25ºC Кишинёв
Суббота 22 сентября 2018

Iubirea nu doare. Как средствами искусства можно говорить о домашнем насилии

10 декабря во всем мире отмечают День прав человека, и завершается акция «16 дней против насилия в отношении женщин». Говорить о насилии, особенно домашнем, жертвами которого чаще всего становятся женщины, в Молдове по-прежнему не просто: социальная реклама, призывающая не молчать, пока не дала ощутимых результатов. Физический театр MADE решил рассказать об этой проблеме средствами искусства. NM побывал на представлении документального перформанса Iubirea nu doare («Любовь не болит») в Хынчештах.

О «мертвой стране»

Созданный в 2015 году физический театр MADE сразу заговорил о насилии. Только сначала — о насилии в масштабе государства. Первый спектакль «Шах/Мат» наглядно показывал, что делает с людьми жажда власти. Режиссер Янош Петрашку сказал тогда в интервью, что из-за борьбы за власть Молдова может стать выжженным полем и «мертвой страной».

Тема насилия уже на личном уровне родилась сама собой. Как рассказал Петрашку, основой первого спектакля, рассказывающего о домашнем насилии, стали рассказы его друзей. В 2016 году спектакль Nu striga la mine! путешествовал по стране при поддержке «ООН Женщины» (структура ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин).

«Тогда я начал изучать эту проблему [...] и понял, насколько глубоко это укоренено в нашем обществе. Когда у нас был тур по республике с Nu striga la mine!, очень многие говорили, что невозможно что-то изменить в нашем обществе, в менталитете», — вспоминал Янош. Но режиссер уверен, что задавать неудобные вопросы и говорить, в том числе на неприятные темы, — прямая обязанность артистов.

  • Мария Скородински: Восприятие насилия в нашем обществе заставило меня сказать о собственном опыте. В Молдове женщины, прошедшие через домашнее насилие, стигматизированы. Если люди не говорят открыто об этом, то своим видом, поступком дают понять, что женщина сама виновата в том, что происходит. К сожалению, не всегда удается помочь этим женщинам. Они сами не находят решения и поэтому многие начинают пить. И тогда общество изолирует их. Я решила открыться, чтобы доказать, что это не обязательно происходит именно так, что это стереотипы. На самом деле женщина может вырваться из круга домашнего насилия и быть счастливой.

«О домашнем насилии не говорят, в первую очередь, потому, что это стыдно. Многим женщинам советуют: молчи и терпи. На первый план выходит не их безопасность и здоровье, а социальный статус, и „что скажут люди“», — пояснил режиссер. Он считает, что театр — возможность дать голос тем, кто боится говорить от собственного имени. У многих голос начал «прорываться» именно после представления: по рассказам режиссера, после спектакля к артистам подходили зрители из зала и делились собственными историями.

Так спектакль Nu striga la mine! открыл для артистов пластического театра новую бездну. И через год им снова пришлось в нее нырнуть. Совместно с «ООН Женщины» команда MADE решилась на создать вторую постановку о «любви», в которой слишком много боли.

О «неподметенном доме»

Прототипами главной героини Iubirea nu doare стали сразу несколько женщин. Все они на протяжении многих лет подвергались, в том числе домашнему насилию. Но в конце концов смогли разрубить этот порочный круг и заново научились жить. В «ООН Женщины» их называют «позитивными чемпионками»: они делятся своим опытом с другими женщинами, оказавшимися в схожей ситуации. И собственным примером доказывают, что выход есть. Сценарист Мария Старчук связала их истории в единый рассказ, а режиссер Янош Петрашку — перевел и на язык танца.

«Меня поразила их жажда жизни и сила воли. С ними обращались бесчеловечно. Но у них всегда была надежда на то, что можно жить достойно. Источником этой надежды, конечно, были дети. Для них, по сути, они и жили», — делился Петрашку.

  • Мария Скородински: Я прошла через это еще в детстве. Но самым грустным было то, что мне пришлось терпеть все это [насилие]  почти восьми лети в собственном браке. Самое страшное, что из-за этого страдали и трое моих детей.

     

Перформанс Iubirea nu doare — пластический театр и документальная история о жизни, полной борьбы и безуспешных попыток вырваться из плена родительских ошибок и стыда. Домашнее насилие стало частью жизни главной героини с самого детства: девочкой она смотрела как отец бьет мать. В юности мечтала, что ее «принц» будет совсем другим. На веселой свадьбе впервые услышала, что «небитая женщина, как неподметенный дом». После рождения детей впервые получила пощечину от мужа. Потом еще одну. Потом он едва ее не задушил. Пыталась бежать, обращалась в полицию, мэрию, к друзьям.

Документальный театр, считает Петрашку, очень тонкий жанр. Приходится говорить о том, что происходит здесь и сейчас, тем языком, который мы используем каждый день. «Хочешь не хочешь, а ты еще больше эмоционально вовлекаешься в историю, чем при просмотре классических пьес. И есть опасность, что тебя неправильно поймут, воспримут, как нотацию. Не хочется читать лекций. Хочется предложить вопрос, на который каждый будет сам искать ответ», — поделился режиссер.

