внесены из денег болгарской компании через договор о займе, который зарегистрирован в Болгарии и Молдове. Есть чистый источник денег. Мы предоставили все документы прокуратуре, потому что они подозревали, что финансирование было из незаконного источника.

Вроде как Васил Божков два года назад получил обвинение в отмывании денег, а «Вы, ребята, получали деньги от компании, в которой он был соучредителем, поэтому мы вас тоже подозреваем в отмывании денег». Мы предоставили все документы, теперь они ждут документы от болгарской прокуратуры, а там это дело будет висеть еще 20 лет. Но Васил Божков как физлицо ничего здесь не финансировал.

Второе обвинение — создание преступной группы с целью нанесения ущерба государству. Оно еще интереснее. Наша компания, занимающаяся лотереей и спортивными ставками, приносит прибыль государству. Есть проект с запретом автоматов, где якобы нанесен ущерб. Но есть лотерея и спортивные ставки, и мы доказали и продолжаем доказывать, что этот проект прибылен для государства. До 2018 года лотерея была убыточной, сейчас прибыль — 180 млн леев. Сейчас прокуратура назначила экспертизу, которая должна оценить ущерб.

«Думаю, что такой человек — невезучий». Управляющий партнер Loteria Națională — о запрете рекламы азартных игр, Плахотнюке и игромании. Интервью NM

Андрей Мардарь / NewsMaker

После того как Сергей Сырбу написал еще один законопроект, позволяющий блокировать других букмекеров, и операторы начали это делать, ваши продажи выросли?

Здесь нужно объяснить детально. В 2019 году после смены власти был закон, согласно которому выигрыши игроков облагаются налогом. Мы пытались объяснить, что этот закон создаст большие проблемы для бизнеса, но нас никто не послушал. В середине 2019 года мы запустили сайт для спортивных ставок. Он проработал только до конца года, потому что было непонятно, как считать налог с выигрыша физических лиц — эти 12%. С лотерейными билетами понятно, но со ставок никто и не подумал, как считать.

Тогда мы решили прекратить принимать спортивные ставки. И серые букмекеры хорошо работали еще год. Весь прошлый год мы работали над тем, чтобы объяснить минфину, что такое онлайн выигрыш. Мы сами делали выплаты между 240 леями и 20 тыс. леями. За прошлый год это принесло убыток около 2,5 млн леев. Кстати, мы не ожидали, что в сером секторе такой огромный оборот— 300 млн леев в год.

Я был приятно удивлен, что приняли этот закон (в нем расписан механизм блокировки сайтов букмекеров. — NM). Это было обязательством государства еще при заключении контракта. Мне без разницы, кто автор законопроекта. Закон вступил в силу с 2021 года, но всем было все равно: банки продолжали проводить платежи букмекерским конторам, платежные системы рекламировали букмекеров (речь идет о рекламе в терминалах. — NM).

Мы начали вкладываться в рекламу, развитие бонусов для игроков и конкурировать с нелегальными сайтами. Сам закон нам вообще не помог. Это ответ на ваш вопрос. В марте мы решили идти коммерческим путем — пригласили представителей платежных систем, предложили им работать по закону и согласились пойти на их условия. Мы знали, что нелегальные букмекеры давали им комиссионные в два раза больше, чем обычно даем мы. И мы дали им такие же комиссионные в обмен на то, что они не будут принимать платежи для нелегальных букмекеров.

Так что с марта мы начали инвестировать в привлечение людей с нелегальных сайтов. Мы это сделали наполовину. Мы ограничены — у нас нет онлайн-казино и мы удерживаем 12%-ый налог с выигрыша.

Несколько лет назад появлялись новости о том, как люди покупали билеты на 10 тыс. леев и выигрывали всего 200 леев. Что вы думаете по этому поводу?

Я думаю, что такой человек — невезучий. Математика очень простая. Пейаут — 63,5% (отношение суммы полученных денег к сумме сделанных ставок. — NM). Государство нас ограничило в пейауте. Если бы мы были частной компанией, то пейаут был бы 69-70%. Но у нас есть часть оборота, которая уходит государству.

Для того, чтобы билет дошел до потребителя, нужны дистрибьюторы, которые получают комиссионные за лотерейные билеты. Также есть затраты на софт, склады с билетами, рекламу, печать билетов — все это стоит денег.

СПРАВКА NM

Госмонополию на азартные игры в Молдове ввели в 2016 году. Монополию на весь игорный бизнес в стране получила госкомпания Loteria Națională Moldovei. Но спустя несколько месяцев власти заявили, что для такого дела нужны частные партнеры. В 2018 году партнером государства в сфере игровых автоматов стала австрийская компания Novomatic AG, а в сфере букмекерства и лотереи — NGM Company, которую учредила зарегистрированная в Дубае компания NGM SPC Limited. По условиям контракта государство получает 75% дохода, а оставшиеся 25% остаются частному партнеру.

Пламен Миланов — директор компании NGM Company. Ранее в Молдове он владел или управлял семью фармацевтическими компаниями. Так, он был совладельцем компании RNP Pharmaceuticals, которая занималась производством лекарств в Криулянском районе. Вторая его компания P&R Pharma основана в 2001 году. Также с ним связаны компания Rap Pharma International, Plamen Pharma, Milcord MC, Milray MC и Sopharmacy MC. Последняя компания — филиал болгарской компании Sopharma AD. Компания занимается продвижением сети аптек Farmacia Ta.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: