19ºC Кишинёв
Воскресенье 23 сентября 2018

Остановка по требованию души. Елка Флиман о том, как попасть в тот самый Кишинев, по которому мы скучаем

Мое погружение в еврейство началось категорически и слету. 

В роддоме сконфуженные нянечки, косо посматривая на мою маму, придумывали, как дипломатичнее сказать свежеиспеченному отцу, что девочка почему-то темнокожая и страшно курчавая. Не подозревая, что под окнами стоит полнейшая ее копия. Разве что нос…

Этот выдающийся нос позже стал и моим достоянием. К носу своему я отношусь трепетно и гордо, как и к своей национальности.

Быть еврейкой — это одно. Но быть еврейкой, родившейся в Кишиневе — это совсем другой компот. Я вам скажу, что это надо таки заслужить.

Где еще можно погрузиться в такую зажигательную смесь из юмора, этого вкуснейшего говора, самоиронии, особенного отношения к жизни, которая, кстати, приправлена лучшими на свете помидорами, брынзой и умопомрачительным гивечем по рецептам моей бабушки!

Ну, разве что еще в Одессе.

Нет, ну вы только представьте!

У моих родителей была обширная компания друзей. И не просто так — приятелей там и знакомых. Настоящих, преданных друзей.

Прозвали они свою компашку — ИППОЛИТ — интеллигенция, представляющая пышное общество лентяев и тунеядцев. И кочевала эта интеллигенция из одного двора в другой, доводя там соседей до цугундера. 

Эти лентяи и тунеядцы могли рассмешить до таких слез, что граница между смешным и грустным стиралась, будто ее и не существовало вовсе.

Я впитывала это состояние все детство всем моим носом изо всех сил, чтоб ничего не растерять, ни одной крупинки этого богатства.

Вот почему у евреев такие длинные носы.

Я страшно скучаю по тому Кишиневу, по этим шумным многолюдным дворикам, где все — одна семья, и радости одни на всех, и горести, и все знают друг про друга все и даже больше.

Если вы скучаете так же, как я, приходите 13 сентября в театр Чехова на литературную вечеринку по рассказам еврейских писателей «Остановите самолет, я слезу!»

Мы таки остановим ненадолго эту летящую махину и заглянем в те самые дворики, в тот самый быт, пропитаемся тем самым духом, наплачемся и насмеемся, а после все обнимемся, и этого хватит, чтобы пережить холодную зиму.

Елка Флиман

Партнерские ссылки