Шор в законе.
Как было дело

О причастности Илана Шора к хищениям в банках стало известно после обысков и допросов в НЦБК в феврале 2015 года. С тех пор, находясь под следствием, Шор стал мэром Оргеева, отсидел два месяца в СИЗО, почти год — под домашним арестом и дал показания против экс-премьера Владимира Филата и бизнесмена Вячеслава Платона. Сегодня, 21 июня 2017 года, Шора приговорили к 7,5 годам тюрьмы и отпустили под судебный контроль до вынесения окончательного приговора. NM решил вспомнить, как развивались события.
О причастности Илана Шора к хищениям в банках стало известно после обысков и допросов в НЦБК в феврале 2015 года. С тех пор, находясь под следствием, Шор стал мэром Оргеева, отсидел два месяца в СИЗО, почти год — под домашним арестом и дал показания против экс-премьера Владимира Филата и бизнесмена Вячеслава Платона. Сегодня, 21 июня 2017 года, Шора приговорили к 7,5 годам тюрьмы и отпустили под судебный контроль до вынесения окончательного приговора. NM решил вспомнить, как развивались события.
6 февраля 2015 года
в Banca de Economii (BEM) и Banca Sociala, из которых были выведены миллиарды леев (эквивалентно $1 млрд), прошли обыски. Сотрудники Наццентра по борьбе с коррупцией (НЦБК) наведались и к бизнесмену Илану Шору, возглавлявшему админсовет BEM с апреля по ноябрь 2014 года. Затем Шора допросили в НЦБК, откуда он вышел подозреваемым в совершении преступления по ст. 335 УК РМ «злоупотребление служебным положением».
17 марта 2015 года
по этому делу прошли повторные обыски, а 19 марта Шор впервые публично прокомментировал кражу миллиарда. Он утверждал, что все транзакции были законными, а информация о выводе денег — «ложь и спекуляция». При этом большая часть брифинга Шора была посвящена «индивидуумам», «безосновательно и безнаказанно полощущим» его имя и вредящим бизнесу». На вопросы журналистов Шор отвечать отказался.
5 мая 2015 года
под давлением общественности демократы предали гласности первый отчет американских финансовых детективов из компании Kroll, которой Нацбанк поручил разобраться в краже миллиарда. В отчете подробно описывалось, как выводили деньги из трех молдавских банков, часто упоминалось имя Илана Шора и названия связанных с ним компаний. Ответа на вопрос, где находится выведенный из страны $1 млрд, в документе не было.
6 мая 2015 года
Шора задержали и предъявили ему обвинения в злоупотреблении служебным положением и нарушении правил кредитования в период, когда он возглавлял админсовет Banca de Economii. Суд поместил Шора под домашний арест, хотя прокуроры требовали заключить его под стражу. На имущество Шора наложили арест.
13 мая 2015 года
Илан Шор, находясь под домашним арестом, сообщил о намерении выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра Оргеева на местных выборах. В Центризбиркоме сказали, что пока нет окончательного решения суда, Шор теоретически может выдвинуть свою кандидатуру и баллотироваться на выборах. Подача документов завершалась на следующий день, 14 мая (за месяц до выборов, которые прошли 14 июня). Шор успел.
21 мая 2015 года
Окружной избирательный совет зарегистрировал Шора кандидатом в мэры Оргеева от общественно-политического движения «Равноправие».
22 мая 2015 года
Шора освободили из-под домашнего ареста под судебный контроль. Согласно статье 46 (5) Кодекса о выборах, в течение избирательного периода кандидаты не могут быть «привлечены к уголовной ответственности, арестованы, задержаны или подвергнуты административным санкциям без согласия зарегистрировавшего их избирательного органа, за исключением случаев задержания на месте преступления».

В тот же день, 22 мая, Шор заявил, что проблемы в BEM начались не в 2013 году (в августе 2013 государство потеряло контроль в банке, а новыми мажоритарными акционерами стали компании, в том числе аффилированные с Шором). «Тогда BEM уже достиг критической точки, и государство публично признало это, в том числе на уровне парламента»,— написал Шор в Facebook, комментируя «многочисленные инсинуации и неадекватные заявления, сделанные некоторыми политиками и высокопоставленными лицами на тему ситуации в Banca de Economii».
Где миллиард?
Как молдавские политики и чиновники комментировали «кражу века»
14 июня 2015 года
Илан Шор выиграл выборы на пост мэра Оргеева, набрав около 62% голосов.
С 15 июня 2015 года
Шор больше не находился под защитой Кодекса о выборах, однако прокуроры заявили, что оснований для ареста Шора нет. Таких оснований, уточнили прокуроры, «может быть три: доказательства совершения преступления, свидетельства о давлении обвиняемого на следствие и свидетельства, что обвиняемый может скрыться».
27 августа 2015 года
в Оргееве с размахом отметили День независимости Молдовы. Праздник, организованный мэром Иланом Шором, стал еще и презентацией достижений градоначальника, избранного два месяца назад.
13 октября 2015 года
Илан Шор дал показания против экс-премьера и лидера либерал-демократов Владимира Филата. На основании этих показаний было построено обвинение экс-премьера. Шор заявил, что за выводом денег из BEM стоит именно Филат. Кроме того, Шор сообщил, что регулярно перечислял ему, а также передавал наличными большие суммы денег — в общей сложности около $250 млн.
15 октября 2015 года
парламент снял с Филата депутатский иммунитет. Об этом ходатайствовала Генпрокуратура. В тот же день Филата задержали, а затем поместили под предварительный арест по подозрению в пассивной коррупции в особо крупных размерах и извлечении выгоды из влияния с получением ценностей в особо крупных размерах.
2 марта 2016 года
Илан Шор начал давать показания в суде по делу Филата. Что Шор говорил в суде, неизвестно - заседания проходили в закрытом режиме.
25 марта 2016 года
Нацбанк сообщил, что расследование Kroll подтвердило участие Шора и аффилированных с ним лиц и компаний (так называемая «группа Шора») в выводе миллиарда долларов из Banca de Economii, Banca Socială и Unibank.

В тот же день, 25 марта, Шор заявил на брифинге о своей невиновности. Для доказательства этого, по словам Шора, он сотрудничает со следствием и предоставил прокурорам пакет документов, доказывающих его невиновность. Шор также заявил, что сумма ущерба трем банкам гораздо меньше обнародованной и составляет не миллиард, а $625 млн. При этом, как уточнил Шор, ущерб в размере $375 млн был нанесен, когда Banca de Economii руководил Григорий Гачкевич — в 2008-2012 годах, то есть до прихода в руководство банка Шора.
22 июня 2016 года
офицеры Наццентра по борьбе с коррупцией (НЦБК) задержали Шора. Прокурор Адриана Бецишор сообщила, что это не связано с делом Филата, а касается уклонения от уплаты налогов и отмывания денег в особо крупных размерах. Конкретизировать, в чем следствие подозревает Шора, прокуроры отказались. «Подробности не могу рассказать, чтобы избежать спекуляций на этот счет», — сказал глава Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь.
24 июня 2016 года
суд по запросу прокуроров поместил Шора под предварительный арест. Бецишор аргументировала необходимость ареста тем, что, оставаясь на свободе, Шор может повлиять на ход следствия и свидетелей. Адвокаты Шора утверждали, что оснований для ареста нет. В тот день Шору вызвали скорую: по словам адвокатов, у него начались проблемы с сердцем.
27 июня 2016 года
на основании показаний Шора суд приговорил Филата к девяти годам лишения свободы и конфискации незаконно нажитого имущества. Мотивационную часть приговора суд не огласил, отметив, что ее объем составляет 271 страницу. Филата признали виновным в пассивной коррупции и извлечении выгоды из влияния.
29 июня 2016 года
Илану Шору вызвали скорую в изолятор НЦБК. Адвокаты сказали, что стресс, условия ареста и условия содержания сказываются на здоровье их подзащитного.
30 июня 2016 года
Апелляционная палата Кишинева оставила в силе решение суда о предварительном аресте Шора. Защита настаивала на освобождении, указывая на серьезные проблемы со здоровьем Шора. Прокуроры выступали против.
21 июля 2016 года
Шору продлили арест еще на 30 суток. «К сожалению, это не юстиция, это циничное давление некоторых иностранных посольств и купленных СМИ», — заявил Шор после заседания.
22 июля 2016 года
Шор дал показания против бизнесмена Вячеслава Платона, согласно которым Платон участвовал в хищении средств из банковской системы страны. 25 июля на основании этих показаний власти Молдовы объявили Платона в международный розыск. Глава Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь сообщил, что Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег, и отметил, что уголовные дела открыли еще в прошлом году. По информации прокуроров, Платон, который действовал в сговоре с Шором, вывел из Banca de Economii 1 млрд леев. Через три дня, 25 июля, Платона задержали в Киеве, а 28 июля киевский суд удовлетворил ходатайство прокуроров об аресте Платона на 40 суток. 29 августа Платона экстрадировали в Молдову.
5 августа 2016 года
Шора перевели под домашний арест. Решение приняла Апелляционная палата (АП). Прокуроры выступали против. Политики и эксперты, комментируя решение АП, говорили, что оно ставит под сомнение все следствие по делу о «краже века». Затем каждый месяц суд по ходатайству прокуроров продлевал домашний арест еще на 30 суток.
24 августа 2016 года
Антикоррупционная прокуратура завершила следствие по делу Шора и передала его на рассмотрение в суд сектора Буюканы, который вынес приговор по делу Филата. Прокуроры предъявили Шору обвинения в мошенничестве и отмывании денег в особо крупном размере на посту главы админсовета Banca de Economii (наказание — лишение свободы на срок до 15 лет). Шор по-прежнему утверждал, что невиновен.


7 сентября 2016 года
Платон на заседании Апелляционной палаты прокомментировал показания Шора, на основании которых Платону предъявили обвинения. «Господин Шор не говорит, что я брал кредит. Господин Шор не говорит, что я организовывал этот кредит. Господин Шор говорит, что он якобы одолжил мне деньги. И все. С целью получения процентов и, как он пишет, пени. Вдумайтесь, как можно получать пеню, если нет просрочки кредита? Я не понимаю. Я не понимаю, что там написано», — говорил Платон. Он также обратил внимание на тот факт, что через пять дней после этих показаний Шора выпустили из тюрьмы под домашний арест. Это «очевидная сделка между правосудием и Шором», утверждал Платон. «Господин Шор — известный у нас сказочник. Он уже €350 млн давал Филату (Шор говорил о €250 млн — NM) и теперь их никто найти не может. Никто, правда, не понимает, что €350 млн — это вагон денег. Реально. Около 50 тонн. Их нигде нет. Господин Шор уверяет, что он вагон денег туда отнес», — отмечал Платон.
Вячеслав Платон говорит и показывает
В распоряжении NM оказалась запись выступления бизнесмена на закрытом заседании суда
11 октября 2016 года
суд Буюкан отказал адвокатам Шора, которые ходатайствовали о его освобождении из-под домашнего ареста на основании того, что Шор стал доверенным лицом кандидата в президенты Инны Попенко.
19 октября 2016 года
прокурор Адриана Бэцишор сообщила, что Шор освобожден от ответственности по уголовному делу, возбужденному против Филата. Вместе с тем Бецишор отметила, что по другим делам процессуальный статус Шора остается прежним. Просьбу назвать точное число дел, в которых фигурирует Шор, прокурор проигнорировала.
22 февраля 2017 года
Шор выступил свидетелем в суде по делу Платона. По словам его адвокатов, Шор рассказал, что выдавал кредиты Платону по телефону, а также, что по его настоянию Banca de Economii выдал кредит, часть которого перевели в офшорные компании, контролируемые Платоном. Последний, по словам адвокатов, не признает, что получал деньги от Шора.
7 марта 2017 года
суд выслушал первого свидетеля обвинения по делу Шора — Александра Петрова, бухгалтера принадлежащей Шору компании Dufremol. По словам прокуроров, свидетель подтвердил, что по распоряжению Шора получил доступ к компаниям, с помощью которых были выведены деньги из Banca de Economii.
13 апреля 2017 года
Kroll представил Нацбанку новый отчет о расследовании «кражи века». Из него следовало, что средства из трех ликвидируемых сегодня банков выводили при помощи 75 компаний, связанных с Иланом Шором.
14 апреля 2017 года
Шор сообщил в Facebook, что намерен подать в суд на агентство Kroll. Шор также рассказал, что судебными разбирательствами с Kroll будет заниматься международная компания, которую он наймет. Шор, кроме того, заявил, что потребует от Kroll назвать «истинных бенефициаров этой кражи или подтвердить, что он не является одним из них».
20 апреля 2017 года
суд Буюкан приговорил Вячеслава Платона к 18 годам лишения свободы и возмещении им 869 млн леев ущерба Banca de Economii. Платона признали виновным в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и ст. 243 УК РМ).
7 июня 2017 года
адвокаты Шора рассказали, что он нанял британских адвокатов и пиарщиков для защиты своей репутации, а также защиты в судебном процессе. Необходимость в этом, как объяснили адвокаты Шора, возникла после обнародования «предвзятой точки зрения Kroll».
16 июня 2017 года
адвокаты Шора устроили пресс-конференцию в связи с тем, что 22 июня истекает год предварительного заключения их подзащитного. При этом по решению Конституционного суда, предварительный арест не может продолжаться дольше этого срока. Адвокаты в связи с этим рассказали о возможных, по их мнению, трех вариантах развития событий. Только один из них, заявили адвокаты, законный — освобождение Шора из-под ареста и продолжение судебных разбирательство по делу с соблюдением всех условий справедливого суда.

Второй сценарий, по словам адвокатов, возможен в случае политического давления или давления общественности — новое обвинение Шору или вынесение приговора до 22 июня. И третий вариант — продление домашнего ареста, что, по мнению адвокатов, будет нарушением законодательства Молдовы и международных норм.
19 июня 2017 года
после судебного заседания прокурор Андрей Бэешу выразил надежду, что приговор Шору суд вынесет как можно скорее, а адвокаты Шора заявили, что надеются на оправдательный приговор.
20 июня 2017 года
прокуроры на заседании суда потребовали для Шора 19 лет тюремного заключения. Такой поворот событий, по всей вероятности, оказался неожиданным для Шора и его адвокатов. «Я считают требование необоснованным. Только благодаря мне были приговорены Филат и Платон», — бросил на ходу журналистам Шор, покидая здание суда.
21 июня 2017 года
суд сектора Буюканы приговорил Илана Шора к 7,5 годам тюрьмы полузакрытого типа за мошенничество и отмывание денег в особо крупных размерах. Адвокаты Шора намерены опротестовать приговор в Апелляционной палате. До вынесения окончательного приговора Шора отпустили под судебный контроль.
Фото: Sputnik.md
Александра Батанова
корреспондент NM