Суббота 19 августа 2017
$ 17.8435 20.8733

Грабельным курсом идем, товарищи

А знаете, так нам и надо. И дело даже не в том, что мы бесконечно наступаем на одни и те же грабли. Дело в том, что мы привыкли на них наступать. Спотыкаться, падать, биться лбами, вытирать слезы и сопли и снова наступать. Так и идем. Грабельным курсом. Одни на Запад, другие на Восток, но все по граблям. И все при этом смеемся. Над собой и над ними.

Ну разве не смешно: Лупу, подписывая политсоглашение с Филатом и Гимпу, обратился к Гимпу: «Господин президент». Пошутил, но как безысходно. Или это: похоронные лица, с которыми Филат и Лупу подписывали соглашение. Или вот Майя Санду. Ее готовность пойти в премьеры была странной и нелогичной. Вопрос — как ее уговорили, чем убедили? Вопрос не праздный. Если она с ними, то не против всего. А если нет, то на что надеялась? Карт-бланш ей никто бы не дал. Шаг вправо, шаг влево — красная карточка. И она ее получила. Даже не за шаг, за попытку. Неужели думала, что снимут по ее требованию генпрокурора и главу Нацбанка? Опять смешно. 

Или вот тарифы. Подняли всего на 37%, при том что Fenosa требовала в два с половиной раза больше. Всего на 37% — уже смешно. Основное объяснение — девальвация. А кто ее устроил вместе с миллиардом? И кто на этом нагрел руки? Чем Fenosa хуже? И ведь съедим и это.  Как съели миллиард, и снятие Усатого с выборов, и все эти послевыборные маски-шоу, и явно высосанное из пальца «антигосударственное» дело Antifa. Съели.  Вот только людей реально посадили.

А Усатому мы за ту несправедливость Бельцы подарили. Как конфету. Это тоже смешно. Еще смешнее — Шор и Оргеев. Хотя не смешнее, чем Киртоакэ и Кишинев. Западные грабли против восточных. С легким перевесом победили западные. Видимо, бьют сильнее. Интересно, хоть кто-то голосовал за свой город? За то, чтобы он был чистым и уютным, за то, чтобы не разрушали его исторический центр, за то, чтобы появлялись в Кишиневе не черные камни, а своя городская скульптура — трогательная и неповторимая, как «Писающий мальчик» или «Чижик-Пыжик», которая и делает лица городов уникальными и незабываемыми.

Мне кажется, мы разучились думать самостоятельно. Нам предлагают два блюда — яйца вареные и яйца жареные — и говорят, что других нет. Иногда кажется, что и правда нет.

И потом все так быстро забывается. Ну, кто еще вспоминает этот трехлетний цирк с выборами президента, или замечательное решение Конституционного суда, благодаря которому правящий триумвират получил еще одну попытку, или полугодовое шоу после убийства в «Пэдуря домняскэ»?

Самое паршивое, что нас вовлекают в этот гадостный круговорот, каждый раз отвлекая новыми гадостями от старых. А самое страшное — что мы вовлекаемся и отвлекаемся, легко и даже как-то радостно: а новая-то гадость еще гадостнее старой, во дают! И что с этим делать? Тайного заговора здесь точно нет. Только грабельный. Такой простой и такой сермяжный. Как его прервать? Я не знаю. Мы к этому привыкли. Так же, как привыкли спотыкаться на разбитых тротуарах и не уступать место старикам в транспорте.

Сколько лет сейчас «детям апреля», которых привели тогда на площадь? Им никто не объяснил, что жечь и грабить плохо, даже если в казенном здании сидят плохие дяди и тети. Как никто, видимо, не объяснил, что сидеть на месте для инвалидов, когда рядом стоит дедулька за 80, тоже плохо. И точно никто не объяснил, что их использовали.

Впрочем, как используют и нас. Разделяют и используют. И попытки собрать под общие гражданские знамена левых и правых, западных и восточных, русскоязычных и румыноязычных пока безуспешны.

Поэтому продолжаем путь тем же курсом — грабельным. И знаете, ни Филат, ни Лупу, ни Гимпу, ни даже Плахотнюк в этом не виноваты. Мы им разрешили. И как забрать это разрешение обратно, кроме как опять на площадь, я не знаю. Но главное — кому потом его дать.

Марина Иримчук