О том, почему «все боятся»

Неудобный вопрос прозвучал уже в нескольких городах Молдовы: спектакль Iubirea nu doare показывали в Кишиневе и Дрокии. Авторы сознательно обращались к разным аудиториям: это и семьи, пережившие нечто подобное, и молодые люди, у которых еще есть шанс избежать многих ошибок.
4 декабря в Хынчештах зрительный зал Дома культуры заполнялся стремительно: в основном, это были школьники — от 4-5 класса и старше, которых привели на спектакль учителя. Дети поначалу шумно радовались тому, что им отменили уроки, но во время спектакля зал стих.

Еще внимательней школьники стали, когда по окончании перформанса на сцену вышла Мария Скородински, мать троих детей, одна из «позитивных чемпионок», чья история стала основой спектакля. Мария сталкивалась с насилием с самого детства. Продолжалось это и все восемь лет замужества. Но теперь она стояла перед всеми и, переборов навязанный обществом стыд, делилась своей историей.

  • Мария Скородински: Каждая шестая женщина в нашей стране сталкивалась с насилием. К сожалению, далеко не все понимают, что насилие может быть не только физическим. Но есть и другие формы, более болезненные или такие же болезненные. Психологическое насилие оказывает влияние на саму личность, разрушает ее. Опыт сексуального насилия есть в Молдове у многих женщин.

Разговор стал частью и логическим продолжением спектакля. Режиссер Янош Петрашку после ее выступления предложил зрителям обрести свой голос и задать возникшие вопросы. Из рядов донесся театральный шепот: «все боятся».

При этом на вопрос режиссера, знаете ли вы о проблеме домашнего насилия, в зале поднялись не более пары десятков рук. Зато почти все подняли руки, когда он спросил, кто считает свою семью счастливой. Около десяти человек решились поднять руки на вопрос, сталкивались ли вы с насилием в своей семье. И ни один не рискнул после приглашения Петрашку рассказать о своем опыте.

Вместе с представителем правозащитной организации Promo-Lex Татьяной Чебак ребята разбирали разные виды насилия. И если на вопрос, можно ли бить женщину, все мальчики и юноши в зале дружно ответили «нет», то на вопрос, можно ли ее делать экономически зависимой от мужа, реакция была не столь однозначной. Многие задумались.

  • Мария Скородински: Мы не продвигаем идею развода – была и такая критика в наш адрес. Главное, чтобы не было насилия. К сожалению, в нашей стране мы – в эпицентре взрыва, можно сказать. Многие женщины терпели долгое время насилие и для многих из них единственный выход – это расставание, развод. Но есть и такие семьи, которые находятся в самом начале. И если женщина знает о своих правах, о формах насилия, о том, какие шаги надо сделать, чтобы все спасти, эти семьи еще могут быть счастливыми и дружными. Без насилия.

Зрители в зале напомнили о том, что домашнее насилие возможно не только по отношению к женщинам. 16-летний Ион вышел на сцену и сказал, что мужчин тоже нельзя бить, вызвав смех в зале. Но ведущие с ним согласились.

«В Европе около 20% мужчин, покончивших с собой, делают это потому, что им не к кому обратиться, чтобы поделиться своими проблемами. Никто не слушает и не понимает их, потому что «мужчина должен быть сильным». Никого не интересует, какие у него проблемы», — рассказал NM Петрашку. По его словам, именно из-за страха быть обвиненным в том, что он «больше не мужчина», многие не находят другого выхода, кроме самоубийства.

«Для меня очень важно, чтобы каждое наше произведение, даже неудобное для общества, не оставляло людей равнодушными. Не важно, плачут они или нет. Мы не этого ждем. Мы хотим, чтобы выходя из зала, они размышляли над тем, что увидели. И так становились лучше. Ведь это и есть задача театра — делать человека лучше», — уверен режиссер.

Согласно исследованию ПРООН и Нацбюро статистики РМ, 63,4% женщин Молдовы в возрасте от 15 до 64 лет хотя бы раз подвергались одному из видов насилия. Домашнее насилие — самое распространенное: только 5,9% актов насилия было совершено не членами семьи, а посторонними лицами. Подавляющее число жертв семейного насилия — жительницы сельской местности (68,2%).

Сексуальное насилие со стороны партнера по-прежнему остается запретной темой в Молдове. Это при том, что 19% женщин говорят, что подвергались ему. Примечательно, что с жалобами на сексуальное насилие реже всего в полицию обращаются подвергшиеся ему замужние женщины и женщины со средним и высшим образованием.

Треть жертв семейного насилия и 20% тех, кто подвергся насилию вне семьи, никогда не обращались в полицию. Большая часть женщин, переживших насилие, говорит, что они попросту не знали, куда обращаться. Еще деталь: у трети жертв семейного насилия более высокий уровень образования, чем у партнера-агрессора.

Редко за помощью в полицию обращаются и жертвы изнасилований. Причина — отношение общества. 40% жителей Молдовы считают, что женщина сама провоцирует изнасилование. 58% населения Молдовы уверены, что, если во время изнасилования жертва не оказывала физического сопротивления, это нельзя назвать изнасилованием. 34,5% людей думают, что если жертва — женщина с дурной репутацией, это нельзя назвать изнасилованием.

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки