Языковый вопрос, экокатастрофы и жизнь на грани. Как в Молдове нарушают права человека. 10 историй
5 мин.

Языковый вопрос, экокатастрофы и жизнь на грани. Как в Молдове нарушают права человека. 10 историй

О правах человека в Молдове в 2019 году приходилось вспоминать не раз. Чаше всего — когда очередное из них нарушалось. К отмечаемому 10 декабря Международному дню прав человека NM собрал десять самых показательных историй за прошедший год: о «языковом вопросе», заложниках судебной системы, экологических катастрофах, запугивании адвокатов и жизни, которая граничит с выживанием.

О праве на свободу и турецких учителях

Дело высланных из страны турецких учителей, сотрудников сети лицеев Orizont, осталось с Молдовой и в 2019 году. В июне Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал, что власти Молдовы виновны в нарушении прав учителей на свободу и неприкосновенность, а также на уважение семейной жизни. В решении особо подчеркивалась незаконность действий Службы информации и безопасности (СИБ), а также Бюро по миграции и убежищу. Чартерным рейсом, оплаченным СИБ, учителей отправили прямиком в турецкие тюрьмы. На родине все они получили сроки — от 6 до 12 лет. ЕСПЧ по ходу разбирательства уличил в неоднократной лжи молдавские власти.

Читайте подробнее: «Власти Молдовы намеренно передали учителей прямо в руки властей Турции». Самое важное из решения ЕСПЧ по делу турецких учителей

Детектор лжи. Как молдавские власти врали о турецких учителях. 5 фактов из решения ЕСПЧ

О праве на жизнь и деле Косована

Поводом для разговора о правах человека в 2019 году снова и снова становилась молдавская юстиция. Бизнесмен Сергей Косован находился под арестом более двух лет. При этом у него был диагностирован цирроз печени в последней стадии. Эта болезнь входит в список дающих право на освобождение, но это возможно только после вынесения окончательного приговора. Вынесение этого приговора откладывали и затягивали месяцами, а состояние обвиняемого ухудшалось. Косована освободили лишь в конце ноября. Но то, как устроено молдавское законодательство, не гарантирует, что больше ни один смертельно больной человек не окажется заложником государственной «системы». Дело Косована тем временем в приоритетном порядке рассматривается в ЕСПЧ.

Читайте подробнее: Смерть в законе. Как в Молдове можно умереть под предварительным арестом

Кстати, Молдова — одна из стран-лидеров по числу жалоб своих граждан в ЕСПЧ. Только в прошлом году ЕСПЧ обязал Молдову выплатить гражданам государства €230 тыс. (около 4,5 млн леев) за нарушение их прав. А общая сумма компенсаций за 21 год после присоединения Молдовы к Европейской конвенции по правам человека достигла €16,6 млн (326 млн леев). Чаще всего Молдову признают виновной в несправедливом судебном разбирательстве, пытках и нарушении права на свободу и личную неприкосновенность. NM решил рассказать о самых показательных делах в ЕСПЧ против Молдовы.

Читайте подробнее: Почему Молдова проигрывает в ЕСПЧ. Восемь показательных историй

О дискриминации, языке и сепаратизме

В начале 2019 года молднет всколыхнуло видео, на котором полицейский отказался говорить по-русски с водителем, которого остановил. Почти за сутки минутный видеоролик набрал в соцсетях тысячи комментариев. В большей части из них восхваляли и ставили в пример действия полицейского. Нередко встречалась и откровенная ненависть к русскоязычным согражданам, а порой и призывы к расправе. Не обошлось без речей ненависти и в комментариях с «противоположной» стороны. Корреспондент NM Марина Шупак написала о том, как, несмотря на различия, можно оставаться людьми, находить общий язык и к чему приводят языковые обострения.

