Вторник 30 мая 2017
$ 18.2406 20.4004

Закон — что вышло. Как поработал парламент в 2016 году

В новый 2017 год Молдова могла бы войти не только с новым президентом, но и с другим парламентом. В начале 2016 года острый политический кризис едва не завершился роспуском депутатского корпуса и досрочными выборами. Но созданное под эгидой Демпартии парламентское большинство сумело не только выстоять и утвердить свою легитимность, но и принять немало важных, а порой и скандальных законов. NM решил подвести итоги деятельности народных избранников и вспомнить, какими решениями отметился парламент в уходящем году.

Один в большинстве

23 декабря 2016 года молдавские депутаты отработали последний день в рамках осенней парламентской сессии и ушли на каникулы до 16 января. А год назад им и во время зимних праздников было не до отдыха. 4 января 2016 года парламент собрался для рассмотрения вопроса об утверждении правительства, сформированного Ионом Стурзой. Заседание не состоялось из-за отсутствия кворума: в зале присутствовали лишь 47 из 101 депутата при кворуме 51. Отсутствовали депутаты-социалисты, коммунисты и часть демократов.

Параллельно в первые дни 2016 года в парламенте кипела работа по формированию нового большинства под эгидой Демократической партии. С каждым днем появлялась информация о все новых группах депутатов, примкнувших к формируемому большинству. Многие при этом покидали свои фракции.

11 января о создании парламентского большинства было объявлено официально. В него вошли 56 депутатов: фракции Демпартии и Либеральной партии в полном составе (20 и 13 депутатов соответственно), 14 депутатов, отколовшихся от фракции Партии коммунистов, семь депутатов из фракции Либерально-демократической партии (ЛДПМ), а также Николай Журавский и Петру Штирбате, покинувшие фракцию либерал-демократов ранее.

Процедура формирования большинства и его легитимность вызвала немало вопросов. Оппозиция и многие эксперты указывали, что парламентское большинство было сформировано с нарушением законодательства и регламента парламента, где говорится, что большинство создается из фракций после формирования нового состава парламента. Много говорилось и о том, что большинство было создано с помощью коррупции.

«У парламентского большинства были проблемы с доверием населения по одной простой причине — парламентское большинство должно формироваться на основе результатов выборов. В нашем случае то, что произошло в парламенте, не отражает итоги выборов», — говорит в беседе с NM директор центра политического анализа и консалтинга Politicon Анатолий Цэрану.

Это большинство, по его словам, «стало результатом политической коррупции, и именно политическая коррупция скрепляет членов правящей коалиции». «Ничего удивительного, что первой реакцией на формирование этого большинства было отторжение», — добавил эксперт.

Негодование оппозиции усилилось, когда 13 января новое большинство выдвинуло кандидата на пост премьер-министра. Им стал первый зампред Демпартии Владимир Плахотнюк. Его кандидатуре неожиданно воспротивился президент Николае Тимофти. Сославшись на норму о том, что претендент на пост премьера должен быть вне коррупционных подозрений, и его честность не должна вызывать сомнений, он отклонил кандидатуру Плахотнюка.

Кандидатом в премьеры был назначен глава президентской администрации Ион Пэдурару. В тот же день Демпартия сменила кандидата в премьеры. Им стал человек из ближнего круга Плахотнюка — Павел Филип. На следующий день Пэдурару отказался от мандата на формирование правительства, а Тимофти назначил кандидатом в премьеры Филипа.

19 января Конституционный суд высказался о законности созданного парламентского большинства. Рассмотрев запрос оппозиции, КС постановил, что большинство легитимно, даже если сформировано не только из фракций, но и из групп депутатов, покинувших свои фракции. Такое большинство, разъяснил суд, имеет полное право выдвигать кандидата в премьеры: «То, как объединяются депутаты для голосования за правительство, может не соответствовать делению по фракциям, произошедшему сразу после выборов».

20 января парламент всего за 35 минут утвердил правительство во главе с Павлом Филипом. Депутаты от оппозиции снова заговорили о нарушении регламента: им не хватило времени на изучение программы кабинета министров и на вопросы кандидату. Филип даже не смог прочесть с трибуны текст своего выступления, потому что ее в знак протеста заблокировали социалисты.

Тем временем у стен парламента тысячи людей требовали роспуска законодательного форума и проведения досрочных выборов. Протестующие окружили здание парламента, чтобы не выпускать из него депутатов и новоиспеченных членов кабмина. Когда стало известно, что правительство утверждено, группа манифестантов прорвалась в здание парламента. Однако лидеры протеста порыв не поддержали, и штурм захлебнулся.

Оппозиция намеревалась возобновить протесты на следующий день, чтобы помешать Филипу и членам назначенного кабмина принести присягу. Однако к утру выяснилось, что дело уже сделано: премьер и министры около полуночи тайно принесли присягу.

Несмотря на все издержки, которыми сопровождалось создание парламентского большинства и утверждение правительства Филипа, и вопреки шквалу критики со стороны оппозиции и общественного недовольства, новую систему власти и ее легитимность постепенно признали все и внутри страны, и за ее пределами.

«С ними пришлось считаться, они сумели показать, что в нашей стране именно правящее большинство принимает решения, тем самым добившись признания», — отмечает Анатол Цэрану.

Важную роль в этом, по его словам, сыграл Конституционный суд, фактически формирующий юридическую реальность страны в критические для власти моменты. «Эта ситуация стала нормой. Решения КС укладываются в интересы власти. Можно сказать, что решения суда коррелируют с действиями правящего большинства. Это дает почву для разговоров о том, что Конституционный суд подконтролен власти, и возникают версии о различных схемах контроля, в том числе рассматривается и коррупционная схема», — подчеркнул эксперт.

Внешнее влияние

Преодолев политический кризис начала года, депутаты активно занялись законотворчеством. 25 февраля парламент утвердил в окончательном чтении новый закон о прокуратуре, работа над которым велась три года. На принятии этого законопроекта настаивали европейские партнеры, которые с 2012 года выделили на реформу юстиции почти 60 млн. евро.

Некоторые законодательные инициативы, продвигавшиеся властями, напротив, вызвали критику экспертного сообщества и зарубежных партнеров. Иногда лоббировавшим свои законопроекты демократам приходилось отступать.

Например, скандальный «законопроект Сырбу», предусматривающий запрет на ретрансляцию в Молдове информационно-аналитических и политических программ из стран, не ратифицировавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении (эту конвенцию не ратифицировала Россия), принятый депутатами в первом чтении, пришлось снять с повесткино из-за критики со стороны гражданского общества и внешних партнеров.

Кроме фактического запрета на ретрансляцию российских информационно-аналитических программ, законопроект предусматривал введение обязательной доли отечественного контента, которую должны соблюдать вещатели. Участники рынка и эксперты указывали, что законопроект разработан в интересах медиахолдинга Владимира Плахотнюка.

В итоге парламентарии решили не принимать этот проект во втором чтении, а включить его положения в текст нового Кодекса о телерадиовещании, который намеревались принять в окончательном чтении еще на весенне-летней сессии парламента, но так и не сделали этого.

Другой законопроект, принятие которого во втором чтении было отложено, касается либерализации капитала и налогового стимулирования. Согласно проекту, физические лица получили бы возможность легализовать ранее незадекларированный капитал, недвижимое имущество или автотранспорт, ценные бумаги или долю в бизнесе, заплатив в бюджет 2% от капитала или от рыночной стоимости имущества, выводимого из тени.

Законопроект раскритиковали местные экономические эксперты, а глава молдавского представительства Всемирного банка (ВБ) Алекс Кремер заявил, что рассчитывает на диалог с молдавскими властями и серьезный пересмотр документа. В официальном заявлении ВБ говорилось, что при изучении законодательной инициативы эксперты банка был «выявили ряд рисков».

«Поспешность при принятии закона не сделает его эффективным инструментом ни против коррупции, ни против теневой экономики. От выполнения положений законов о неподкупности зависит будущая финансовая поддержка РМ Всемирным банком. Мы признаем только те реформы, которые могут положительно повлиять на жизнь простых граждан», — подчеркивается в сообщении Всемирного банка.

