Улётный год
Главные события 2019 года в Молдове
В Молдове 2019 год напоминал американские горки. Мы прошли через три правительства, двоевластие, получили деньги от ЕС, чуть не остались без газа и остались без главного олигарха. А еще почти незаметно для себя пережили экологическую катастрофу. Рассказываем о главных событиях года, которые наверняка определят и то, каким будет в Молдове 2020 год.
Никогда такого не было, и вот опять. За год в Молдове сменилось три правительства. Мы вступали в 2019 год с правительством демократа Павла Филипа. Оно же осталось исполнять обязанности и после февральских парламентских выборов. По их итогам в депутатских креслах оказались социалисты, демократы, "шоровцы" и члены блока ACUM. Вплоть до 8 июня народные избранники не смогли договориться о коалиции и, соответственно, новом правительстве.

В ночь на 8 июня неожиданно родилась коалиция Партии социалистов и ACUM. А уже на следующий день на экстренном заседании парламента депутаты утвердили новое правительство во главе с лидером партии "Действие и солидарность" (PAS) Майей Санду. При отключенном электричестве, десятках журналистов и дипломатах разных стран.

Демпартия не признала новое правительство, а Конституционный суд (КС) назвал его нелегитимным. В Молдове установилось двоевластие: правительство Санду собиралось в парламенте, а у правительственных зданий в палатках дежурили сторонники ДПМ, свезенные со всей страны. И Санду, и Филип называли себя "премьерами". Но сопротивлялись демократы недолго: Еврокомиссия, Совет Европы, Венецианская комиссия, европейские страны, Россия и США один за другим признавали законным правительство Санду. Демократы отступили. А через считанные часы КС отменил все свои решения о нелегитимности нового кабмина.

Но правительство Санду продержалось недолго — чуть дольше пяти месяцев. За это время начались расследования мошеннических схем на госпредприятиях, сменилось руководство большинства госведомств, возобновилась финансовая поддержка ЕС, и со скрипом началось обсуждение реформы юстиции. Именно юстиция стала формальным поводом для развала некрепкой коалиции социалистов и ACUM. Правительство Санду взяло на себя ответственность за изменение процедуры назначения генпрокурора.

Социалисты оказались против. 12 ноября они выдвинули вотум недоверия правительству Санду. И при поддержке демократов отправили его в отставку.

Уже на следующий день тот же состав депутатов проголосовал за новое правительство. Его возглавил Ион Кику, в последнее время работавший советником президента Игоря Додона, а при демократах министром финансов. Кабмин Кику начал свою деятельность с громких обещаний и одобрения социальных законопроектов Додона. В Молдове появилась новая традиция: раз в неделю премьер встречается с президентом и спикером Зинаидой Гречаной.

Пожалуй, самым громким политическим событием в Молдове в 2019 году стал уход из политики Владимир Плахотнюка. Он покинул Молдову 14 июня, за несколько часов до того, как демократы официально заявили о своей капитуляции и признали правительство Санду. Объявляли об этом решении уже без Плахотнюка. К прессе вышел тогдашний зампредседателя ДПМ Владимир Чеботарь.

По наиболее популярной, но так и не доказанной версии, Плахотнюк незамеченным покинул Молдову через приднестровский участок границы, и «на перекладных» долетел до США. Первые недели после побега демократ еще поддерживал связь с Молдовой, публиковал посты в Facebook и объяснял свой отъезд угрозами новой власти. Потом замолчал. Сначала отказался от председательства в Демпартии, потом — от депутатского мандата. За несколько недель была продана и существенная часть его недвижимости и других активов.

В августе стало известно, что Антикоррупционная прокуратура завела против бывшего лидера демократов уголовное дело, в котором его обвинили в создании преступной группы, шантаже, обмане и отмывании денег. Но в международный розыск Плахотнюка объявили несколько месяцев спустя — 29 октября.

В декабре президент Додон рассказал, что у Плахотнюка несколько молдавских паспортов. Через неделю его объявили в международный розыск и под именем Владислав Новак.

Пока поиски Владимира-Владислава ничего не дали. Зато стало известно, как с ним связан новый инвестор Кишиневского аэропорта, российский бизнесмен Андрей Гончаренко. Оказалось, что Гончаренко имеет отношение к компании, купившей в 2018 году дом, земельный участок и Global Business Center у компании Finpar Invest, старейшая подконтрольной Плахотнюка компании. Сумма сделки составила более полумиллиарда леев.
Впервые за годы независимости Молдовы на выборах мэра в Кишиневе победил кандидат от левых — социалист Ион Чебан. Во втором туре он обошел своего оппонента, кандидата от блока ACUM Андрея Нэстасе почти на 5% (52,39% против 47,61%). Год назад, на выборах в 2018 году, в таком же противостоянии и примерно с таким же отрывом победил Нэстасе, но тогда результаты выборов отменили.

Во время предвыборной кампании Чебан обещал бороться с незаконными постройками и перевести город на цифровые рельсы, чтобы информацию о движении транспорта, пробках и парковочных местах можно было узнавать онлайн.

Став мэром, Чебан сообщил, что вскоре мэрия переедет в новое здание. А ее историческую штаб-квартиру отреставрируют и превратят в музей.

По его распоряжению в декабре в Кишиневе демонтировали более 90 киосков, в которых продавали сигареты. Кроме того, мэрия решила не выдавать разрешения на установку новых, и намерена оставить на улицах города только ларьки, торгующие кофе и прессой. Предпринимателям и работникам табачных ларьков пока это не очень нравится.

Назначение генпрокурора стало поворотным моментом не только в юридической, но и в политической жизни страны. Правительство Майи Санду усомнилось в объективности отбора кандидатов на пост генпрокурора и под свою ответственность приняло поправки в закон «О генпрокуратуре», чтобы кандидатов выбирал премьер-министр, а не комиссия минюста.

Партнеры по коалиции — Партия социалистов, раскритиковали это решение, и правительство Санду отправили в отставку, оперативно назначив новое.
Новый министр юстиции Фадей Нагачевский возобновил конкурс на должность генпрокурора, в прозрачности которого сомневалась команда Санду. 28 ноября в нем победил бывший прокурор Гагаузии Александр Стояногло. Уже на следующий день президент Додон подписал указ о его назначении.

Вступив в должность, Стояногло распорядился провести проверки в Антикоррупционной прокуратуре и Прокуратуре по борьбе с организованной преступностью и особым делам (PCCOCS). Главу Антикоррупционной прокуратуры Виорела Мораря на месяц перевели работать в Генпрокуратуры. Теперь Антикоррупционной прокуратурой временно руководит Сергей Гаважук, а PCCOCS — Ион Каракуян. По итогам проверок Генпрокуратура, как утверждают Стояногло, впервые получила доступ к делу о краже миллиарда. До этого им занималась небольшая группа прокуроров, которую возглавлял Морарь.

После ухода из власти Демпартии внешние доноры и партнеры Молдовы практически сразу разблокировали свои кредитные программы и макрофинансовую помощь, активно ведя переговоры еще с правительством Санду. Так, в июле и в октябре Молдова получила от ЕС два транша бюджетной помощи примерно по €14,5 млн. Общая сумма должна в итоге составить €45 млн.

Кроме того, осенью ЕС одобрил и выделил €30 млн макрофинансовой помощи из ранее утвержденных €100 млн. ЕС раз за разом откладывал выделение этих денег, объясняя это тем, что Молдова безуспешно борется с коррупцией, не реформирует юстицию и не может добиться "верховенства закона".

Помощь снова начала поступать и от Международного валютного фонда (МВФ): он выделил $46,1 млн в два транша.

Правда, пока не ясно, будут ли западные партнеры также охотно помогать Молдове после ухода правительства Майи Санду. Глава делегации ЕС в Молдове Петер Михалко утверждает, что все будет зависеть от того, насколько успешно новые молдавские власти будут бороться с коррупцией.

Волноваться о том, будет ли в Молдове газ в 2020 году, власти начали еще весной, когда стало ясно, что Украина может прекратить транзит российского газа через свою территорию. Это бы означало, что Молдова, полностью зависимая от импортного газа, замерзнет зимой.

Тогда еще правительство Павла Филипа обещало, что до конца 2019 года достроят газопровод Яссы-Унгены-Кишинев. Впрочем, с самого начала было понятно: подрядчик, румынский Transgaz, не уложится в сроки.

Ближе к осени правительство Санду начало вести переговоры с ЕС о том, чтобы обеспечить альтернативные поставки газа в Молдову. Обсуждался кредит от Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) на закупку газа в газовых хранилищах Украины и налаживание реверсных поставок.

Газовый вопрос перешел по наследству к правительству Кику. Новый кабмин подписал соглашение с ЕБРР о кредите на покупку газа в чрезвычайной ситуации, а Moldovagaz к этому времени наладила реверсный режим поставок.

Блок ACUM раскритиковал действия нынешней власти. Некоторые его представители утверждали, что Молдова останется без газа или слишком дорого за него заплатит.

Однако взаимные обвинения и упреки оказались излишними. Россия и Украина все-таки договорились о поставках газа. Транзит остается, а с ним и базовый контракт с "Газпромом".

Международный аэропорт «Кишинев» в этом году несколько раз переходил из рук в руки. Так, в августе стало известно, что американский миллиардер Натаниэль Ротшильд намерен получить контроль над компанией Avia Invest — концессионером аэропорта. Власти Молдовы — тогда еще правительство Санду — заявили, что сделка невозможна, и даже заблокировали акции компании.

Тогда компания Ротшильда пошла в обход и выкупила кипрский оффшор Komaksavia Airport Invest Ltd, который владеет 95% долей в Avia Invest. Так Кишиневский аэропорт оказался под контролем представителя династии миллиардеров.

Но уже в декабре компания Ротшильда NR Investments Ltd заявила, что выходит из Komaksavia Airport Invest Ltd. А Avia Invest сообщил, что новый владелец головной компании — российский бизнесмен, бывший топ-менеджер «Газпрома» Андрей Гончаренко.

Правда, вскоре выяснилось, что сделок вокруг Кишиневского аэропорта было еще больше: до Ротшильда компанией-концессионером владел болгарский бизнесмен Марин Тенев, связанный с молдавским бизнесменом Владимиром Руссу.

После отказа NR Investments Ltd компания Komaksavia Airport Invest Ltd вновь вернулась к Теневу. В Avia Invest утверждают, что после этого акции передали Гончаренко, и в ближайшее время эта сделка отразится в Кипрском реестре компаний.

Молдавские власти пока обещают аннулировать концессию аэропорта, а заодно уже к лету 2020 года открыть международный аэропорт в Маркулештах на севере Молдовы. Российский бизнесмен тем временем объявил о планах развития Кишиневского аэропорта и даже обещал построить новый терминал.

Неожиданно для многих 3 декабря на свободу вышел экс-премьер Владимир Филат, просидевший в тюрьме более 4 лет.

В 2016 году его признали виновным в пассивной коррупции и извлечении выгоды из влияния и приговорили к девяти годам тюрьмы. В 2019 году адвокаты Филата добились, чтобы из-за плохих условий содержания ему сократили срок на 709 дней, а затем и условно-досрочного освобождения.

Президент Игорь Додон заявил, что освобождение Филата стало для него «сюрпризом», и обвинил в произошедшем экс-премьера Майю Санду. Она уверяла, что тоже ничего не знала об этом деле, и что Филата освободила «юстиция Додона».

5 декабря министерство юстиции назначило нового и.о. главы Национальной администрации тюрем и нового начальника тюрьмы № 13, где содержали Филата. Оба пытаются обжаловать решение об освобождении Филата в суде.

Отметим, согласно решению суда об УДО, Филат может снова занимать публичные должности. Он пока не обещает открыто вернуться в политику, но уже принял участие в заседании политического совета Либерально-демократической партии. Там он заявил, что вернется в политику, после того как докажет свою невиновность.

Напомним, Филат оказался тюрьме после многолетнего противостояния с экс-лидером Демпартии Владимиром Плахотнюком. 15 октября 2015 Филата лишили депутатского иммунитета и арестовали. Через несколько месяцев Плахотнюк получил контроль над парламентом и правительством.

В конце августа Кишинев окутал резкий неприятный запах: вонь оставалась в городе несколько недель. В кишиневском Apă-Canal, которому принадлежат очистные, утверждали, что запах с ними никак не связан. Они обвиняли частные предприятия, в том числе завод Zernoff , в том, что они сбрасывают отходы прямо в Бык. В Zernoff все отрицали.

Дошло до того, что 2 сентября Генпрокуратура завела два уголовных расследования в связи с появлением неприятного запаха в столице и загрязнением реки.

А 12 сентября кишиневский Apă-Canal все-таки признал, что источником вони стала очистная станция. Руководство утверждало, что туда попадают неочищенные стоки с предприятий, а на станции хранится слишком много ила, и она не выдерживает нагрузки. С августа в реку Бык лилась практически неочищенная вода из канализационных стоков. 2 октября это признала и прокуратура.

Запах со временем исчез, но уже в ноябре Агентство общественного здоровья сообщило, что в Быке содержатся опасные бактериях, химикаты и тяжелые металлы.

Кстати, очистные реконструируют с 2017 года. Работа должна завершиться летом 2020 года. Но за девять месяцев до планового окончания реконструкции выяснилось, что работа выполнена лишь на 16%.

Текст: Ольга Гнаткова, Надежда Копту, Наталья Мельник, Николай Пахольницкий, Татьяна Султанова
Оформление: Кристина Демиан
Заглавное фото: Ольга Гнаткова