Читайте подробнее: Быть людьми. Марина Шупак о том, как разорвать круг ненависти в Молдове

«Языковой вопрос» в 2019 году затрагивался не раз. Согласия по вопросу языка и этнических и языковых меньшинств в стране по-прежнему нет. Что делать с языковым разнообразием? Как должен называться школьный курс истории? Можно ли вообще назвать Молдову многонациональным государством? И почему, не решив эти вопросы, Молдове не стоит мечтать о вступлении в ЕС? Об этом в интервью NM рассказал глава исследовательского и образовательного центра по правам человека Оттавского университета Джон Пэкер.

Читайте подробнее: «Это и есть националистический рай?». Интервью NM о языковом вопросе, сепаратизме и этническом разнообразии в Молдове

О праве на здоровье, Быке и горах мусора

В Молдове пока не привыкли к мысли о том, что чистая окружающая среда — это часть нашего общего права на здоровье. И часто его игнорируют как сами жители, так и государственные органы, и частные компании.

Только в прошлом году в Молдове собрали три миллиона кубометров мусора. Два миллиона из них выбрасывает население, остальное — предприятия. Более трети всего мусора — 1,2 млн кубометров — приходится на Кишинев. При этом большая часть этого гигантского объема никак не перерабатывается. А что происходит с градусниками, батарейками и другими опасными отходами? И можно ли спасти Молдову от мусора? Об этом — большой спецпроект NM.

Читайте подробнее: Молдова тонет в отходах. Как спастись от миллионов кубометров мусора

Другая экологическая катастрофа разворачивается многие годы прямо в Кишиневе. Но именно в этом году новая волна вони заставила многих кишиневцев вспомнить о реке Бык. Большинство экологов сегодня даже сомневаются, что Бык по-прежнему можно называть «рекой», и виной тому — не только скандальные разовые сбросы с очистных. NM отправился в мини-экспедицию длиной 13 км вдоль русла реки Бык в пределах Кишинева и обсудил увиденное с экологами.

Читайте подробнее: Как Кишинев уничтожил реку Бык. Мини-экспедиция NM

О праве на личную неприкосновенность и запугивании адвокатов

Профессия адвоката в Молдове в последние годы стала опасной. Особенно для адвокатов, которые брались за громкие дела и шли против системы. Слежка, психологическое давление, открытие уголовных дел стали в какой-то момент обычным делом в отношениях властей с неугодными адвокатами. До смены власти в таких преследованиях, говорили некоторые из них, была характерная особенность, которую называли «фирменным стилем Плахотнюка» — это всегда атака на честь и достоинство человека, чтобы «унизить, арестовать, покончить с ним». NM рассказал пять историй молдавских адвокатов, которые столкнулись с такими преследованиями. Некоторые из них были вынуждены уехать из Молдовы.

Читайте подробнее: «Унизить, арестовать, покончить с ним». Как в Молдове запугивают неугодных адвокатов. Пять историй

О праве на личную жизнь и страхе осуждения

Фестиваль «Молдова Прайд» в поддержку ЛГБТ-сообщества ежегодно вызывает в Кишиневе бурю негодования. Но ЛГБТ-люди, которые принимают участие в марше в центре столицы, — лишь малая часть гомосексуалов, живущих в Молдове. NM поговорил с 70-летним преподавателем физики одного из молдавских лицеев, который считает себя геем. На условиях анонимности он рассказал, как менялась его сексуальная идентичность, чем живут в Молдове геи третьего возраста, и как десятилетиями он скрывает свою идентичность от самых близких.

Читайте подробнее: «Даже друзья детства не знают, что я гей». Как учитель из Молдовы с 40-летним стажем всю жизнь скрывает свою идентичность

О достойной жизни и выживании

Представления государственной статистики, экономистов и работодателей о том, на какие деньги в Молдове можно прожить, иногда мешают элементарной реализации прав на жизнь и здоровье.

Прожиточный минимум в Молдове — один из самых низких среди стран Восточной Европы и постсоветского пространства: меньше €100. NM разбирался, что это вообще такое — прожиточный минимум, зачем он нужен, можно ли на него прожить, как от него зависят пенсии и пособия, и почему в Европе его рассчитывают по-другому.

Читайте подробнее: (Не)прожиточный минимум. Как в Молдове предлагают прожить на 1891 леев в месяц