Политический эксперт Виктор Чобану называет законопроект о либерализации капитала своего рода «ноу-хау» — когда название законопроекта не только не отражает его содержания, но и противоположно ему. «Этот законопроект продвигался в чьих-то конкретных интересах и прошел бы, если бы не вмешались зарубежные партнеры. В работу парламента всегда кто-то должен вмешиваться, а сами депутаты чем заняты? У меня такое чувство, что они вообще не читают то, за что голосуют», — сказал эксперт

В том, что именно давление внешних доноров заставило власти в последний момент отложить законопроект о либерализации капитала, уверена и экс-депутат парламента, политолог Стелла Жантуан. «Критика этого проекта была не то чтобы ультимативной, но выглядела как условие, в случае невыполнения которого финансовая помощь от МВФ и ВБ могла бы не поступить в страну», — считает она.

В целом, по словам Жантуан, только негативная реакция зарубежных партнеров способна оказать влияние на позицию молдавских властей и заставить их отступить и отозвать то или иное проталкиваемое ими решение или законопроект. Как правило, это подается как «необходимость проведения консультаций с общественностью».

«Конечно, представители правящей коалиции не перестают пытаться под шумок протащить такой законопроект, даже если он не соответствует экономико-социальным потребностям общества», — добавила она.

Стелла Жантуан выразила сожаление, что гражданское общество так незначительно влияет на власть. В этом, по ее мнению, есть и вина самих общественников: «Гражданское общество у нас разделено не только по пресловутому геополитическому признаку. Мы находимся в ситуации, когда некоторые неправительственные организации не просто находятся в тесном контакте с властью, они созданы этой властью. Это дискредитирует саму идею существования активного гражданского общества».

Законный интерес

За некоторыми законопроектами, которые депутаты принимали в уходящем году, явно просматривались партийные, политические или деловые интересы. Так, 26 февраля парламент запретил одному и тому же юридическому или физическому лицу владеть более чем двумя телеканалами или радиостанциями и внес соответствующие изменения в Кодекс о телевидении и радио.

На демонополизации рынка СМИ, доминирующее положение на котором занимает холдинг Плахотнюка, настаивали европейские партнеры. Однако депутаты фракции ПСРМ внесли в законопроект поправку, благодаря которой, несмотря на принятие закона, положение дел на медиарынке не изменилось. Согласно предложению социалистов, лицензии, выданные до изменения законодательства, остаются у их владельцев до естественного истечения их срока действия.

«У СМИ, на которые он нацелен, лицензии на много лет вперед. Власти все делают так, чтобы можно было отчитаться перед европейцами и сказать, что они выполнили требования гражданского общества», — сказал NM исполнительный директор Ассоциации независимой прессы Петру Маковей. При этом с самими представителями гражданского общества законопроект не обсуждался, и, уверен Маковей, в ближайшем будущем закон не поможет демонополизации рынка.

Другой проект с явной партийной подоплекой был выдвинут группой депутатов Либеральной партии (ЛП). Речь идет о законе о статусе муниципия Кишинев, значительно расширяющем полномочия мэра. Этот пост занимает первый вице-председатель ЛП Дорин Киртоакэ. Проект подвергся жесткой критике оппозиции и независимых депутатов. Депутаты ПСРМ предложили 50 поправок к документу, но ни одну из них  парламентское большинство не поддержало.

Закон формально призван помочь избежать конфликта полномочий между мэром и Кишиневским муниципальным советом (КМС). Но принят он был именно после того, как либералы утратили контроль над КМС. После принятия закона мэр может назначать своих заместителей без согласия КМС. А если мунсовет дважды отклонит выдвинутые мэром кандидатуры, градоначальник может назначить заместителя своим распоряжением.

Эксперты Центра анализа и предупреждения коррупции изучили проект Закона о статусе муниципия Кишинев и пришли к выводу, что он не соответствует международным нормам. «Закон дает дополнительные полномочия мэру в ущерб муниципальному совету. При этом международные стандарты предусматривают превосходство местных советов в вопросах местного самоуправления и предоставляют Совету эффективные рычаги контроля деятельности мэра. Кроме того, необходимо соблюдать баланс полномочий мэра и местного совета, который предусмаиривает Европейская хартия местного самоуправления», — говорится в пресс-релизе Центра.

newsmaker. md/rus/novosti/igorya-dodona-obdelyayut-polnomochiyami-prezidenta-hotyat-lishit-prava-naznachat-g-28659

В ноябре на президентских выборах победу одержал социалист Игорь Додон. Так совпало, что именно после этого депутатам парламентского большинства пришла мысль ограничить полномочия главы государства, лишив его права назначать глав Службы информации и безопасности (СИБ) и Службы госохраны, а сам СИБ переподчинить парламенту.

Депутат ДПМ Сергей Сырбу в комментарии NM, правда, заявил, что эти поправки не ограничивают полномочия президента, к тому же они предусмотрены национальной стратегией безопасности. Но Игорь Додон уверен в обратном: «Они прибегают к трюкам на грани законности из страха перед президентом, которого не смогут контролировать. Уверен, что это им не поможет».

Все для фонда

Целый блок законов, принятый депутатами под занавес осенне-зимней сессии, был продиктован обязательствами, взятыми перед МВФ. Ради размораживания внешнего финансирования власти пошли на крайне непопулярные меры. Наибольший резонанс вызвал законопроект, предполагающий перевод в разряд госдолга 13,6 млрд леев госпомощи трем ликвидированным банкам — Banca de Economii, Banca Socilă и Unibank.

Его решили даже не представлять на рассмотрение депутатов. Закон был принят путем взятия правительством на себя ответственности перед парламентом. А последовавшая инициатива оппозиции об отставке кабмина Филипа предсказуемо провалилась.

Премьер-министр Павел Филип объясняя срочность, с которой был принят этот законопроект, пояснил, что эта инициатива согласована с МВФ и является частью требований фонда. Позже он добавил, что если бы правительство и парламент не включили выведенный из банковской системы миллиард в государственный долг, Молдова лишилась бы значительной части внешнего финансирования.

Между тем, по подсчетам специалистов Expert-Grup, процентная ставка по государственным облигациям, которые выпустит минфин, добавит к 13,6 млрд леев госдолга еще 11,5 млрд леев, при этом в соответствии со схемой правительства большая часть долга будет возвращена за счет граждан.

Другая непопулярная реформа, проведенная по требованию МВФ, — пенсионная. Она предусматривает установление единого пенсионного возраста для мужчин и женщин — 63 года. Возрастная планка будет повышаться поэтапно. Реформа также предусматривает изменение формулы расчета пенсий, в которой будет учитываться стаж и вклад пенсионера в систему социального страхования.

newsmaker. md/rus/novosti/pensionnaya-reforma-odobrena-v-okonchatelnom-chtenii-28892

Несмотря на замечания профсоюзов, протесты пенсионеров и возражения депутатов от оппозиции документ одобрили большинством голосов. При этом представители правительства и парламентского большинства заверили, что от реформы все только выиграют, и пенсионеры — в первую очередь.

Виктор Чобану в беседе с NM выразил мнение, что в 2016 году парламент стал местом, где собираются юридические и политические комментаторы. «Они приходят в парламент и пытаются объяснить красивыми словами совершенно оторванные от реальности законопроекты, которые были написаны в другом месте. В условиях, когда правительство берет на себя ответственность за пакеты законопроектов, парламент выглядит фикцией. Они только голосуют, но при этом ничего не обсуждают», — сказал Чобану.

То, что происходит сегодня в парламенте, по словам эксперта, является деградацией парламентаризма. Парламент, говорит Чобану, превращается в кладбище политических партий, но происходит это с прицелом на будущее — для того, чтобы объяснить гражданам необходимость перехода к смешанной системе голосования. «2016 год можно назвать годом заката парламентаризма в Республике Молдова», — резюмировал Чобану.

Александра Батанова