«Стояногло подтвердил, что я — не бенефициар». Как депутат Уланов давал показания в суде по делу Платона
6 мин.

«Стояногло подтвердил, что я — не бенефициар». Как депутат Уланов давал показания в суде по делу Платона

Депутат от партии «Шор» Денис Уланов повторно дал в суде свидетельские показания по делу Вячеслава Платона. Уланов утверждает, что открытое против него уголовное дело построено, в том числе, на тех показаниях, которые он давал как свидетель по делу Платона. О том, где пересеклись уголовные дела Уланова и Платона, кого из свидетелей запугали, и чем отличается «прокурор Дмитрий» от «прокурора Елены» — в репортаже NM.

x

«У следствия есть письменные доказательства того, кто проводил транзакции»

В суде Буюкан продолжают пересматривать дело, по которому Платона приговорили к 18 годам тюрьмы, признав виновным в мошенничестве и отмывании денег. На заседании 2 апреля суд продолжил повторный допрос свидетелей. Свидетелям пришлось вторично давать показания, так как одну из судей судейской коллегии заменили, и новая судья (Лилия Лупашко) хотела подробнее ознакомиться с материалами дела.

На заседание 2 апреля Денис Уланов пришел со своим адвокатом Аурелом Коленко. Выйдя к трибуне, Уланов сказал, что 17 марта 2021 года против него открыли уголовное дело, в том числе на основании показаний, которые он уже давал в рамках пересмотра дела Платона. Уланова обвиняют по делу о краже миллиарда. Обвинение связано со сделкой купли-продажи 38,2% акций V ictoriabank через компанию Insidown.

Уланов подчеркнул, что как юрист сопровождал покупку у Платона этих акций, так как был тогда адвокатом Илана Шора.  Уланов отметил, что у него была доверенность от конечного бенефициара Insidown на совершение определенных операций. При этом, по словам Уланова, он сопровождал только юридическую часть сделки и не участвовал в финансовых операциях. «У следствия [в моем уголовном деле] есть письменные доказательства того, кто осуществлял транзакции», — сказал Уланов. И возмутился тем, что другие юристы и адвокаты, которые были связаны со сделкой и компанией Insidown, так и остались свидетелями, а ему выдвинули обвинения.

Пока судьи и прокурор задавали Уланову уточняющие вопросы, Платон и два его адвоката не отрывали глаз от своих смартфонов. Уланов тем временем продолжал доказывать свою невиновность. Так, он отметил, что свидетель Лада-Алла Гуцу дала ложные показания, выступая в суде по делу Платона. Гуцу, напомним, числилась директором одной из компаний Шора, участвовавших в краже миллиарда. На заседании суда она сказала, что поручения ей давал «домнул Денис», и опознала Уланова по фотографии.

Уланов рассказал, что в декабре 2020 года обратился в Генпрокуратуру и попросил привлечь Гуцу к ответственности за дачу ложных показаний. Депутат подчеркнул, что до сих пор не получил никакого ответа от прокуратуры. Также он пожаловался, что с сентября 2020 года неоднократно обращался в прокуратуру и просил допросить его и предлагал предоставить следствию имеющиеся у него документы по делу о краже миллиарда. «Они ответили, что не нуждаются в этом», — сказал Уланов. По его словам, только в марте 2021 года он смог представить свою позицию прокурорам, когда  генпрокурор Александр Стояногло пришел на заседание юридической комиссии парламента и попросил лишить депутата Уланова иммунитета. При этом «Стояногло подтвердил, что я — не бенефициар» денег из транзакций, сказал Уланов.

Адвокат Коленко решил помочь своему подзащитному более подробно изложить свою позицию. Уланов даже поблагодарил адвоката за уточняющие вопросы, которые тот ему задавал. В частности, Коленко спросил, хочет ли Уланов приобщить к делу какие-либо документы. Нужные документы оказались у депутата с собой. Судьи согласились приобщить к материалам дела только документы, а выводы Уланова они отклонили. «Выводы сделает суд», — пояснила председатель судейской коллегии Ольга Беженарь.

«Сказали найти нормальных людей, не бомжей»

Следующим вызвали свидетеля Александра Боярского. Против него тоже заведено уголовное дело, его обвиняют в наркоторговле.

Боярский рассказал, что занимался поиском людей, на которых оформляли компании, аффилированные Шору. Свидетель отметил, что не работал на Шора ни официально, ни неформально. «Мне сказали найти нормальных людей, не бомжей, чтобы с документами были», — рассказал Боярский. По его словам, тем, кого он нашел, ежемесячно платили по $100 за подписи под документами и «бонусы за открытие фирм» на их имя. Некоторым он сам передавал деньги, некоторые получали зарплату в офисе холдинга Илана Шора.

Следующие свидетели по делу Платона — бывшие руководители филиалов Victoriabank Виктор Санду и Геннадий Лупу тоже уже давали показания по этому делу. Они дополнительно рассказали о технических вопросах выдачи  кредитов. Геннадия Лупу адвокаты Платона расспросили об обстоятельствах открытия счета в Victoriabank компании Zenit Management.

После этого судьи сказали, что время заседания истекло. Прокурор Елена Черуца отметила, что в коридоре ждет еще один свидетель — Юрий Контиевский. «Давайте позовем его, пока он не убежал», — предложила прокурор. Адвокаты Платона напомнили, что в прошлый раз Контиевский отказался давать показания, а Платон предположил, что Контиевский и на этот раз ничего не скажет суду.

Тем не менее суд решил вызвать Контиевского. Давая клятву свидетеля, он отметил, что ему непонятно, почему у обвиняемых есть право хранить молчание, а свидетели «обязаны говорить правду». Контиевский сказал, что боится превратиться из свидетеля в обвиняемого и сообщил, что «ему угрожают». Кто именно ему угрожает, Контиевский не уточнил, хотя судьи спросили его об этом. «Не могу вам сказать, кто мне угрожает. Я хочу отсюда выйти [живым], я реально переживаю, что в этой стране что-то может измениться, и это дело повернется против меня», — сказал Контиевский.

Он также сообщил, что рекомендовал прокурору Дмитрию Раиляну, который ведет дело Платона, допросить депутата Владимира Андронаке и бывшего вице-председателя Moldindconbank Алену Сташевскую. В следующие 20 минут Контиевский мало что рассказал по существу дела, но не менее трех раз возмутился тем, что Сташевскую и Андронаке не допросили. «Ну, Дмитрий», — обратился он, глядя на прокурора Елену Черуцу. «Я не Дмитрий», — сказала прокурор и продолжила задавать Контиевскому вопросы.

Отвечая на них, он нехотя подтвердил, что в 2011 году присутствовал в Амстердаме во время сделки, на которой активы Плахотнюка продали Платону. Каждый свой ответ на вопросы прокурора Контиевский сопровождал словами о том, что «боится того», что ситуация изменится, и его показания используют против него. Также он упрекнул прокуроров в том, что они шлют ему сообщения с приглашениями на суд, но не обеспечили ему защиту как свидетелю. Судьи попросили внести эту претензию Контиевского в протокол. На этом судебное заседание завершили.

***
По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев. 20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставляла его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 12
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: